Top.Mail.Ru
Войти
Личный опыт
20 марта 2020

Училась в США и Португалии, но вернулась в Жодино. Как белоруска открывала свою школу английского

Фото предоставлено автором
Ольга Островская. Фото предоставлено автором

Ольга Островская училась в США, в Беларуси — подрабатывала репетиторством, готовила людей к работе на круизных лайнерах, успела поработать в Португалии. Объездив мир и набравшись опыта, девушка вернулась в родное Жодино — сделала левел ап в профессии благодаря работе с айтишниками и задумалась о запуске собственного бизнеса. Было страшно, но решиться помогла подруга — так Ольга открыла собственную школу английского Lolclub.by. Историю о том, как заработать на якобы «коммерчески бесперспективном» занятии, Ольга рассказала «Про бизнес».

Присоединяйтесь 20 марта в 17:00 к прямому эфиру! «Рабочая группа»: острый разговор о бизнесе в коронакризисе

— Изначально я даже не рассматривала преподавание в качестве бизнеса, хотя у меня неплохо это получалось уже на первом курсе университета. А сейчас я руковожу собственной школой обучения английскому в городе Жодино в Беларуси. За это время я не раз слышала, что проекты в сфере образования называют «коммерчески бесперспективными». Но мне такое утверждение кажется необоснованным. Хотя бы потому, что мой бизнес стал рентабельным с первого месяца работы.

О том, каким был мой путь в предпринимательство, расскажу по порядку.

Я преодолела страх обучать

В США я поехала в 10 классе по спонсорской американской программе Freedom Support Act (FSA) на целый год. Училась бесплатно в общеобразовательной школе штата Нью-Йорк, получала стипендию. У меня была возможность остаться в США, но я дико соскучилась по дому — вернулась в Беларусь и ни разу не пожалела об этом.

Вернувшись, я владела английским как родным, поступила в лингвистический университет. И уже будучи студенткой первого курса получила предложение подготовить абитуриентку к поступлению в мой же вуз. Для меня это было нечто из ряда вон. Но отказывать я не стала — занималась с ней так же, как занималась бы сама. И постепенно страх обучать прошел. А потом сработало сарафанное радио, ко мне начали обращаться за помощью, и я стала заниматься репетиторством постоянно.

Тогда мы снимали с подругой квартиру вскладчину, и любые деньги были нелишними. Поэтому я параллельно устроилась в туристическое агентство — вела краткосрочные курсы по подготовке к работе на круизных лайнерах, где требовалось знание специфического английского. Какое-то время я работала так на основе договора подряда. А когда мне предложили работать на постоянной основе — отказалась и уехала в Португалию, где работал мой отец.

Начала преподавать английский в местном университете и одновременно изучала португальский. За полгода у меня появился новый круг общения, я получила международный сертификат CELTA по преподаванию английского взрослым. Кроме того, я выучила португальский до такого уровня, что переводила кейсы в местных судах.

Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором

Затем я вернулась в Жодино и стала задумываться о том, чему еще могу научиться и как систематизировать свои знания.

Айтишники помогли выйти на новый уровень

И тут в 2005 году я окончила специализированный курс английского, а потом меня пригласили работать в этой школе. Я проработала там до 2008 года, пока не ушла в декрет. После декрета вернулась на прежнее место работы, и ко мне на курсы пришли ученики, с которыми я раньше занималась индивидуально. Среди них были и айтишники, которые предложили мне преподавать у них в компании.

Так я столкнулась с совершенно иными требованиями к языку в ИТ. То есть то, что я предлагала на курсах по учебнику, туда просто не вписывалось, и мне впервые пришлось полностью самой создавать учебный контент с учетом специфической профессиональной лексики.

Периодически я попадала в неловкие ситуации и казалась себе глупой, когда студенты разбирались в вопросе лучше, чем я.

Поэтому мне пришлось снова заняться самообразованием. Так благодаря айтишникам я существенно улучшила свои знания в целом, получила от них рекомендации и начала работать с другими фирмами из этой же сферы.

В итоге у меня сформировалось несколько источников дохода: репетиторство, работа в компаниях и в штате. И появилась мысль, что я созрела для самостоятельной работы.

Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором

Запускать бизнес было страшно

Одна из моих студенток, бизнес-леди, предложила рискнуть и открыть свою школу. На
изменения я решилась не сразу: было страшно. Тогда она предложила просто
напечатать рекламу своих услуг и посмотреть, как пойдет.

Затрат было минимум: с дизайном брошюр мне помогла подружка. Мы не раздавали
их всем подряд на улице, а распространяли в поликлиниках, на
фабриках, просили знакомых рассказывать о возможностях обучения свои знакомым и т.д. Так и собралась моя первая группа, а затем уже заработало сарафанное радио, в течение второго месяца сформировалась другая группа, и скоро мне пришлось уйти из найма и найти айтишникам другого преподавателя.

На старте бизнеса серьезных трудностей не возникало, в том числе и с помещением для занятий, в котором я работаю до сих пор. Молодежный центр в Жодино сдавал несколько кабинетов в аренду: у них пустовали свободные площади. Я взяла 22 квадрата (сейчас плачу за них $ 250 в месяц), заказала удобные столы, которые
можно группировать пазлом.

В кабинете помещается 15 учеников, но оптимальная численность группы для обучения — от 4 до 8 человек. Стоимость занятий на протяжении 6 лет неоднократно менялась. Загрузка может колебаться от 2 до 9 групп в день с продолжительностью занятий до 1,5 часов. Но с таким графиком мне уже становится тяжело. И поскольку сотрудников в найме у меня не было и нет — я просто немного сбавляю темп при перегрузках.

На рентабельность я вышла довольно быстро: в течение месяца после набора
первых групп. Никаких расходов практически не было, только доходы. Благодаря сарафанному радио количество учеников продолжало быстро расти.

Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором

Самые большие препятствия — внутри нас

Я уверена, что самые большие трудности и самые большие препятствия находятся внутри нас в виде различных страхов, тревог и «рисования» какого-то будущего: «А будут ли клиенты? Не упадет ли выручка?» С этим сталкивается каждый предприниматель. И если учителя в школах ждут лета, чтобы уйти в отпуск, то мое предпринимательское лето часто было тревожным. Я думала о чем-то новом в обучении и о том, сколько ко мне придет людей. Но как только я осознала, на что могу влиять, а на что нет, эта тревожность ушла.

Уже в первый месяц предпринимательства в 2013 году с нескольких групп я заработала столько, сколько не зарабатывала в найме и за полгода. Даже в сложное время 2014 года (время очередного кризиса), когда мои обороты пошли на спад, выручка все равно колебалась от $ 1500 до $ 2000.

За первых два года работы на себя я купила новую машину и начала вкладываться в дело.

Я купила принтер, ноутбук, много новой литературы, проектор, доски с маркерами и пр. Сейчас около 20% выручки уходит на канцелярские принадлежности, чай, кофе. Еще я распечатываю весь раздаточный материал на цветном принтере, покупаю для студентов учебные пособия у коллег и языковые онлайн-продукты для саморазвития, периодически обновляю столы.

Мне кажется, что иногда люди чересчур затрудняют старт бизнеса: выбирают сложную форму собственности, много вкладывают в помещение, сразу нанимают людей, не прочувствовав еще свое дело и его потребности, и создают себе другие барьеры.

Когда идет мощнейшая подготовка, создается искусственный ажиотаж и «вылизываются» несущественные детали, предприниматель очень быстро сбавляет обороты и стопорит себя ложными установками, наподобие: «Вот надо еще отучиться и тогда…» Я наблюдаю это повсеместно. А надо просто взять и сделать, насколько ты можешь на данный момент.

Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором

Целевая аудитория

Я уже четвертый год не даю никакой рекламы. У меня есть рабочий сайт, аккаунты в соцсетях, но в основном ко мне приходят по сарафанному радио либо возвращаются «старые» клиенты, чтобы выйти на новый уровень знаний. Конечно, если расширяться и привлекать новых преподавателей, надо бы заняться рекламой, но пока планы другие.

Сейчас у меня обучается около 150 детей, 2 подростковых и 5 взрослых групп по 4−8 человек. Детям, например, язык чаще всего нужен для общего развития и для повышения успеваемости в школе. А взрослым чаще требуется английский язык для работы: от его знания зависит их доход либо новое трудоустройство. Это — самая высокомотивированная группа.

Есть и те, кто учит язык для собственного развития. Среди них много врачей. Также есть корпоративные заказчики, которые отправляют на обучение своих сотрудников. Правда, исходя из моего опыта, люди, за которых платит деньги работодатель, чаще всего, к сожалению, учатся по инерции и не особенно ценят вложения компании. Приходят заниматься люди старше 50 лет, которые не ждут от себя каких-то суперрезультатов, а с удовольствием используют язык в путешествиях. Есть пенсионеры, у которых дети проживают за рубежом — им язык нужен для общения со внуками, чьим родным языком уже стал английский.

Фото из личного архива
Фото предоставлено автором

О корпоративном обучении

Сейчас у меня нет корпоративных заказчиков. Приходят отдельные люди, за
которых просто платит компания. Я распределяю их по группам исходя из
уровня их языка, и они обучаются наравне со всеми. Может быть, я так сильно вижу разницу в мотивации, но мне кажется, для того, чтобы оставалась какая-то мотивация, расходы на обучение должны нести и сами сотрудники, иначе они просто не включаются в процесс обучения, насколько это нужно. Либо необходима персональная отчетность перед директором о результатах своего обучения. Но это редкость.

Знаю, что в Минске, например, корпоративное обучение работает иначе. ИТ-компании предпочитают брать преподавателя в найм с полной загрузкой, дополнительно поручая ему переводы и консультации. Но это точно не моя история.

В любом случае правильнее, когда человек берет на себя ответственность целиком и решает, нужен ему язык или нет. Либо его ставят перед фактом, что без знания языка дальнейшего карьерного роста и интересных проектов не будет.

На месте корпоративных заказчиков после окончания обучения я бы ввела обязательный экзамен для сотрудника на определенный уровень знания английского и при его подтверждении выплачивала бы деньги, потраченные им на языковые курсы, либо повышала ему зарплату. А как он там занимался в языковой школе — это уже его проблемы.

Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором

О конкуренции на рынке образования

Когда у меня спрашивают мнение о какой-либо языковой школе, я всегда называю пару фамилий преподавателей оттуда, которых могу порекомендовать. Но, честно говоря, конкурентами я перестала интересоваться еще 4 года назад — рассматриваю их, скорее, как партнеров, с которыми можно обмениваться опытом и организовывать совместные семинары. И даже отправляю к ним людей, если уже нет мест в моих группах или человеку нужно индивидуальное обучение.

Перед началом учебного года я исследую стоимость аналогичных услуг у партнеров. Насколько бы ты ни был хорошим, ты не можешь игнорировать ценовой фактор и предлагать услуги вдвое дороже, чем другие школы.

Как только начинаешь считать деньги, на этом все заканчивается: либо ментально истощишься, либо этих денег не увидишь по другим причинам.

Это не значит, что я не устаю от своей работы и ко мне не приходят мысли, что сейчас мой заработок уменьшился, нет, я просто не заостряю на этом внимания, хоть и веду финансовое планирование.

Весь секрет успеха заключается в том, что ты хочешь быть полезным другим людям. И эта потребность должна быть ведущей. Хоть и за счет дешевизны конкурировать тоже нельзя — это тупиковый путь.

Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором

О масштабировании

Это мой вечный вопрос. Надо понимать, ради чего масштабировать бизнес, и смириться с тем, что какие-то вещи будет невозможно контролировать. Еще нужно нанимать и обучать людей.

Ежегодно из близлежащих городов ко мне ездят заниматься и дети, и взрослые, потому что там не хватает школ по обучению английскому. И у меня были мысли, что можно открыть там филиалы, но, с другой стороны, мне тогда придется заниматься административной работой, которую я не люблю.

Да и мне не хочется какого-то сверхнапряжения ради того, чтобы зарабатывать большие деньги.

На данный момент мне достаточно любимой работы, которая приносит неплохой доход, и мне не нужно возиться с документами.

Я мечтаю больше путешествовать и научиться кататься на серфинге, разве что многие процессы завязаны на мне, поэтому я не могу надолго оставить свою школу, и снова все возвращается к вопросу о масштабировании.

Возможно, своеобразным выходом для меня станет дополнительная организация онлайн-обучения, вдобавок к традиционному, благодаря чему мой бизнес станет более мобильным, но все равно мне кажется, что ценность реального общения и обучения в цифровую эпоху будет только возрастать. Так что вести онлайн-обучение я пока не планирую. Face-to-face я могу принести ученикам гораздо больше пользы, чем онлайн.

В связи с этим не могу не сказать про ситуацию с коронавирусом — знаю, что в Минске, например, многие переходят в онлайн. Но у меня пока все спокойно — все как-то философски настроены. Я, например, выслала всем ученикам сообщение с просьбой не паниковать и соблюдать меры профилактики, в группах поставила дезинфекторы. Я надеюсь на здравый смысл, но при необходимости буду приспосабливаться к новой действительности.

Читайте также

Новости компаний

Сейчас на главной

Онлайн-курсы