Top.Mail.Ru
Probusiness Youtube
  • 2,52 USD 2,515 +0,005
  • 2,63 EUR 2,6299 +0,0158
  • 3,96 100 RUB 3,9596 +0,0114
Рынки Никита Авраменко, «Про бизнес» 30 апреля 2022

«Чтобы работать прибыльно, рентабельность должна быть 40%». Что происходит с сельским хозяйством Беларуси во время кризиса

Фото: pexels.com

На фоне экономического кризиса и санкций в Беларуси продолжают дорожать продукты. По данным МАРТ, только в прошлом месяце фрукты выросли в цене почти на четверть, овощи — на 12%, а мясо — на 1,1%. При этом отечественные производители рассказали «Про бизнес», что не ощутили пропорционального изменения отпускных цен. Ситуация, говорят они, неприятная: из-за этого сельскохозяйственный бизнес, которому и так было нелегко, теряет чистую прибыль и прекращает развиваться. Что еще волнует белорусских фермеров? Читайте в нашем материале.

«Стоимость одних и тех же комплектующих увеличилась в разы»

Фермерское хозяйство «Фортуна» из Барановичского района входит в число крупнейших частных сельскохозяйственных организаций страны. Предприятие обрабатывает более тысячи гектаров земли. Там выращивают свеклу, морковь, картофель и зерновые культуры. Еще занимаются переработкой.

Совместно с литовскими партнерами создали цех, где варят и упаковывают свеклу.

Сейчас сотрудники хозяйства заканчивают посевную.

Соосновательница «Фортуны» Галина Матус рассказывает: начинать посевную было, с одной стороны, легко, потому что заранее закупили посадочный материал и удобрения. Удобрения, за исключением каких-то специфических и узкоспециализированных препаратов, белорусского производства.

Фото: pexels.com

— Тем, кому пришлось закупаться в этом году, тяжелее, — рассуждает Галина Матус. — Во-первых, новые цены, во-вторых, в какой-то момент возник небольшой дефицит. А с топливом проблем никаких — бери, сколько нужно, лишь бы деньги были.

С другой стороны, продолжает собеседница, ее хозяйству было тяжело обслужить технику. В автопарке предприятия — иностранные агрегаты брендов John Deere и Fendt, а цены на запчасти к ним, говорит она, ощутимо выросли:

— Стоимость одних и тех же комплектующих увеличилась в разы. Ну, а что делать? Платим, сколько скажут, и обслуживаем. Это еще хорошо, что у дилеров есть какие-то запасы, которых пока хватает на весну. А что будет дальше? — задается вопросом предпринимательница.

Из-за ситуации с санкциями фермерское хозяйство Галины Матус не получило вовремя опрыскиватель.

Технику из Бельгии планировали привезти в конце марта. Теперь будет здорово, если ее доставят к началу лета.

— В Европе посчитали, что опрыскиватель — это товар двойного назначения, поэтому и возникли проблемы, — поясняет Галина Матус. — Очень неприятно, потому что мы на него рассчитывали. Хорошо, что не было никаких авансов, иначе бы мы заморозили на несколько месяцев часть средств.

Фото: pexels.com

Часть техники можно было бы взять на месте, в Беларуси. Но здесь, объясняет собеседница, появляется другое препятствие — проблема с получением заемных средств. Банки оформляют лизинг только под залог другой техники, причем оценивают ее по заниженным тарифам. И выставляют ряд других неприятных требований:

— К примеру, если ты хочешь взять кредит на посевную, придется оставить в залог комбайн за € 0,5 млн. Еще ты обязан будешь его застраховать по КАСКО, — говорит она. — А страховка потянет дополнительные € 5−6 тысяч в месяц. Где их взять-то? Лично меня это отпугивает. Было бы гораздо разумнее, чтобы райисполкомы выступали как поручители и делили с нами часть обязательств.

Отдельно Галина Матус говорит о средствах защиты растений. Это импортные препараты, которые влияют на жизнь сельхозкультур и на итоговый урожай. Они тоже сильно подорожали.

Некоторые компании-производители средств защиты, например, BASF, вообще уходят с белорусского рынка.

—  Снова встает вопрос о запасах препаратов у белорусских дилеров и поиске каких-то аналогов. Эффект от которых, возможно, будет хуже, — добавляет собеседница.

Фото: pexels.com

То есть ситуация складывается так: из-за дефицита и подорожания многих важных для предприятия составляющих повышается стоимость и сложность посевной, а также уборочной. И сейчас никто не знает, окупятся ли эти затраты в конце сезона:

— Наша продукция появляется и оборачивается не за месяц. Это результат работы целого года, и мы, как любой адекватный бизнес, рассчитываем получить прибыль.

Но как ее получить, если отпускные цены на многие культуры регулируются вручную и не учитывают колебаний в стоимости техники и всего прочего?

—  Растут цены на энергоносители, логистику. Необходимо учитывать сезонный рост цен из-за затрат на хранение. А ведь есть еще и инфляция, из-за которой рентабельность в 10% просто съедается. Для того чтобы сельское хозяйство работало прибыльно, его рентабельность должна быть 40%, — подчеркивает Галина Матус.

«Строим молочно-товарный комплекс на 600 голов за 7 миллионов рублей»

У фермерского хозяйства «Юлиан» Лунинецкого района 1,5 тысячи гектаров земли. Здесь занимаются выращиванием картофеля, зерновых культур, а также крупным рогатым скотом и молочным скотоводством. Основатель предприятия Михаил Гриневич говорит коротко:

— Нет никаких проблем, когда есть деньги. Если средства есть, можно найти и достать все, что угодно.

Фото: pexels.com

Фермер рассказывает, что закупается необходимыми под посевную вещами заранее, когда в организации появляются деньги. Поэтому нынешняя ситуация не сильно повлияла на работу, в отличие от проливных апрельских дождей. Сейчас его волнуют существенно подорожавшие кредиты:

— Мы строим молочно-товарный комплекс на 600 голов за 7 миллионов рублей (около $ 2,6 млн). Взять кредит проблематично. Те варианты, что доступны на рынке, идут под 14% годовых. Обидно брать под такой процент, когда я слышал, что убыточному колхозу могут предложить 22 миллиона белорусских рублей (почти $ 8,3 млн) взаймы на 20 лет под 0,1%. Но ничего, всегда сами справлялись, справимся и в этот раз.

Статистика

За январь-март 2022 года Беларусь, по словам министра сельского хозяйства и продовольствия Игоря Брыло, экспортировала продовольствия на $ 1,8 миллиарда. Эти цифры на 23% выше в сравнении с аналогичным периодом прошлого года. Только мяса и мясной продукции продали за рубеж на $ 320 миллионов, а молока и молочных продуктов — на $ 744 миллиона.

Еще раз спрашиваю про повышение цен на комплектующие для техники, семена, удобрения и прочую химию. Михаил Гриневич говорит, что эти факторы отрицать действительно нельзя.

К примеру, запчасти даже на отечественные трактора «Беларус» подорожали примерно на 40% — якобы из-за изменения курсов валют.

Хотя когда доллар упал до февральских значений, цены опустились только у крупных дилеров.

Фото: pexels.com

Михаил Гриневич резюмирует: вокруг дорожает все, кроме сельхозпродукции под переработку:

— Мы сдаем госпредприятиям молоко и мясо по предельным отпускным ценам. По молоку это, например, 1 белорусский рубль ($ 0,8) за литр! Цифра нереальная, а ведь речь идет о молоке сорта экстра с 4% жирности!

Закупочная цена меняется раз в год на 2−3 копейки ($ 0,08−0,011) в лучшем случае. Из-за этого мы теряем в доходах и рентабельности.

— Такая же ситуация и в торговых отношениях с частными партнерами: сейчас просто невозможно добавить новые расходы организации для выращивания сельхозкультур или производства молока, потому что устанавливает цены рынок. Задача какая? Продать по максимуму, чтобы заработать хоть что-то.

Какой выход из ситуации видит Михаил Гриневич? Он отвечает на этот вопрос максимально лаконично:

— Пусть никто нам сейчас не мешает. Ни чиновники, ни контролирующие органы. Я 25 лет в этом бизнесе. Если что, буду работать по ночам, но со своими проблемами разберусь сам.

Читайте также