Top.Mail.Ru
Probusiness Youtube
  • 2,58 USD 2,5768 -0,0028
  • 2,65 EUR 2,6547 +0,0208
  • 4,25 100 RUB 4,2483 -0,0179
Экономика Михаил Грачев, «Про бизнес» 10 декабря 2021

Правительству Беларуси «указали» обуздать инфляцию и удержать курс рубля в 2022-м. Насколько это реально?

Фото: fishki.net

Александр Лукашенко один за другим подписал указы о важнейших параметрах прогноза социально-экономического развития и основных направлениях денежно-кредитной политики Беларуси на 2022 год. Документы перекликаются и вместе устанавливают запланированный уровень основных экономических показателей страны в следующем году. Именно за выполнение этих планов будут спрашивать с правительства. Насколько прописанные цифры реальны и чего ждать от экономики в 2022-м, рассказал финансовый аналитик Михаил Грачев.


Михаил Грачев
Михаил Грачев
Финансовый аналитик

Значения основных экономических параметров на 2022 год, которые установлены указами от 9 декабря 2021 года № 481 и № 482:

  • рост валового внутреннего продукта на 2,9%
  • рост реальных располагаемых денежных доходов населения на 2%
  • рост инвестиций в основной капитал на 3,3%
  • рост экспорта товаров и услуг на 6,3%
  • удержание инфляции на уровне не выше 6%
  • увеличение средней широкой денежной массы на 7−13%, а рублевой денежной базы — на 8−13%
  • золотовалютные резервы на конец 2022 года составят не менее $ 7 млрд.

«Снижение уровня инфляции к концу 2022 года до 6% — заманчивая цель»

— Последнее значение инфляции в Беларуси, по данным Нацбанка, — 10,5% в годовом исчислении (октябрь 2021-го к октябрю 2020-го). Это максимальное значение с 2016 года после исторического минимума в 4,4% в феврале 2020 года. Что стало причиной увеличения параметра в два раза и есть ли предпосылки для снижения? Давайте разбираться.

На самом деле в росте инфляции Беларусь не одинока и движется в общемировом тренде. Например, последние данные по инфляции в США на уровне 6,6% — это максимум с 1990 года. Уже даже прогнозируют рост показателя до 6,8%. В Еврозоне инфляция достигла отметки в 4,9%. Там такого не было вообще с момента создания валютного союза. А в России этот показатель достиг 8,4%.

Безусловно, это не оправдание для белорусской экономики, но мировой рост цен на сырьевые и продовольственные товары, которым отмечен 2021 год, принес в страну не только отменные показатели экспорта, но и рост инфляции.

Поскольку цены не могут расти непрерывно, на каком-то горизонте инфляционное давление постепенно снизится. Как следствие, это может стать одним из факторов понижения показателя. Есть индикаторы, которые косвенно указывают на это. Например, базовый индекс потребительских цен (инфляция, очищенная от сезонных факторов) в октябре начал снижаться до 9,6% против 9,9% в сентябре и августе 2021 года.

Но есть другой показатель, в совокупности с ИПЦ, который пока не радует — индекс-дефлятор ВВП (изменение стоимости всего ВВП за отдельный период к аналогичному периоду год назад, иначе говоря — насколько ВВП в деньгах стал дешевле-дороже за период). По данным Белстата, индекс-дефлятор ВВП за январь-октябрь составил 115,6%. Проще сказать, что ВВП за 10 месяцев подорожал на 15,6%. Это красноречивый инфляционный показатель.

Снижение уровня инфляции к концу 2022 года до 6% — заманчивая цель. Но насколько реально исполнение этого прогноза, мы увидим в первые два-три месяца наступающего года. Если мировая инфляция начнет замедляться и показатели Беларуси также «развернутся на юг», не исключено, что уровень ИПЦ через год вернется к однозначным значениям.

О чем говорит заложенный уровень роста денежной массы?

Изменение денежной массы в финансовой системе — один из инструментов настройки кредитно-денежной политики Нацбанка. В целом заложенный уровень роста денежной массы — это параметр, в рамках которого регулятор может изменять объем широкой денежной массы (ШДМ) в зависимости от текущей необходимости.

Фото: gs.by

При этом не факт, что реальное значение изменения ШДМ на конец следующего года будет именно таким. Например, на 2021 год плановый прирост денежной массы определен в 7−10%. Фактически же в октябре в годовом исчислении прирост денежной массы составил всего 1,7%. Конечно, до конца года остается еще два отчетных месяца, но вероятность того, что Нацбанк выберет отведенный ему лимит прироста ШДМ, маловероятна. Поэтому насколько реально изменится денежная масса в 2022 году, будет зависеть от показателей экономики в целом и финансов в частности. Будем надеяться, что Нацбанк сохранит твердую позицию и не станет накачивать экономику деньгами.

«Кредиты подешевеют только в случае снижения инфляции»

Национальному банку предписали «формировать условия для кредитования на уровне, позволяющем поддержать экономическую активность». Надо полагать, что, если бы у регулятора была возможность снизить ставку рефинансирования и расчетные величины стандартного риска (от которых зависят и к которым привязаны кредитные ставки) до нуля, — он охотно пошел бы на этот шаг. Но действительность свидетельствует, что условия кредитования зависят не только от Нацбанка.В распоряжении регулятора есть несколько инструментов. Это в первую очередь ставка рефинансирования (9,25% годовых с 21 июля 2021 года) и определение РВСР. С декабря 2021 года для новых кредитов для физических лиц установлена ставка 20,55%, для юридических лиц — 15,79%. Как мы видим, ставка рефинансирования и РВСР растут параллельно росту инфляции в Беларуси. В том случае, если ИПЦ начнет снижаться, у Нацбанка появится больше возможностей для формирования более комфортных условий на рынке кредитных услуг. Иначе это делать бессмысленно.

Нацбанку разрешили поддерживать курс белорусского рубля с помощью валютных интервенций

Валютные интервенции регулятора, которые предусмотрены в указе, послужат демпфером для сглаживания курсовых колебаний белорусского рубля. А это дает надежду, что о девальвации нам не стоит беспокоиться.

Фото: promdevelop.ru

Вообще, термин «девальвация» в текущем финансовом году звучит несколько издевательски, поскольку и валютная корзина Нацбанка, и всеми любимый доллар США, не говоря уже про евро и российский рубль, дешевеют на внутреннем финансовом рынке на -2,68%, -2,21% и -10,21% соответственно. Так что впору вводить в оборот подзабытый термин «ревальвация», что мы и видим по факту.

Удастся ли удержать уровень золотовалютных резервов?

На следующий финансовый год, по словам министра финансов Юрия Селиверстова, на обслуживание внешнего долга запланирована выплата порядка 10 млрд белорусских рублей (примерно $ 3,9 млрд). Источники валютных поступлений для этих операций сформированы, если верить чиновникам, и они не включают использование для этих целей золотовалютных резервов.

Еще больше бизнеса — в нашем Telegram-канале. Подпишись!

При текущем уровне ЗВР в примерно $ 8,5 млрд и плановых выплатах около $ 280 млн удержанию ЗВР в прогнозных величинах ($ 7 млрд на конец 2022 года) ничто не угрожает.

«Рост экспорта не может продолжаться до бесконечности»

На фоне текущего роста ВВП в 2,4% запланированное изменение показателя в сторону увеличения на 2,9% в следующем году можно назвать сдержанно оптимистичным. На практике выполнение прогноза будет зависеть от роста внутреннего производства и сохранения внешнего спроса. И если внутри национальной экономики имеется потенциал роста, то внешние условия могут замедлиться.Рост экспорта в текущем году был обусловлен мировым ростом цен и тем, что белорусская экономика не испытала на себе локдаунов, аналогичных развитым странам. Производство не снижалось, складские запасы оказались востребованными. Это сработало, но не может продолжаться до бесконечности.

Кроме того, может включиться неприятный эффект от экономических санкций: пять действующих пакетов плюс анонсированный шестой. Как это отразится на экономике в целом и на ВВП в частности — узнаем через полгода. Но снижение количества инвестиций тоже будет накладывать свой отпечаток.

Читайте также