Top.Mail.Ru
Личный опыт
Карина Комиссарчик, «Про бизнес» 28 февраля 2019

Потратила $ 100 000 и 3 года ждала прибыли. Белоруска открыла в Америке студию, где рисуют и пьют вино

Мила Крол. Фото из личного архива
Мила Крол. Фото: Карина Комиссарчик

Мила Крол переехала в США еще будучи подростком. Как многие еврейские семьи, ее родители уехали из СССР от антисемитизма. Девочка долго не могла адаптироваться и искала себя. Потом попробовала свои силы в ИТ, где все шло неплохо, но однажды поняла, что хочет больше творчества и независимости. И открыла по франшизе необычную студию рисования. О том, каково это — ждать прибыли три года и бесконечно искать баланс между семьей и бизнесом, — Мила рассказала «Про бизнес».

Убежали от антисемитизма в страну богатых людей и больших домов

— Я родилась в Минске. У меня была жизнь обычного советского школьника. Мы жили в трехкомнатной квартире впятером: мама, папа, я с братом и бабушка. Родители увезли меня в США 30 лет назад, когда я была в пятом классе. Мы евреи, они бежали от антисемитизма, который в то время процветал в СССР. Из-за своей национальной принадлежности они не могли получить работу, которую хотели, меня обзывали другие дети. Кстати, до определенного возраста я даже не знала, что еврейка. Родители сказали мне об этом как о большой тайне и просили держать в секрете, т.к. могли быть неприятные последствия. Тогда в Беларуси было стыдно признаться, что ты еврей. В школьных журналах напротив имени ученика указывалась его национальность.

Из-за общественного давления мои родители приняли волевое решение эмигрировать в Штаты.

Мы уехали по приглашению друзей. Когда нас выпустили через границу, мы ехали через Польшу и Австрию. Затем четыре месяца жили в Италии, после чего, наконец, получили разрешение въехать в Америку.

Первое время жили на пособие. Устроиться, найти жилье и первую работу моим родителям помогли друзья. В начале моя мама убирала дома, а папа водил автобус. Они отдавали все силы, чтобы уйти от необходимости получать пособие, поэтому работали очень много.

Я очень хорошо помню свои первые впечатления от США. В мои 12 лет Америка для меня была местом, где все очень богатые и живут в огромных домах. Когда я приехала в Миннесоту, в Миннеаполис, то смотрела по сторонам и думала: «Что-то это не Америка совсем». Первая квартира, которую арендовали наши родители, находилась на нулевом этаже, то есть наполовину в земле. Когда я смотрела в окно, половина меня была в земле, другая половина смотрела на землю. Здесь опять я думала, что это совсем не похоже на ту Америку, которую я себе представляла.

Фото из личного архива Милы Крол
Фото: Карина Комиссарчик

Потом началась адаптация в стране, где все по-другому. Языка я не знала, культуры и стиля жизни — тоже. В школе меня отправили в класс для эмигрантов, где нам помогали изучить язык. Где-то через четыре месяца я заговорила и стала учиться в обычном американском классе.

После окончания школы я не хотела идти учиться. Я хотела работать, быть независимой и познать мир. Вначале я немного поработала в банке. Затем мне стало интересно ИТ-направление, поэтому я пошла на обучающие курсы. Получив нужные знания, стала работать в ИТ-сфере, в технической поддержке. Далее, как и многие молодые люди в США, решила, что пришло время уехать кататься по Европе, изучать мир. Я просто ездила по разным странам, знакомилась с людьми, изучала культуры и традиции — расширяла кругозор. Вернувшись в США, продолжила работать в ИТ. Только после этого я решила пойти в университет, где изучала социологию. Просто поняла к тому времени, что мне не хватает знаний, без которых я не смогу расти как личность, развиваться и становиться лучше.

Из ИТ в студию рисования

Продолжая работать в ИТ-сфере уже на руководящих должностях (программный директор, менеджер отдела разработки), много путешествуя по работе и зарабатывая приличные деньги, я поняла, что мне чего-то не хватает. Я чувствовала себя маленьким винтиком огромного механизма — и меня это не устраивало. Я хотела создавать что-то важное и нужное, то, что могло бы приносить пользу обществу.

Как-то на день рождения моей мамы я решила сделать для нее что-то особенное, как-то необычно отметить с ней ее праздник. В интернете наткнулась на фото мероприятия, где люди рисуют картины. Решила, что такое времяпрепровождение будет идеальным для нас с мамой. Я нашла это место, и мы отправились туда. Мама моя — человек стеснительный, поэтому я хотела, чтобы она попробовала себя в чем-то новом. До этого она не рисовала. Вначале она смущалась, но после стала буквально меняться на глазах! Она расслабилась, раскрылась, заулыбалась и стала просто наслаждаться процессом.

В этот момент я поняла, что вот таким делом хотела бы заниматься: создать такое место, куда люди приходили бы отвлечься от рутины и проблем, где они раскрывались бы с новой для себя стороны.

Мне показалось, что это будет чем-то важным для общества, а значит, и для меня. Плюс я увидела, что люди не просто пришли порисовать — они отмечали какое-то событие. И делали они это не банально, а креативно. И всем это нравилось.

Фото из личного архива Милы Крол
Фото: Карина Комиссарчик

Я подумала, что у меня достаточно опыта как руководителя и что я готова создать свое дело. Сначала я думала купить франшизу у тех людей, которые организовали студию. Но они закрылись — пришлось искать другой вариант. Ближайшее подобное место, Pinot`s Pallete, находилось в Чикаго. Я съездила туда, проконсультировалась и купила права на открытие Pinot`s Pallete в Миннесоте. Это студия, где посетители могут рисовать (или срисовывать) и при этом пить вино с закусками.

Покупка франшизы обошлась мне в $ 25 тыс. Плюс я должна платить 7% от прибыли в месяц. Франшиза только позволяла мне пользоваться их именем. Все остальное я должна была сделать сама.

Я рассматривала вариант создать свою студию, не привязываясь к франшизе, но, так как это мой первый бизнес, понимала, что мне нужны консультации и помощь.

А в случае франчайзинга я могу задавать любые вопросы и получать на них ответы — правда, в основном это коммуникации с другими франчайзи. Плюс это налаженные бизнес-процессы, что позволяет новому владельцу начать зарабатывать быстрее. При этом имя бренда мне никак не помогло, так как в Миннесоте про них мало кто слышал.

На сайте франчайзеров размещены все наши студии. Они сами занимаются его продвижением. Все платежи за классы также проходят через этот сайт, то есть они следят за всеми транзакциями. Ну, и самое главное, у франшизы есть огромная уникальная библиотека картин, которыми я могу пользоваться. То есть, например, художник из Pinot`s Pallete в Техасе придумал картину, отправил ее в наш общий каталог. Я могу ее взять и рисовать здесь, в Миннесоте.

Фото из личного архива Милы Крол
Фото: Карина Комиссарчик

На открытие — год и $ 100 000

Главные проблемы, которые возникли у меня на пути:

  • Необходимость получения лицензии на продажу алкоголя

  • Если я продаю вино, то обязана продавать еду.

Если первая проблема решается довольно-таки быстро, то со второй я, конечно, намучалась. В Америке, в Миннесоте есть давно проработанные законы для ресторанов, пивных. Сфера, где люди рисуют и пьют вино, новая. Когда я приходила к местным властям с вопросами, а что мне нужно, чтобы открыть такую студию, они не могли дать мне четких указаний. Но при этом обозначили, что если я хочу подавать вино, то должна также подавать приготовленную еду. Это означало, что мне нужно найти такое помещение, где будет не только место для рисования, но также специально оборудованная кухня, сделанная по всем санитарным правилам. Далее мне необходимо было придумать меню, нанять человека, который бы готовил, оборудовать барную стойку.

Получилось, что сначала я планировала сделать просто студию, где люди будут рисовать, а пришлось открывать что-то вроде ресторана.

Хотя мне этого совсем не хотелось. Я далека от этого бизнеса, и мне это совершенно не было интересно. Я нашла помещение, где когда-то был ресторан. Благодаря этому мне не пришлось заниматься переводом помещения из одного статуса в другой. Это немного сэкономило мне время и деньги. Плюс была кухня с уже установленными правильными мойками, необходимым полом и так далее. На оформление всех документов, поиск помещения в аренду, ремонт в нем и все остальное у меня ушли год и чуть больше $ 100 тыс.

Фото из личного архива Милы Крол
Фото: Карина Комиссарчик

«Если после трех лет ты еще на рынке, значит, все будет хорошо»

В конце февраля моей студии будет три года. В первый год я не просто ничего не зарабатывала, но еще и вкладывала в развитие бизнеса. Во второй мы вышли в ноль. Только на третий год я стала выходить в небольшую прибыль. Все мои знакомые, у кого есть свое дело, говорили мне, что судьба любого бизнеса решается в первые три года. Если после трех лет ты еще на рынке, значит, все будет хорошо.

С самого начала и до этого дня мне помогают семь сотрудников, которые работают у меня неполный день. Часть из них — это художники, которые рассказывают людям, как рисовать. Когда я их нанимала, мне было не столько важно, как мастерски они рисуют, сколько как они умеют работать с аудиторией, развлекать ее. Люди приходят к нам отдохнуть, отвлечься. Это не должен быть скучный урок рисования, это должно быть легко и весело. Плюс все картины, которые мы рисуем, легкие. Все картины, как формула, достаточно доступны для людей, которые никогда не рисовали.

Так как успех моего дела зависит исключительно от людей, я понимала, что они должны провести время здесь так хорошо, чтобы уйти в лучшем настроении, чем пришли. Тогда они придут еще и приведут с собой друзей. Это, конечно, самая лучшая реклама. Я также давала объявления в газеты и на радио, но это дорого и не оправдывало финансовых вложений. Реклама в интернете, в социальных сетях для моего бизнеса является самой эффективной.

Есть теория, что человек должен увидеть рекламу семь раз, прежде чем предпримет действие. Это мы говорим только про одного человека, а мне нужны тысячи.

Поэтому много времени я уделяю рекламе в Google, Facebook. В месяц трачу на рекламу $ 2 тыс.

За три года работы я поняла, что чаще всего ко мне приходят женщины от 25 до 45 лет. Я не могу выделить их по профессии или еще по чему-то, но я точно знаю, что они приходят в моменты принятия важных решений, когда они очень эмоциональны. Мужчины тоже приходят, но только со своими женщинами. Более молодые люди могут прийти со своими мамами. Для них самих это дорого. Участие в классе у нас стоит $ 38.

Фото из личного архива Милы Крол
Фото: Карина Комиссарчик

Мой самый маленький класс был — 2 человека. Самый большой — 60. Я никогда не отменяю занятие, даже если пришел один человек, это было мое принципиальное решение с самого начала. Если говорить о сезонности, то зимой у нас самый пик, так как холодно, но люди все равно хотят куда-то выходить, встречаться и общаться. Летом у нас плохой период, но худший — за неделю до начала школы и неделю после.

Баланс между семьей и бизнесом

За три года бизнеса я поняла, что свое дело — это большая жертва. Особенно если ты жена и мама. Моя студия приносит радость очень многим людям, и меня это очень вдохновляет, но при этом мой бизнес забирает меня из семьи, из моей собственной жизни. Я затычка в каждой дырке. Если что-то идет не так, я отвечаю за это.

Чтобы было полегче, в деле должно быть гораздо больше людей. Только тогда собственник может иметь нормальную жизнь.

В первый год я работала по 100 часов в неделю, сейчас примерно 40.

У меня хотя бы освободились вечера, которые я могу посвятить моей семье. Душевное время с мужем и дочерью для меня гораздо важнее любой суммы на банковском счету.

Я помню, как много было сначала слез моей дочки, что меня опять нет дома — для меня это было самым тяжелым. Если бы не поддержка, уважение и понимание мужа, думаю, я бы уже сдалась.

Я уверена, что все женщины, у которых большой бизнес, просто очень удачно вышли замуж за мужчин, которые готовы поддерживать их начинания. Начав свое дело, я поняла, почему женщин в бизнесе меньше: они выбирают семью, а их мужья отказываются принимать их сильными и независимыми. Моему мужу изначально не нравилась идея создания студии, но он видел, как это для меня важно, и не смог встать между мной и моим начинанием. Семья — это партнерство, живой организм, который должен адаптироваться. Я рада, что у нас получилось.

Новости компаний

Сейчас на главной

Платный контент