Top.Mail.Ru
Probusiness Youtube
  • 2,5 USD 2,5002 -0,0028
  • 2,93 EUR 2,934 -0,0031
  • 3,43 100 RUB 3,4289 -0,0143
Право «Про бизнес» 9 июня 2020

«Если бизнес попал под поезд — радуйся, что сам цел». Как поступить с компанией, которую уже не спасти

Фото с сайта voubs.com

«Не стоит собирать по винтикам то, что восстановлению не подлежит!» — если расходы больше выручки, эксперты советуют думать о деньгах медленно и действовать по закону. Почему не стоит рассматривать реорганизацию компании как более быструю и дешевую альтернативу банкротству и какие риски могут быть связаны с обеими процедурами — рассказал адвокат, партнер компании «МК-консалтинг» Михаил Кирилюк.

— В кризисной ситуации, когда речь идет о приближающемся банкротстве, название книги «Думай медленно, решай быстро» Д. Канемана хорошо описывает нужный паттерн действий. И думать медленно в этот момент вам нужно о деньгах, потому что именно финансовая отчетность решает в итоге судьбу компании.


Михаил Кирилюк Адвокат, партнер компании «МК-консалтинг»
Михаил Кирилюк
Адвокат, партнер компании «МК-консалтинг»

Итак, если ваша выручка превышает текущие расходы — эта статья не для вас. Остальным — расскажу, что делать с бизнесом, если вас осаждают кредиторы и вы видите, что не вытягиваете.

Что делать, если близится банкротство

Если расходы больше выручки уже несколько месяцев подряд — вам нужно обдумать эти два вопроса:

1. Есть ли у вас план, который позволит в корне переломить эту ситуацию?

2. Есть ли у компании способ получить достаточные средства, которые позволят вам просуществовать необходимое до достижения точки безубыточности время?

При этом под «способом получить достаточные средства» подразумеваются не только кредиты/продажи квартир и т.п., но и такие достаточно банальные меры, как сокращение штата, закрытие и открытие отдельных направлений, вплоть до полной смены бизнес-модели, продукта и пр.

На этом этапе крайне важно настроить себя на утилитарное отношение к собственной компании.

Управляющему по банкротству часто приходится слышать в ответ на вопрос о причинах огромных штрафов из-за многомесячных просрочек: «Мой бизнес — это мой ребенок».

Более продуктивно относиться к бизнесу, например, как к автомобилю, который должен вас довезти к точке назначения. Если спустило колесо — его меняют, но если волею обстоятельств «попал под поезд» — не стоит собирать по винтикам то, что восстановлению не подлежит. Нужно порадоваться, что сам жив, и идти вперед.

Итак, если ваш ответ на оба вопроса, что я привел выше, — «да», у вас все хорошо:) Если же, взглянув правде в глаза, мы обнаружили, что:

  • Последние несколько месяцев выручка не позволяет покрыть текущие расходы
  • У руководства компании нет понимания, когда это изменится
  • Даже если это понимание есть — нет возможности изыскать средства на функционирование компании до этой даты.

В этом случае вы обязаны обдумать вариант закрытия компании. Обязаны — не только этически и экономически, по отношению к своим работникам и контрагентам, но и юридически, под угрозой экономической и даже уголовной ответственности.

На этом этапе крайне вредно руководствоваться мотивирующими советами бизнес-психологов, мотивационных спикеров, лайф-коучей, астрологов и прочих масс-маркет-гуру. Если, конечно, это не совет человека с существенным опытом в вашей отрасли, который позволит вам закрыть кассовые разрывы и выйти на точку безубыточности — и логика этого совета работает, если подставить в предлагаемую вам формулу актуальные финансовые показатели вашей компании.

Любые оптимистично-голословные утверждения «бороться нужно до конца», «безвыходных ситуаций не бывает», «лучше попробовать и жалеть, чем не попробовать и жалеть» — годятся для поднятия боевого настроения, но не должны заменять собой финансовый план.Если, трезво посмотрев на финансовые показатели, мы видим, что компания из средства предоставления дохода учредителю превратилась в источник постоянных убытков, и видимых инструментов изменить эту ситуацию нет в поле зрения, — время обращаться к юристам.

И в такой ситуации формула «время — деньги» работает в буквальном смысле, потому что штрафные санкции растут лавинообразно. Иногда, вместо того чтобы запустить официальную процедуру банкротства, которая является единственным легальным способом остановить их начисление, предприниматели рассматривают альтернативные сценарии.

Фото с сайта news.myseldon.com
Фото с сайта news.myseldon.com

Реорганизация — это не «альтернатива»

Присоединение либо продажу компании «с любыми проблемами» подставным лицам часто рассматривают как альтернативу банкротству и способ быстро избавиться от ответственности. Давайте разбираться, насколько это вообще законно. Из видимых плюсов реорганизации:

  • Это быстро — 3 дня (вместо 8−18 месяцев, которых требует процедура банкротства)
  • Дешево (могут быть очень разные суммы, но реорганизация может обойтись в районе $ 1000, в то время как банкротство такой же компании будет стоить около $ 3000)
  • Решает проблемы практически любого масштаба.

Но обратите внимание, что, несмотря на все эти выгоды, речь идет лишь об иллюзии легальности. Казалось бы:

  • Закон не запрещает юридическому лицу с долгами присоединяться к другому юридическому лицу
  • Когда одна компания присоединяется к другой, она действительно исключается из ЕГР (Единого государственного регистра юридических лиц и индивидуальных предпринимателей)
  • Ответственность за лжепредпринимательскую деятельность исключили из УК
  • В случае с классической ликвидацией (процедурой банкротства) налоговая проверка — обязательна. В случае с присоединением — проверки нет.

С виду получается очень такой удобный лайфхак — быстрее, дешевле, безопасно и законно. Странно, что не все так делают, да?:)

Но на самом деле — странно только то, что белорусская судебная система до сих пор не повесила на эту калитку замок. И вот теперь — нужно внимательно присмотреться к неочевидным минусам «альтернативной» ликвидации в виде продажи, реорганизации компании:

1. При продаже, реорганизации компании субсидиарная ответственность никуда не пропадает. В конечном итоге компания, к которой присоединялись «проблемные» юридические лица, все-таки попадет в процедуру банкротства, и в рамках этой процедуры управляющий по банкротству будет проводить финансовый анализ. А значит — он обязан будет определить дату наступления банкротства.

Даже если все документы утрачены — в судебной практике руководствуются датами возникновения большинства требований кредиторов. И, скорее всего, этим периодом будет охватываться момент управления присоединенным предприятием прежним руководством. Таким образом, если предприятие до банкротства довело одно лицо, а затем продало его другому человеку (присоединило его к другой компании), то в части субсидиарной ответственности может сработать принцип «не вместо, а вместе». То есть иски могут быть заявлены к нескольким директорам/учредителям, и отвечать они будут солидарно (т.е. каждый — в полном объеме по всем долгам компании, которая проходит процедуру банкротства в настоящий момент).

В судебной практике Беларуси уже есть примеры привлечения к ответственности «продавцов» компаний на основании установления в судебном заседании номинального характера покупателя компании. Так, например, по белорусскому судебному запросу правоохранительным органам России удалось найти и опросить «покупателя», который дал следующие показания: «Ничего не знаю о деятельности компании, мне просто предложили за небольшие деньги подписать ряд документов, я согласился и подписал их, не читая».

Эти показания легли в основание решения о привлечении к субсидиарной ответственности «продавцов». Возможно, если бы они не пошли легким путем, а проводили предусмотренную законом процедуру ликвидации — их бы вообще не было за что привлекать.

Фото с сайта oddviser.com
Фото с сайта oddviser.com

2. Признание недействительной сделки по продаже компании. В судебном заседании покупателю может быть задан вопрос: какова экономическая цель вашей покупки убыточной компании? Если юридическая форма не соответствует экономическому содержанию, эта сделка может быть признана ничтожной (мнимой или притворной) по общим основаниям Гражданского кодекса.

Кроме того, в судебной практике Беларуси сегодня уже устоялось признание недействительной передачи активов по передаточному акту (разделительному балансу) как сделки. Последствия — в зависимости от того, что будет установлено в заседании: от возврата объекта продажи исходным владельцам до субсидиарной ответственности либо уголовного дела.

В белорусской судебной практике за 2020 год есть пример, когда передача автомобилей по передаточному акту в рамках реорганизации была признана недействительной. Поскольку руководство выделенной компании к моменту судебного решения уже продало данные автомобили, оно было вынуждено заменить их возврат выплатой денежной компенсации.

3. Налоговые проверки никто не отменял. Фиктивные покупатели компаний, как правило, не хранят документы клиентов, поскольку им пришлось бы для этого арендовать самолетный ангар. В результате документы остаются либо у прежних владельцев, либо уничтожаются (с подписанием акта приемки-передачи, по которому они якобы передаются новым «владельцам»). Однако рано или поздно ИМНС пришлет предписание предоставить весь бухгалтерский учет.

В случае, если документы не будут предоставлены, ИМНС использует широко известный «расчетный метод», когда выручка определяется по количеству денег, поступивших на расчетный счет, и последовательно умножается на ставку НДС 20% и налога на прибыль 18%. Итоговая сумма с учетом санкций, как правило, сопоставима с половиной оборота компании. Данная методика внедрена как раз как метод борьбы с «пропажами» документов, действует давно и перспективы ее отмены даже не обсуждаются.

Лицом, ответственным за правильность ведения учета, в актах проверки налоговые органы указывают руководителей компаний согласно датам их приема/увольнения.

Таким образом, может оказаться в результате, что продавец компании до продажи компании нес ответственность, например, за $ 10 000 (в эквиваленте) задолженности перед ИМНС, а после «продажи» компании и «пропажи» документов размер его ответственности вырастет до $ 100 000 рублей. А нижний порог уголовной ответственности по ст. 243 УК (уклонение от уплаты налогов) — 2000 базовых величин, что по состоянию на 23.05.2020 составляет 54 000 бел. рублей (около $ 23 000). Такие случаи уже имеют место в белорусской практике.

В российском законодательстве, кстати, практикуется презумпция вины руководителя при утрате документов. Сейчас в Беларуси разрабатывается проект нового закона о банкротстве и, вполне возможно, ряд положений из ближайших юрисдикций найдет там свое отражение.

Фото с сайта newyork4rus.blogspot.com
Фото с сайта newyork4rus.blogspot.com

4. Поручительство за кредиты. Смена состава участников компании, реорганизация никак не влияет на поручительство физических лиц по ее кредитам.

5. Уголовные риски. С одной стороны, законом не запрещен такой вид деятельности, как покупка убыточных юридических лиц с целью их последующей ликвидации. И даже в рамках нашей общей либерализации из УК изъят состав «незаконная предпринимательская деятельность». Но кто даст гарантию, что завтра для этих же действий у белорусских правоохранителей не найдется другого, более тяжелого, состава? Видя подходы работы в уголовной сфере — вполне возможно. Тем более стоит подумать: а как вы объясните, например, следователю, в чем заключается экономический смысл этой вашей сделки? И как это сделают иные фигуранты — покупатели, юристы, сопровождавшие сделку?

Да, законодательством Беларуси запрещено допрашивать адвокатов по предмету их работы с клиентами, но:

1. Это касается только адвокатов, а часто подобные «схемы» осуществляют люди с юридическим образованием и опытом, но без адвокатского статуса.

2. Бывают случаи, когда и адвокаты попадают в оперативную разработку, и если будут найдены материалы, свидетельствующие о том, что они способствовали фальсификации документов или иной противоправной деятельности, — никакой статус не станет защитой. В белорусской практике известны примеры привлечения адвокатов к уголовной ответственности и за мошенничество, и за участие в даче взятки.

Итак, в описываемой сфере мы видим уголовно-правовые риски по следующим составам:

  • Служебный подлог (ст. 380 УК — ответственность до 3 лет лишения свободы)
  • Уклонение от погашения кредиторской задолженности (ст. 242 УК — ответственность до 2 лет лишения свободы)
  • Мошенничество (ст. 209 УК — ответственность до 10 лет лишения свободы).

Это не значит, что как только финансовое положение компании «пошатнулось», существует негласный запрет учредителям привлекать инвестиции, продавать доли, каким-то иным образом пытаться улучшить положение компании. Но с целью исключить описанные уголовные риски важно, чтобы:

  • Покупатель являлся не подставным лицом, а реальным, способным дать адекватное объяснение своим действиям
  • У покупки компании была понятная экономическая цель и покупатель мог ее внятно объяснить
  • Документы компании должны в обязательном порядке храниться до исключения ее из ЕГР.

Мне кажется, в ближайшие годы правовые пробелы в законе, позволяющие уклоняться от ответственности, будут устранены и про данную практику будут вспоминать как про использование «финансовых компаний» в начале двухтысячных. Например, уже идут разговоры о введении в Гражданский кодекс солидарной ответственности правопреемников при реорганизации.

Поэтому я настоятельно рекомендую в сложной ситуации сохранять холодный ум и действовать прежде всего по закону. Банкротство — это единственная легальная процедура прощения долгов.

О том, как это сделать и какие документы вам потребуются — далее.

Свобода от долгов — как ее получить

Банкротство само по себе понимается как устойчивое отсутствие способности у коммерческой организации выполнить свои обязательства перед кредиторами. И ликвидация компании в таком случае, как я уже говорил, — это единственная легальная процедура прощения долгов. После ее запуска:

  • Останавливается начисление санкций
  • Останавливаются исполнительные производства
  • Снимаются аресты и запреты на счета и имущество
  • Имущество будет распродаваться не судебным исполнителем, а управляющим, который, в отличие от исполнителя, заинтересован в более дорогой продаже под контролем суда
  • Денежные средства будут распределяться не по принципу «кто раньше подал в суд, тому раньше заплатили», как в исполнительном производстве, а в соответствии с очередностью, установленной Законом «Об экономической несостоятельности (банкротстве)».

И самое главное последствие — после окончания процедуры банкротства по определению суда «неоплаченные долги признаются погашенными, компания или индивидуальный предприниматель исключаются из ЕГР (Единого государственного регистра юридических лиц и индивидуальных предпринимателей) и признаются свободными от долгов».

Однако у процедуры банкротства тоже есть некоторые риски:

  • Обычно в компании проводится проверка уплаты налогов ИМНС. К этой проверке нужно подготовиться: привести в порядок бухгалтерский учет и другие документы
  • Документы компании теряют статус коммерческой тайны и любой кредитор может официально с ними ознакомиться
  • Сделки, совершенные до банкротства, могут быть оспорены
  • При установлении, что директор (учредитель) умышленно создал банкротную ситуацию, чтобы не платить кредиторам, он может быть привлечен к субсидиарной ответственности.

Для того чтобы инициировать процедуру банкротства, вам понадобится перечень документов:

1. Необходимо провести полную инвентаризацию активов. Результатом будут инвентаризационные ведомости с перечнем всего того имущества, что числится на балансе предприятия и реально имеется в наличии. Это касается основных средств, материалов, товаров.

2. По поводу отсутствующих активов необходимо брать пояснения у материально ответственных лиц и, в зависимости от суммы и причины недостачи, производить ее списание либо взыскание с виновных.

3. Нужно будет провести инвентаризацию расчетов с контрагентами. Для этого можно провести сверку расчетов. Результатом будут подписанные акты сверок, перечни дебиторской и кредиторской задолженности, не оспариваемой сторонами.

4. Рекомендуется списать задолженность с истекшими сроками исковой давности.

5. Подготовить первичные документы и привести в порядок бухгалтерский учет в преддверии налоговой проверки.

6. Подготовить документы по сотрудникам для сдачи в архив.

7. Обеспечить сохранность нереализованных активов на период ликвидации.

После того как учредитель/собственник принял решение провести процедуру банкротства, о намерении нужно уведомить регистрирующие органы. Будьте готовы к тому, что вся процедура банкротства займет не менее 8 месяцев.

Читайте также

Сейчас на главной