Войти
Личный опыт
«Про бизнес» 19 октября 2018 2

Авария, кома, предательство партнера и новый рывок. В историю бизнеса этой девушки трудно поверить — читайте

Мария Кошкина. Фото из личного архива
Мария Кошкина. Фото из личного архива

История бизнеса Марии Кошкиной похожа на сюжет мелодрамы. Ее первый проект забрал бывший партнер, когда она после аварии, в которую попала вместе с ним, пролежала почти месяц в коме. Вторую попытку в этой же сфере она сделала после долгих месяцев восстановления. Сегодня компания Марии, основательницы бренда ANSE, является одним из лидеров в России в частном производстве и продажах дизайнерских шуб из искусственного меха, годовой оборот ее бизнеса — 35 миллионов российских рублей. Подробности истории — в этом материале.

Как ролик на YouTube изменил мою жизнь

— Я с детства любила рисовать, 5 лет отучилась в художественной школе. Мечтала стать дизайнером одежды. Но после окончания школы поступила в политехнический университет и на какое-то время про эту мечту забыла. Во время учебы подрабатывала промомоделью, официанткой, репетитором по математике. Я не знала, чем хочу заниматься, просто пробовала себя в разных сферах. А денег на запуск своего проекта не было.

Вернуться к мечте и круто изменить свою жизнь меня заставил увиденной на YouTube ролик, где показывали, как для получения меха с еще живых животных сдирают шкуру. Я поняла, что хочу делать другую одежду. Такую, которая никому не принесет боли и вреда. Думаю, в XXI веке можно организовать более цивилизованное производство.

Начала с поиска шубы из искусственного меха для себя. Нашла с большим трудом в одном из сетевых магазинов.

Я спросила себя: если могут они, почему не могу я?

Мне было 19 лет, когда я решила начать свое дело — заняться пошивом шуб из искусственного меха. Идею поддержал друг (который впоследствии стал моим молодым человеком). Родители дали нам по 30 000 рублей на старт — всего 60 000 (примерно $ 1875 по курсу того времени). Это был в 2011 год.

Фото со страницы Марии Кошкиной ВКонтакте, 2011 год
Фото со страницы Марии Кошкиной ВКонтакте, 2011 год

Воплощение мечты

Я изучила рынок и поняла, что он практически свободный. Такого продукта, кроме как в больших сетевых магазинах, просто не было.

И мы взялись за дело. Я отрисовала первую модель и занялась поиском подходящего материала. Из меха был доступен только белорусский. Владельцы склада, где мы его нашли, пошли нам навстречу и продали на пробу всего три метра. Потом мы нашли швею, которая работала на дому, — она-то и отшила нашу первую шубу. Знакомые фотограф и модель помогли ее отснять. Фотографии разместили в группе ВКонтакте, которую мой парень создал специально для продажи шуб. Тогда такие группы в соцсетях только начинали развиваться. И для нас это было прекрасной возможностью начать продавать свою одежду без вложений в аренду.

Я попробовала запустить таргет — с него пошли первые заказы.

Как только продали первую шубу — вложили вырученные средства в производство второй. Потом в третью. И так далее. Так появился бренд Only Me.

Потихоньку стали появляться отклики, заказов было все больше, процесс начал набирать скорость. У нас было все больше новых идей. Да, первое время мы отрабатывали определенный негатив к новому нестереотипному продукту на рынке. Но постепенно мы увидели интерес к нему.

Мария Кошкина. Фото предоставлено автором
Мария Кошкина. Фото предоставлено автором

Конечно, без сложностей не обошлось. Мы все делали сами, работали без отдыха, экономили на всем, чтобы вкладывать деньги в развитие. Но главное, я поняла, что хочу этим заниматься дальше — это приносит мне истинное удовольствие.

Мы не регистрировали компанию, юридически ничего не было оформлено. А очень зря…

Авария, кома, предательство…

Однажды, в ночь с 23 на 24 ноября 2011 года, когда мы с моим парнем, партнером по бизнесу, ехали на такси из кино, в нас врезался пьяный водитель... Наш водитель погиб на месте. Мой парень почти не пострадал, но даже не вызвал скорую и не позвонил моим родителям… Мама, обеспокоившись молчанием моего телефона и поехав по нашему маршруту, нашла меня в итоге сама. Скорую вызвал случайный человек. Наверное, благодаря ему я чудом осталась жива.

С многочисленными переломами, черепно-мозговой травмой и левосторонним инсультом я попала в реанимацию. После операции впала в кому на 23 дня.

А после того как пришла в себя, меня ждало длительное и мучительное восстановление — предстояло всему научиться заново. Это восстановление длится до сих пор. Но, как говорится, спасибо, что жива.

Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором

Первое, что сделал мой возлюбленный в ночь аварии (видимо, решив, что я все равно не жилец), — поехал в квартиру родителей, забрал оттуда все лекала шуб и удалил меня как администратора из группы ВКонтакте. И начал развивать бренд самостоятельно.

К слову, спустя несколько месяцев, когда я пришла в себя, он предложил мне пойти к нему «креативщиком». Я, конечно, отказалась.

После аварии врачи практически не давали мне шансов — не то что ходить и говорить, даже жить... Но я боролась. Через пару недель снова начала говорить, потом заново научилась ходить.

Временами было очень тяжело. На костылях я вернулась в университет, снова занялась репетиторством. Но идея с экошубами меня не оставляла.

И спустя несколько месяцев я вернулась в этот бизнес — но уже с новым названием и новой командой.

Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором

Новый рывок

Через 9 месяцев после аварии, летом 2012 года, появилась торговая марка ANSE. Название — омоним слова «ответ» на английском языке.

Для меня это ответ и на истребление животных ради красоты, и на мою личную историю… В этот раз я сразу зарегистрировала свою торговую марку.

В новом бизнесе меня поддержали только родители и близкие друзья. Они вложили в дело 100 тыс. рублей (около $ 3100). Мы вместе начали все заново: родители помогали организовать и в свободное от работы время развивать производство, а я взялась за новую коллекцию, за отрисовку эскизов. Взяли закройщика и портного. Оборотных средств было совсем немного, снова пришлось сильно экономить.

Фото с сайта rbc.ru
Фото: Александр Церкасевич, rbc.ru

Но в итоге производство наладили довольно быстро. А вот с продвижением как-то не заладилось. Мы, как и раньше, выпускали новую модель, фотографировали ее и размещали в соцсетях. Но такого отклика, которого мне хотелось, не было. Люди активно лайкали фотографии, но шубы не покупали. Позже я поняла, в чем дело. Во-первых, сказывалась моя оторванность от социальной среды во время восстановления. Модные тенденции за это время заметно изменились. Во всем: в макияже моделей, в их позах, в обработке фотографий… А во-вторых, мое видение идеальной шубы было совсем не таким, как у моих потенциальных покупателей. Люди хотели, чтобы изделие было более нейтральное, чтобы не сильно выделяться. Было больно и неприятно, что многие не разделяют моих идей, но в итоге мне пришлось отказаться от некоторых из них и прислушаться к мнению аудитории.

Когда поняли это и все сделали, как нужно, — пошли первые заказы. Правда, сначала шубы покупали в основном наши знакомые, но потом заработало сарафанное радио — и дело пошло.

Основным каналом продаж оставались соцсети, в основном ВКонтакте, позже присоединился Instagram. Первое время у нас не было даже сайта. Швеи работали на аутсорсинге за 30−40 тыс. рублей в месяц. Для примерок арендовали чужое ателье.

Фото: Инна Птицына, rbc.ru
Фото: Инна Птицына, rbc.ru

В 2012 году мы открыли свой небольшой шоу-рум в Санкт-Петербурге, а в 2013 еще один — уже в Москве, в офисе моего дяди. Через полтора года в столице у нас появилось второе помещение, а в прошлом году мы переехали в самый центр, к метро «Третьяковская».

Хорошим рывком в развитии стал для нас кризис 2014 года.

Да, с одной стороны, сильно подорожал доллар, в результате чего увеличилась стоимость меха и себестоимость каждого изделия соответственно. Но с другой — натуральные шубы еще больше взлетели в цене и спрос на них сильно упал. Для нас это был шанс. И мы им воспользовались.

За счет роста объема продаж смогли увеличить объем закупок и тем самым снизить закупочную стоимость материалов, а также открыть свой пошивочный цех и взять швей в штат.

Фото с сайта womenbz.ru
Фото с сайта womenbz.ru

Мой бизнес сегодня и завтра

На сегодня у нас уже два пошивочных цеха: в одном отшивают коллекции, в другом занимаются индивидуальными заказами для девушек с нестандартными мерками. Есть также склад общей площадью 120 м2. У нас работают 13 швей и контролер качества изделий, всего в штате 40 человек.

Материал закупаем в Корее — там мы нашли оптимальное соотношение цены и качества. Но спрос на него в последнее время существенно вырос, поэтому заказывать приходится большими партиями и на много месяцев вперед. Так, в прошлом сезоне мы закупили сразу 10 км меха. На материалы уходит большинство оборотных средств. Иногда закупку приходится делать в срочном порядке. Например, в прошлом году нам необходимо было срочно выполнить обязательства по заказам, поэтому материал доставляли самолетом — а это очень затратно. Такой способ доставки невыгоден и заставляет нас уходить в ноль по себестоимости или даже в минус. Выгоднее всего доставлять материал морем.

Наш годовой оборот на сегодня составляет 35 млн рублей (более $ 530 тыс.). Ежегодно растем на 40−50%.

Мы производим более 5000 изделий в год. Большую часть в сезон — с августа по март. За сезон продается около 4500 тыс. изделий. Средний чек — 18−20 тыс. ($ 290).

Лидеры продаж — экошубы «под норку». Их за сезон продается около 3 тыс. Себестоимость такого изделия без учета косвенных затрат — 11 тыс. рублей ($ 167). На шубу уходит 2,5 метра искусственного меха, столько же подкладочной ткани и утеплителя. В среднем 1 метр искусственного меха стоит 3 тыс. рублей ($ 45).

Фото со страницы Марии Кошкиной ВКонтакте
Фото со страницы Марии Кошкиной ВКонтакте

Для сравнения: чтобы сшить натуральную шубу, потребуется 40 шкурок зверей. Получается, ежегодно покупатели экошуб спасают жизни 120 тыс. зверьков. Для меня эта цифра очень важна.

Наши клиенты — это женщины, которые хотят выглядеть красиво и не мерзнуть зимой. Часть из них не носят на себе шкуры по идеологическим соображениям, часть — по материальным. Пропорция постоянно меняется. Но сейчас я с уверенностью могу сказать, что среди наших покупателей преобладают женщины, которым просто важно, что они носят. Мы постоянно тестируем разные группы наши потребителей.

Для привлечения и удержания клиентов лучше всего по-прежнему работает SMM. Я уверена, что для современного крутого продукта это единственный по-настоящему эффективный и относительно недорогой способ заявить о себе и привлечь клиентов. Всего на рекламу мы тратим ежемесячно более 100 тыс. рублей.

Кроме того, покупатели отлично реагируют на нашу систему лояльности — у нас существуют скидки со второй покупки и т.д.

Фото со страницы Марии Кошкиной ВКонтакте
Фото со страницы Марии Кошкиной ВКонтакте

Помимо шоу-румов в Петербурге и в столице, сегодня у нас активно развивается региональная сеть. Схема простая: покупательницы из разных городов, став нашими клиентами, сами предлагают открыть представительство в своем городе.

Наша партнерская сеть насчитывает сегодня 32 шоу-рума по всей стране. Опытные торговые представители продают до 300 шуб за сезон.

В онлайн продолжаем продвигаться через ВКонтакте, Instagram, а также YouTube. В Instagram сотрудничаем с блогерами, ВКонтакте часто проводим различные розыгрыши с призами, в YouTube публикуем видео о шубах и ролики, созданные покупателями. Соцсети ведет моя помощница, но я тоже активно в этом участвую.

Фото со страницы Марии Кошкиной ВКонтакте
Фото со страницы Марии Кошкиной ВКонтакте

В наших планах развитие региональной сети и расширение ассортимента. Например, в прошлом году появился тренд на цветные изделия — думаю, в этом году он достигнет пика популярности. И главное — я хочу и дальше продвигать идею альтернативы натурального меха. Надеюсь, мы сможем сделать так, чтобы изделия ANSE стали желаннее шуб из животных. Наша главная цель — одеть женщин красиво и тепло, не жертвуя жизнями животных.

Новости компаний

Комментарии

Войдите, чтобы оставить комментарий

test123.10.2018

до 3х лет за такое дают.

test123.10.2018

бизнес партнер после дтп с трупом и пассажиром в тяжелом состоянии такой спокойно взял и пошел домой и продолжил заниматься бизнесом. и полиция не привлекла его за оставление в опасности. ага.

Сейчас на главной

Платный контент