Top.Mail.Ru
Probusiness Youtube
  • 2,52 USD 2,515 +0,005
  • 2,63 EUR 2,6299 +0,0158
  • 3,96 100 RUB 3,9596 +0,0114
Экономика Анастасия Панкратова, Владислав Кулецкий, «Про бизнес» 1 марта 2022

«Хорошо, если инфляция не достигнет 30%». Что говорят эксперты о воздействии санкций на банковскую систему

В это верилось с трудом, но теперь отключение российских банков (а возможно, и белорусских) от SWIFT — дело времени. Помимо этого, утверждены санкции ЕС, США и Великобритании в отношении Центробанка России (и Нацбанка Беларуси при определенных условиях). Как это повлияет на банковскую систему и почему затронет даже тех, кто не окажется в санкционных списках? Что будет с курсом белорусского и российского рубля? Станут ли кредиты дорогими? Портал «Про бизнес» поговорил об этом с экспертами.

«Даже само обсуждение неблагоприятно для финансового рынка, потому что порождает неуверенность»

— Самая большая сложность сейчас — отсутствие документально подтвержденной информации, — говорит собственный источник «Про бизнес» в банковской сфере. — Есть только острые заявления, причем самого высокого уровня (уже после публикации статьи стало известно, какие банки решили отключить от SWIFT: ВТБ, «Россия», «Открытие», «Новикомбанк», «Промсвязьбанк», «Совкомбанк» и ВЭБ.РФ, — прим. «Про бизнес»). Есть предположения и многочисленные комментарии на эту чувствительную тему. Но даже само обсуждение неблагоприятно для финансового рынка, потому что порождает неуверенность.

Действительно, пока что есть только заявление Еврокомиссии по отключению российских банков: без документа с обращением к компании SWIFT о том, что такие-то банки должны быть отключены от системы. Есть заявление компании SWIFT, в котором она говорит, что выполнит решение Еврокомиссии. Но документа тоже нет.

— Аналогично, нет публичного документа по поводу обращения в SWIFT Соединенных Штатов Америки. Есть только заявления, что ряд банков будет отключен. Причем, обратите внимание: собираются отключить не всю страну, а именно отдельные банки. Это порождает дополнительную нервозность на рынке. А дальше идут интерпретации, инсинуации о том, какие же это банки. И это очень некомфортная ситуация. Также нет обращения Еврокомиссии и решения компании SWIFT в отношении белорусских банков либо Беларуси. Есть только утечка информации, заявления и прочее. Нет документов в отношении Беларуси и от США. Это все порождает серьезный вызов для банковской системы и финансового рынка. Мы можем только предполагать, кто окажется в списке.

«Реальной альтернативы для SWIFT нет»

Наш источник говорит, что отключение отдельных банков от SWIFT станет серьезным вызовом:

— Если некоторые банки отключат от SWIFT, то встанет вопрос об устойчивом функционировании этих банковских структур. Потому что реальной альтернативы для SWIFT нет. «Система передачи финансовых сообщений» замкнута, в основном, на Российскую Федерацию. И подключены к системе не все российские банки, а из зарубежных — лишь ряд банков Евразийского сообщества и «дочки» российских банков в Западной Европе. В итоге возникнет серьезный вызов для отключенных банков в отношении платежей не только в ЕС, США, но и по всему миру. Для банка это глобальная проблема. Да, есть иные технологии, но говорить о замкнутом контуре по платежам здесь не приходится.

Центробанк России ввел жесткие антикризисные меры, а Нацбанк Беларуси пока сохраняет спокойствие

— В отношении центральных банков и раньше вводились санкции (например, Венесуэлы, Ирана, Сирии). Но чтобы понять, что грозит сейчас Центробанку России, нужен все-таки итоговый документ. Однако реакция регулятора на возможные проблемы была уже вчера: поднята ставка рефинансирования до 20% годовых (с 9,5%) и введена обязательная продажа экспортерами 80% валютной выручки. Также введены ограничения по использованию счетов в зарубежных банках и предоставлению займов нерезидентам в иностранной валюте. То есть реально приняты очень жесткие антикризисные меры, сопоставимые с теми, которые, в частности, принимались в Беларуси во время валютного кризиса 2011 года.

А вот Нацбанк Беларуси пока не принимает каких-то жестких антикризисных мер. Нынешнее повышение ставки рефинансирования до 12% годовых не является стабилизирующей мерой. Это — лишь реакция на факт роста инфляции и является, скорее, ментальной, смысловой «интервенцией» в надежде, что из банков не станут забирать вклады. Поэтому, будет ли ставка расти и на сколько, нельзя сказать. И неясно, будут ли и кредиты дорожать. Сейчас очень трудно планировать что-то.

Все изменения, которые будут вызваны санкциями, повлияют и на те банки, которые не попадут под санкции, считает наш собеседник. По его словам, удар почувствует вся финансовая система. Она начнет ощущать себя некомфортно. А степень этой некомфортности можно будет оценить только со временем:

— Прогнозы сейчас будут дезориентировать рынок. Это же касается и курсов валют: они находятся за пределами логики и законов математики, поэтому ничего предсказать невозможно. Сейчас главное — не поддаваться общей истерии.


Лев Львовский
Доктор экономических наук, эксперт проекта BEROC

«Пока курсы российского и белорусского рублей упали не так сильно, учитывая ситуацию»

Лев Львовский просит не выделять отдельной строкой международные санкции против Центробанка России.

—  На экономику России и Беларуси воздействует суммарный эффект от всех санкций, которые вводят как государства, различные международные организации, так и частные компании, — объясняет он.

Сейчас во многих странах производители отказываются предоставлять товары в Россию. К примеру, официально объявили о прекращинии поставок новых автомобилей россиянам концерны General Motors, Volvo, Volkswagen, Jaguar Land Rover. Почта Литвы с 1 марта приостанавливает денежные переводы в Россию и Беларусь, а со 2 марта — отправку коммерческих посылок бизнес-клиентами в эти страны.

Европейский банк реконструкции и развития бессрочно остановил доступ России и Беларуси к своим финансам.

— Ситуация меняется не то, что каждый день, но и каждый час. Александр Лукашенко заявляет, что белорусская армия не участвует в военных действиях в Украине. Но из-за того, что российские войска идут в Украину в том числе с белорусской территории, мировое сообщество вслед за санкциями против России вводит многие из них и для Беларуси. Новые ограничения вводятся ежедневно и их итоговый масштаб, а значит, и последствия для экономики, пока невозможно предугадать, — считает эксперт.

Фото: Павел Садовский, probusiness.io

Лев Львовский считает, что курсы российского и белорусского рубля упали не так сильно, как это могло бы быть, зная серьезность нынешней ситуации. Сложно точно ответить, сколько из этого падения за шесть предыдущих дней было смягчено интервенциями Нацбанка Беларуси и Центробанка РФ. Эксперт поясняет:

— Эта информация всегда публикуется с некоторым опозданием. Но, судя по всему, в России уже вливаются значимые доли золотовалютных резервов. Их у этой страны изначально было около $ 600 млрд. Сейчас половину из этих резервов, находящихся на иностранных счетах, заморозят. Но все равно у Москвы еще останется $ 300 млрд. У Беларуси положение лучше, потому что против Нацбанка страны санкции не введены. Но при развитии событий по худшему сценарию поддерживать курс национальной валюты будет сложнее, так как резервы у страны не такие большие: еще недавно они составляли $ 8,5 млрд при ВВП в $ 60 млрд.

«Даже если договорились о поставке, нет гарантии, что через неделю вы сможете перевести за нее деньги»

Почему еще происходит большое давление на банковскую систему? Лев Львовский объясняет, что тут играют роль в том числе и действия юридических лиц внутри страны:

— Экспортные компании, а также организации, покупающие, например, импортные комплектующие для производства своих товаров, всегда пользовались международными переводами.

Сейчас любые транзакции для некоторых банков заблокированы, а для других банков — под угрозой. Бизнес не может спланировать свою деятельность.

— Даже если вы договорились о поставке, к примеру, фурнитуры для вашей мебели, никто вам не даст гарантии, что через неделю вы сможете перевести эти деньги, — продолжает эксперт проекта BEROC.

Собеседник напоминает, что в России уже ввели обязательную продажу 80% валютной выручки для экспортных компаний:

— Это очень жесткая мера. Кроме того, есть запрет на вывод валюты за пределы России. В ситуации такой монетарной неопределенности у людей всегда срабатывает одно главное желание: снять побольше долларов и хранить их в тумбочке. Такие стремления еще больше разгоняют инфляцию.

Фото: Павел Садовский, probusiness.io

По словам Льва Львовского, у банков сейчас значительно расширилось поле для возможных неожиданных и явно непопулярных решений.

— Кто может гарантировать, что в России не будет принудительной конвертации валюты у физлиц? Это тоже часто применяется в «военной» монетарной политике. Если же решения дойдут до крайних мер и в принципе запретят обменивать валюту, как это когда-то было в СССР, то возникнет черный рынок, где люди будут менять деньги по отдельному курсу.

При подобных запретах есть риск возникновения системы двойного обменного курса.

— На мой взгляд, такой двойной курс уже фактически действует. В России по официальному курсу за один доллар должны отдавать 90 рублей. Но пользователи в приложениях своих банков чаще видят предложение о покупке доллара за 120 российских рублей.

«Кредиты будут сверхдорогими, и про них на некоторое время придется забыть»

Все описанные выше ситуации приводят к росту инфляции. Нестабильность курса заставляет ретейлеров либо делать большие наценки, либо держать меньше товара на складе, чтобы уменьшить риски, а это приводит либо к инфляции, либо к локальному дефициту.

Товарная паника часто приходит вслед за валютной.

— Тут начинает резко разгоняться потребительская инфляция, могут даже возникать эпизоды гиперинфляции. Чтобы этого не допустить, вводятся серьезные меры. Именно из-за этого Центробанк России вдвое увеличил ставку рефинансирования, — говорит доктор экономических наук.

Увеличение ставки рефинансирования делает для населения более привлекательными проценты по депозитам. В обычной ситуации у людей возникает желание положить деньги на депозит, чтобы выиграть на процентах по нему: соответственно, не тратить свои сбережения на покупки и не брать кредит. Лев Львовский продолжает:

— Таким образом уменьшается инфляция. Но в нынешнем случае этот инструмент будет явно работать хуже, ведь люди боятся перемещать деньги из своей тумбочки в банк. Если россиянин понимает, что желанная иномарка подорожала, но, не купив ее сегодня, он в ближайшее время в принципе не увидит ее на своем рынке, то явно предпочтет вложиться в машину, а не в банковские вклады. Действенность этой меры по борьбе с инфляцией явно снижена, а ставки будут и дальше повышаться.

Фото: pexels.com

Одновременно выросли и риски частных банков.

— Допустим, банк думает прокредитовать бизнес, который в целом всегда показывал хорошие результаты. Но сейчас с этим бизнесом тоже может произойти все, что угодно: его могут где-нибудь заблокировать, не привезти комплектующие или не заплатить за отгруженные партии. Чтобы перестраховаться от возможных рисков, ставки по кредитам сильно поднимут.

Все это значит, что кредиты будут сверхдорогими, и про них на некоторое время придется забыть.

Лев Львовский уверен, Центробанк и Нацбанк будут вводить сильные меры, чтобы бороться с гиперинфляцией.

— Но инфляция все равно будет высокой. Если они своими действиями смогут добиться того, чтобы инфляция была всего 15% вместо 30%, это будет успех, — резюмирует эксперт.

Читайте также