Top.Mail.Ru
Личный опыт
«Про бизнес» 15 марта 2019

Как друзья-студенты открывали архитектурную студию: «Для солидности отращивали бороды и носили пиджаки»

Фото из личного архива героев
Фото из личного архива героев

Алексей Кораблев и Андрусь Bezdar — школьные друзья, которые на третьем курсе университета открыли свою архитектурную студию Zrobym architects. За 7 лет ее существования ребята один раз чуть не закрылись, а сейчас их компания — одна из самых известных в этой сфере в Беларуси. О том, как можно работать без офиса и какой случай помог им раскрутиться, Алексей Кораблев рассказывает в материале.

— Я учился на третьем курсе архитектурного факультета и решил, что у меня уже достаточно знаний, чтобы устроиться в какую-нибудь компанию для подработки. После поиска и нескольких попыток понял, что уровень наших архитектурных компаний очень низкий: никто почти не работал на компьютерах профессионально, и все делали морально устаревшие проекты. Это было чуть больше семи лет назад. Тогда я решил, что нужно начинать свое дело.

«Мы делали бесплатно третий проект, а деньгами никто не делился»

Свой бизнес мы решили начать вместе с товарищем по университету Андрусем. Первоначальная идея была такая: делать проекты интерьеров бесплатно и зарабатывать на проценте от фирм или людей, которых мы будем привлекать как подрядчиков для реализации. Но наш замысел провалился. Мы поняли, что делаем бесплатно уже третий проект, а деньгами с нами никто не делится.

Стало ясно, что если люди не платят за нашу работу, то и относятся к ней соответственно. Потому решили все же, что наш труд должен оплачиваться. Так началась архитектурная студия Zrobym architects.

Сегодня мы делаем архитектуру и дизайн любых пространств. У нас за плечами богатый опыт работы с большой жилой архитектурой, общественными зданиями, частной архитектурой. В интерьере мы много работали с HoReCa, офисами, медицинскими центрами, учреждениями образования, частным жильем.

Кроме желания, ничего для старта и не нужно было. Сайт мы сделали на бесплатном движке.

Офиса у нас в начале тоже не было — с клиентами мы встречались в кафе или сразу на объекте.

Открыть ООО (потому что учредителей двое) было просто, а так как мы были студентами, то еще и бесплатно. На тот момент госпошлина за процедуру открытия составляла половину базовой величины, но можно было принести справку из университета, и от оплаты освобождали. Уставной фонд для нашей деятельности тоже никак не лимитируется, то есть достаточно любой суммы, чтобы открыть компанию. Других платежей, насколько я помню, не было.

Дизайн кафе Let it be, разработанный студией Zrobym architects. Фото из личного архива героев

Чуть позже мы начали снимать офис возле университета, чтобы было удобно ходить на учебу. Мебель для него взяли списанную у завхоза, компьютеры принесли из дома.

«Клиент звонит спустя пару лет, а у нас цены в 10 раз выросли»

Первых клиентов привлекали ценой: проекты стоили $ 50. Поэтому для людей наша работа была, скорее, как развлечение или подарок жене на день рождения. Постепенно, набираясь опыта, цену мы повышали в соответствии с уровнем качества наших услуг. Кстати, бывали забавные ситуации, когда клиент звонил нам спустя пару лет с новым заказом, а у нас цены выросли за это время в 10 раз!

Позже мы разработали калькулятор на сайте, который считает стоимость на проектирование в зависимости от площади и типа объекта. Как правило, цена варьируется от $ 10 до $ 100 за квадратный метр.

Изначально у нас не было четкой целевой аудитории, но потом она сформировалась сама собой. Сегодня в основном наш клиент — это работник в сфере ИТ 30−40 лет с достатком выше среднего.

В самом начале, поскольку мы были совсем молодые и неопытные, главной проблемой было доказать, что мы профессионалы и готовы выполнить свою работу качественно и в срок. Для этого я отращивал бороду, носил пиджаки, с первой прибыли покупал хорошие часы и телефон. Как ни странно, все это работало и шло на пользу.

Сегодня у нас прямо обратная трудность: у людей завышенные ожидания от нашей работы. Потому что мы делаем все, чтобы о нас думали как о профессионалах, которые знают, чем занимаются. Мы трудимся над каждой деталью и этапом работы. Оформили красиво и оригинально даже договор и заставляем бухгалтера делать его на белорусском языке. Все соцсети мы, кстати, тоже ведем на родном языке. Во-первых, нам показалось, что так будет правильно, поскольку мы живем в Беларуси. Во-вторых, так мы немного выделяемся. Поначалу и с заказчиками пытались общаться на белорусском, но потом выяснилось, что не всем это удобно. Поэтому «мова» с нами осталась только в текстовом виде.

Проект студии Zrobym architects. Фото из личного архива героев

Работа над проектом — это совместный труд с заказчиком. У клиента есть свои предпочтения, жизненные устои и принципы. Чтобы выдать по-настоящему качественный результат, нам нужно их знать. А иногда люди думают, что мы должны догадаться, что у них в голове. И расстраиваются, когда не удается с первого раза показать результат, который им понравится.

У нас даже был момент, когда мы чуть не закрылись, года четыре назад. К нам обратилась заказчица с двумя большими домами для себя, которыми мы занимались на протяжении полугода. Поскольку она была домохозяйкой, то приходила к нам в офис в 9 утра, как все, садилась рядом с архитектором и говорила, как и что чертить. То есть мы были ее руками, поскольку она просто не знала программу, в которой мы работали. Естественно, результат ее не устроил. Мы пытались объяснить, что это итог не нашего умственного труда, а ее пожеланий и команд. Но она отказалась это признать.

Тогда мы были молодыми, договор был составлен плохо, и она смогла доказать в суде, что мы виноваты.

После чего мы не только не получили оплату за полгода активной работы, но и отдали аванс. Естественно, сумма была для нас большая, и пришлось сильно напрячься, чтобы решить эту проблему.

«Мы нацелены на выход за пределы Беларуси»

На рентабельность мы вышли года через три. В этом нам помогли несколько вещей. В первую очередь это труд и уникальность, поскольку мы одни из немногих, кто работал с компьютерной графикой в то время. Но нашему большому рывку поспособствовал еще и случай. Мы арендовали красивый и статусный офис, нас заметили журналисты. Они увидели красивую историю двух школьных товарищей, которые смогли добиться успеха, развивая бизнес с нуля и без вложений. За полгода о нас рассказали все газеты, телевидение и интернет-порталы, что, конечно, дало мощный толчок в развитии. С тех пор я понял, что медийность студии очень важна в нашем деле.

Мифологический музей. Фото из личного архива героев

Мы активно ведем соцсети. У нас всегда есть красивый визуальный контент, который можно показать. Кроме этого, публикуемся в разных профессиональных изданиях. Еще мы организовываем и проводим лекции, выступаем на воркшопах, но это все получается довольно случайно. В выставках стараемся участвовать до сих пор, но клиентов это новых не приносит. Это, скорее, для того, чтобы можно было сравнить свои работы с другими. В будущем хотим участвовать в международных конкурсах, но пока на все нет времени.

Сейчас у нас в штате 25 человек, а начинали мы вдвоем. Было время, когда брали практикантов летом и нанимали пару людей из архитектурного колледжа. Но потом поняли, что это не совсем верный путь. Мы стали приглашать, наоборот, только тех, кто делает работу лучше нас. Тогда качество наших проектов значительно выросло, но такие люди надолго не задерживались, поскольку рост был ограничен. В итоге штат сотрудников сформировался сам из людей с разными способностями и потребностями, где каждого держит что-то свое: кому-то хочется зарабатывать, кто-то творчески реализуется.

Фото из личного архива героев

Сегодня у нас в разработке параллельно находится примерно 50 проектов. Какие-то из них в активной фазе, какие-то долгоиграющие. В будущем, конечно, планируем расширять штат. Может, для Беларуси мы и большая студия, но в мировом масштабе это не так. Мы нацелены на выход за пределы нашей страны. У нас уже сформировался свой стиль в работах и есть богатый портфель. Поэтому мы стараемся работать в своем ключе с иностранными клиентами, доносить до них свои убеждения и в то же время проектировать в контексте той страны, в которой находится объект.

Новости компаний

Сейчас на главной

Платный контент