Top.Mail.Ru
Probusiness Youtube
  • 2,54 USD 2,5448 +0,001
  • 2,87 EUR 2,8702 -0,0093
  • 3,45 100 RUB 3,4543 +0,0152
Личный опыт Никита Авраменко, «Про бизнес» 11 ноября 2021

«Я получаю удовольствие от процесса». История белоруса, который зарабатывает на печках и чистке дымоходов

Денис Бабина, печник, трубочист
Денис Бабина. Фото из личного архива героя

Когда-то уроженец Гродно Денис Бабина был руководителем территориального подразделения крупной клининговой компании. Он неплохо зарабатывал и мог расти дальше, но захотел уйти и открыть свое дело. Первый бизнес не «выстрелил». И тогда Денис решил заняться тем, к чему больше всего лежала душа. Так он стал печником и одним из первых в Беларуси профессиональных трубочистов. Теперь Денис руководит Белорусским печным обществом (БЕЛПО), проводит международные фестивали и планирует запустить профессиональные курсы для печников.

«В 15 лет я впервые помог отцу строить печь»

— Я познакомился с печным ремеслом благодаря отцу. Сначала, пока он возводил дома «под ключ», я старался помогать ему на стройке. Потом папа переключился на возведение печей. Мне было 15, когда мы впервые поехали выполнять заказ. Не скажу, что испытал какие-то сильные эмоции, но точно получил удовольствие от процесса.

Фото из личного архива героя

В 16 лет нужно было решать, где учиться и чем заниматься по жизни. Сразу хотел поступать на фотографа, но отец переубедил: мол, это неактуально и неинтересно. Папа предложил свой вариант: Гродненский торговый колледж. Там я отучился на товароведа и продавца, а потом устроился торговым представителем в клининговую компанию.

Тогда клининг казался чем-то диковинным для нашей страны: белорусы просто не привыкли доверять уборку посторонним.

Приходилось объяснять и доказывать людям, какую пользу и экономию времени может принести эта услуга. Я достаточно быстро шагнул по карьерной лестнице до руководителя территориального подразделения, но чувства стабильности не было. В итоге начал работать на себя в той же сфере: открыл ИП и занялся химчисткой автомобилей.

Фото из личного архива героя

«Деньги от одного бизнеса вкладывал в развитие другого»

Все эти годы я периодически помогал отцу с печным бизнесом. Выезжал вместе с ним на объекты, занимался рекламой: размещал объявления, общался с потенциальными заказчиками в интернете, изучал рынок. В итоге к 2013 году набрался опыта, получил базу теории и практики, а также контакты возможных клиентов. Как раз в это время мой проект с химчисткой перестал приносить хороший доход. Поэтому я решил сменить профиль и тоже стать печником.

Фото из личного архива героя

Мне не нужно было заново регистрироваться: по закону трубочистная деятельность и клининг — это одна и та же сфера деятельности ИП. А из-за работы печником я просто подавал повышенную налоговую декларацию. Несколько лет назад я закрыл ИП и стал самозанятым.

Сначала я совмещал работу: закрывал дела с химчисткой, остальное время уделял строительству и ремонту печей. Освободившиеся деньги вкладывал в закупку базового комплекта оборудования. В первые месяцы я потратил около $ 1000 на болгарку, перфоратор, измерительный и смежный инструмент. Еще одна статья расходов — машина. Пришлось взять авто с рук, да еще и в кредит. Это был синий «Форд Мондео» (универсал). Как потом выяснилось, очень проблемный: автомобиль «умер» еще до того, как я успел за него расплатиться. В итоге были просрочки по выплатам с дополнительной пеней и очень тяжелое моральное состояние. Но я смог выбраться и с тех пор, кстати, больше не беру взаймы без крайней необходимости.

Фото из личного архива героя

«Сначала брался за самые простые проекты»

Первыми заказчиками были люди, которые шли ко мне по рекомендациям отца. В основном, просили взяться за самые простые проекты или даже за ремонт печки. Я хорошо запомнил первый серьезный объект: это гибрид (печь Шведка и лежанка с отдельным подтопком), который прогревал два этажа. Пришлось прилично там поработать: у меня, малоопытного мастера, ушло около 2 месяцев на этот заказ. Денег проект принес немного: что-то около $ 800. Но на старте и этому я был рад. А главное — получал удовольствие от того, что делаю.

Строительство печей — во многом сезонная работа. Ближе к зиме спрос падает, поэтому параллельно с печами и клинингом я старался развивать еще одно направление — трубочистную деятельность. Это было очень перспективно, потому что печи и камины нуждаются в профессиональном уходе так же, как автомобили в регулярной замене масла и других расходников.

В Европе, например, трубочист — очень уважаемый и востребованный специалист. Без его осмотра и подписи никто не имеет права использовать печь. А в 2013 году в Беларуси трубочистов можно было пересчитать по пальцам одной руки. Все из-за того, что в «трубочистке», как и в клининге, не была сформирована правильная культура. Люди просто не осознавали пользу от работы, поэтому стабильности с заказами не было.

Фото из личного архива героя

Спустя полгода работы с простыми проектами я перестал брать заказы у отца и окончательно ушел из клининга. Все деньги, как и раньше, уходили в печное дело. Только теперь — на создание и продвижение сайта, размещение объявлений и самообучение. В сумме это примерно $ 450 в месяц.

«В Беларуси вообще не было мест, где обучали бы печников»

К тому времени я научился справляться с самыми простыми печами чуть быстрее. Мне хотелось развиваться дальше, учиться и осваивать новые технологии, создавать что-то необычное. Думал о том, чтобы пойти учиться в колледж или лицей, где мне помогли бы дополнить базу. Но на тот момент в Беларуси вообще не было мест, где обучали печников — только курсы подтверждения квалификации, где тебе просто присваивают специальность.

Поэтому приходилось искать все самому. Гуглил, общался с отцом, просил совета у других специалистов, в том числе из Польши и России. Конечно, было тяжело учиться таким образом: по сути, это метод проб и ошибок. Зато в процессе общения с мастерами мы создали одно из первых профессиональных сообществ печников: собрали свой чат, где обсуждали проекты и делились заказами.

К 2016 году, то есть только через 3 года после начала, мне удалось вывести свое дело на стабильный уровень. Тогда уже не я искал клиентов, а клиенты меня. К тому времени я брался за объекты посложнее и смог увеличить стоимость своей работы: получал заказы на $ 1000 и больше. Мое время было расписано на несколько месяцев вперед. «В одни руки» за месяц я делаю одну каминопечь средней сложности. Как трубочист — 2 объекта в день могу успеть, если они находятся недалеко друг от друга и сделаны по технологии. В среднем один заказ по трубочистке приносит 120−150 бел. рублей (около $ 49−61).

Но после увеличения сложности и стоимости заказов я столкнулся с недобросовестной конкуренцией. Все-таки $ 1000 — деньги немалые, поэтому некоторые клиенты выбирали специалистов с более привлекательной ценой. Бывает, что такие «профессионалы» — самоучки, которые по роликам в YouTube научились строить 2−3 вариации печей и штампуют их, не задумываясь о качестве. Впоследствии я несколько раз переделывал работы этих ребят.

Фото из личного архива героя

Чтобы устранить проблему, мы с другими специалистами решили создать Белорусское печное общество — касту проверенных мастеров, дорожащих своей репутацией и готовых развиваться дальше. Достаточно быстро в БЕЛПО потянулись печники со всех регионов страны, а вместе с ними — и новые клиенты.

«Работать на одном рынке с хорошими мастерами гораздо спокойнее, чем с самоучками»

Однажды мы захотели провести международный фестиваль печников и трубочистов. Главная идея — сплотить профессиональное сообщество и пиарить наше дело. Вместе с другими организаторами мы привлекли мастеров из Беларуси, России, Прибалтики и Западной Европы, а также производителей специализированных товаров и техники. С названием «Камінар» тоже определились быстро — так зовется трубочист по-белорусски. Первые фестивали прошли более-менее успешно. И если бы не коронавирус, мы могли бы проводить более масштабные мероприятия.

Благодаря фестивалю мы наконец-то смогли популяризировать трубочистную деятельность: люди доверяли нам и прислушивались к совету вовремя обслуживать печи. Поэтому даже зимой, не в сезон, появился стабильный поток заказов по обслуживанию печей и каминов.

Фото из личного архива героя

Пандемия, кстати, практически не затронула мое дело. Это удивительно: несмотря на то, что вся работа проходит на территории клиентов, я почти не пересекаюсь с ними. Пока идет строительство печи, человек приезжает максимум 2−3 раза — чтобы посмотреть на работу в процессе и потом уже принять объект. С заказами по трубочистке примерно такая же история: из-за очень грязного формата работы я использую профессиональные маски, которые плотно закрывают нос и глаза.

Пока из-за вируса не проводился «Камінар», мы нашли время на создание концепции профессиональных курсов печника. Возможно, кому-то это покажется странным: зачем профессиональным печникам учить новых мастеров и развивать конкуренцию? Но в этом есть свои плюсы. Работать на одном рынке с хорошими мастерами гораздо спокойнее, чем с самоучками, которые строят интуитивно и некачественно.

Фото из личного архива героя

Еще одно преимущество в том, что в конкуретной среде легче расти и развиваться. Проект курсов мы продвигаем совместно с Министерством образования. Формат такой: колледжи и лицеи предлагают свою площадку и набирают желающих, а печники преподают. Сейчас мы договариваемся с одним из витебских колледжей. Если все пройдет хорошо, очень скоро запустим курсы.

«В планах — создать бюро трубочистов и работать на несколько областей»

Профессии печника и трубочиста немного ограничены в финансовом плане. Нельзя, строя или обслуживая печки, рассчитывать на троекратное увеличение заработка через 3 или 5 лет работы. Но, безусловно, можно развиваться и брать заказы посложнее и подороже. Я, например, только год назад смог построить настоящую русскую печь. Сейчас хочу научиться возводить печи для общепита или пиццерий. То есть мне, печнику с почти 10-летним опытом работы, еще многому предстоит научиться.

Фото из личного архива героя

В далекой перспективе у меня есть план превратить трубочистное дело в более масштабный бизнес. Например, открыть свое бюро трубочистов, которое будет работать на территории нескольких областей. Но это только план. Пока я не буду уверен, что смогу дать стабильность своим сотрудникам, ни о каком бюро не может быть и речи.

Читайте также