Войти
  • 1,94 USD 1,9405 0
  • 2,33 EUR 2,3295 +0,0033
  • 3,34 100 RUB 3,3389 +0,0016
Личный опыт
«Про бизнес» 30 августа 2016 4

Незаконная регистрация, субсидиарная ответственность, изъятие дохода: чем учредители расплатились за «старые грехи» и долги

Скриншот видеокадра с YouTube
Скриншот видеокадра с YouTube

История небольшой фирмы, которую рассказывают Максим Половинко, шеф-редактор, эксперт журнала «Юрист» и Елена Полонейчик, заместитель директора, партнер юридического бутика «Belbankrot.by», вскрывает распространенные проблемы, с которыми могут столкнуться компании на стадии банкротства. Авторы материала показывают, как формальная трактовка законодательства и норм субсидиарной ответственности приводят к серьезным штрафам лично для учредителей. По их мнению, меры ответственности, с которым сталкиваются многие белорусские компании, несоизмеримы со степенью допущенных нарушений. И приводят к тому, что у предпринимателей пропадает желание заниматься бизнесом.

— К нам постоянно поступает много информации об особенностях правоприменения в бизнесе. И вот недавно одна компания поделилась историей, которая нагляднее всего отвечает на вопрос, откуда у предпринимателей пессимизм, нежелание идти в бизнес.


Максим Половинко, шеф-редактор, эксперт журнала «Юрист»
Максим Половинко
Шеф-редактор, эксперт журнала «Юрист»

Елена Полонейчик Заместитель директора, партнер юридического бутика «Belbankrot.by»
Елена Полонейчик
Заместитель директора, партнер юридического бутика «Belbankrot.by»

Проблемы и их причины, о которых рассказывается в истории, возникли в результате длительного развития неблагоприятных событий. Каждое из них не критичное. Но в совокупности они привели к плохим последствиям. При этом каждый госорган на каждом из этапов истории действовал, как ему казалось, в соответствии с законодательством. И своим пониманием своих функций.

Действие первое. Регистрация

Решили 3 учредителя создать бизнес: хозяйственное общество. В Беларуси действует заявительный принцип госрегистрации, поэтому документы были приняты без вопросов.

Однако многие знают, что этот принцип реализован, мягко говоря, с искажением сути. Документы на регистрацию принимаются без вопросов, без проверки учредителей. Однако если один из них имеет ограничения к тому, чтобы быть учредителем, созданное юрлицо считается «ущербным». Государственная регистрация признается недействительной по решению суда. Само юрлицо подлежит ликвидации со взысканием доходов за весь период деятельности.

Следует понимать, что ограничения на то, чтобы быть учредителем, могут возникнуть не только по приговору суда (запрет на определенную деятельность). Запрещено быть учредителем, если:

  • Человек является руководителем или учредителем компании на стадии ликвидации или банкротства
  • В течение года после банкротства
  • В ряде случаев, если есть неисполненные обязательства (не погашен долг, например)

То есть, зайти в бизнес легко, но что там будет дальше с тобой — большой вопрос. Правила регистрации юрлица, а также основания для признания государственной регистрации недействительной указаны в Положении, утвержденном Декретом от 16.01.2009 № 1. Эти правила неоднократно обсуждались на различных совещаниях и круглых столах, критиковались. Но пока изменений добиться не удалось.

Ниже мы поймем, почему это важно знать.

Действие второе. Проблемы в бизнесе

У предприятия возникли проблемы. Спрос упал (компания занималась продажей сувениров с фирменными логотипами и корпоративных подарков). Стоимость аренды осталась на прежнем уровне. Достаточно стандартная ситуация для многих бизнесов сегодня.

И когда задолженность по налогам стала превышать 17 млн неденоминированных рублей, налоговый орган подал заявление в экономический суд о банкротстве юридического лица.

Налоговая, как один из кредиторов, подает заявление о банкротстве в общем порядке, при наличии в совокупности 3 условий:

  • У кредитора (в данном случае ИМНС) есть достоверные, документально подтвержденные сведения о неплатежеспособности должника, которая имеет или приобретает устойчивый характер
  • Применение принудительного исполнения (принудительное взыскание долга, — прим. «Про бизнес.»), не произведенного в течение 3 месяцев. Либо в процессе принудительного исполнения выявился факт — у должника нет имущества, достаточного для удовлетворения требований
  • Задолженность составляют 100+ базовых величин

В принципе, никакой проблемы нет: изменившаяся конъюнктура приводит к закрытию бизнесов. ИМНС, как один из кредиторов, вправе инициировать процедуру банкротства.

Но дальше ситуация начала развиваться негативно.

Фото с сайта playbuzz.com
Фото с сайта playbuzz.com

Действие третье. Старые грехи

Параллельно с конкурсным производством суд рассматривал иск ИМНС за «старые грехи» одного из учредителей. Оказалось, что в 1997 году она была учредителем в другой компании. Задолженность этой компании была списана госорганами как безнадежный долг.

При этом, в том же 1997 этот учредитель заключила нотариальный договор купли-продажи своей доли. В банке и в налоговом органе данные об учредителях тогда поменяли. А вот в Едином госрегистре юридических лиц изменения внесены не были.

В итоге ИМНС подала иск о признании государственной регистрации нынешней компании недействительной. И — о взыскании доходов от незаконной деятельности. Причина — один из учредителей указал в заявлении о государственной регистрации компании недостоверные сведения.В заявлении о регистрации юрлица есть пункт, смысл которого в том, что заявитель подтверждает, что он не является учредителем предприятия:

  • Задолженность которого была признана безнадежным долгом и списана в соответствии с законодательными актами
  • С даты исключения такого предприятия из Единого государственного регистра юридических лиц и индивидуальных предпринимателей прошло менее трех лет

В соответствии с буквой закона ИМНС поступила правильно. Но разве от этого легче? По нашему мнению, это нелогично.

  • Наказывается вся компания, а не персонально лицо, которое непосредственно нарушило законодательство.
  • Не учитывается «глубина» виновности, причины и обстоятельства, из-за которых учредитель якобы заведомо сообщил регистрирующему органу ложные сведения

Сама по себе норма о запрете на учредительство для лиц, которые могут скрывать активы, «бросать» предприятия с долгами, выведя все ликвидное на другое свое юрлицо, имеет благие цели. Но тут ключевое слово «могут скрывать». Потому что могут и не скрывать. Могут добросовестно заблуждаться, могут иметь незначительные доли в таких юрлицах и даже не помышлять кого-то обмануть.

Таким образом, госорганы учитывают формальные признаки. Если ты, например, являешься учредителем предприятия в стадии банкротства — то и новое предприятие, созданное с таким учредителем, должно быть ликвидировано.

И даже если соглашаться на существование такой нормы, то почему бы не сократить срок предъявления претензий до, например, 1 месяца или 2 недель? Информация о таких учредителях-нарушителях могла бы появляться в налоговых органах вместе с сообщением о том, что они регистрируют новое юрлицо.

Зачем ждать и давать накопить зарегистрированным компаниям доход, который потом будет изъят?

Действие четвертое. Почему законы не проверяют «тестировщики»?

Фото с сайта geekbrains.ru
Фото с сайта geekbrains.ru

В процессе рассмотрения иска о признании государственной регистрации недействительной возник вопрос о доходе компании за время ее работы на рынке. Он, напомним, подлежит изъятию — если госрегистрация признается недействительной.

В нормативном порядке установлено, что доход рассчитывается по формуле «Доход = выручка — (уплаченные налоги, сборы + понесенные затраты на производство и реализацию товаров/работ/услуг)».

Бизнес, о котором идет речь, использовал упрощенную систему налогообложения. Это дало повод ИМНС утверждать, что затрат, учитываемых при налогообложении у такого юрлица просто нет. То есть взысканию подлежит вся выручка за минусом налогов.

Суд обязал налоговую провести доппроверку. Она показала, что если бы предприятие использовало обычную систему налогообложения, то затраты превысили бы выручку. Однако, несмотря на это все, суд согласился с доводами ИМНС. Он взыскал всю выручку за вычетом налогов (около 370 млн неденоминированных рублей).

Если бы нормы и правила «кодировал» программист, а потом проверял тестировщик, то, по нашему мнению, были бы введены полные исходные данные. Было бы проверено, как закон «реагирует» на разные варианты: «упрощенку», единый налог, льготные режимы, незаконную деятельность, отсутствие деятельности.

Действие пятое. Как долги предприятия становятся личными долгами учредителей

Сейчас много говорится о «зверствах» с субсидиарной ответственностью учредителей, то есть возложением долгов предприятия-банкрота лично на учредителей и руководителей, которые виновны в наступлении банкротства предприятия. Слова «предпринимательский риск», «конъюнктура рынка», «платежеспособный спрос» стали пустым звуком, по крайней мере при рассмотрении исков о привлечении к субсидиарной ответственности.

Не стала исключением и наша ситуация. Антикризисный управляющий подал в суд иск о привлечении виновных в банкротстве лиц к субсидиарной ответственности. Кто сталкивался с делами о привлечении к субсидиарной ответственности знают, что есть 2 основания для привлечения к ней:

  • За доведение до банкротства
  • За неподачу в месячный срок заявления должника

Управляющий просил привлечь двух учредителей из трех:

1. Директора предприятия (он же соучредитель) — за доведение до банкротства. Причина: неподача заявления должника в месячный срок. Сумма: все непогашенные долги, это около 80 млн белорусских рублей.

2. Учредителя, указавшего недостоверные сведения о своем прошлом бизнесе, на сумму 370 млн руб. То есть, в сумму взыскания вошел вот этот «репрессивный» штраф, который никакой функции вообще не несет. Отметим, что дело было в райцентре, где несколько другие доходы.

Чего хотел добиться суд? «Исправления» учредителя? Пожизненно (пока не будет выплачена вся сумма) отдаваемый штраф не очень этому способствует. Предупреждение других? Это, скорее, будет работать как предупреждение «ни за что не занимайтесь бизнесом». Наказание? Вот только это и работает. Но соразмерно ли наказание нарушению?

В итоге суд принял решение привлечь к субсидиарной ответственности и директора (за доведение до банкротства, на 80 млн), и одного из учредителей — на 370 млн (тем самым суд самостоятельно изменил основание для привлечения к субсидиарной ответственности).

В этом решении есть и еще небольшая загвоздка — вообще-то вот так нельзя делить суммы между привлекаемыми к ответственности. Однако такие решения стали чаще встречаться в последнее время: надо полагать, суды регулируют справедливость возложения ответственности. По закону, долевой ответственности нет, есть только солидарная. Поэтому правовое основание для такого решения — ст. 11 закона «Об экономической несостоятельности (банкротстве)», повторяющая схожую норму Гражданского кодекса. При недостаточности имущества должника для расчета с кредиторами учредители и руководители солидарно несут субсидиарную ответвенность.

Фото с сайта econet.ru
Фото с сайта econet.ru

Суд посчитал, что есть прямая причинно-следственная связь между действиями учредителей и наступившим банкротством. При этом в долге на 370 млн рублей виноват конкретный учредитель. А во всех остальных долгах — директор.

Однако, по нашему мнению, здесь есть причинно-следственная связь между действиями учредителей и образованием задолженности. Но не наступлением банкротства.

Чем все закончилось и была ли у госорганов альтернатива?

Итак, у нас ситуация: предприниматели, у которых было желание заниматься бизнесом и дальше, несмотря на трудности с падением спроса, лишились его. И вдобавок получили возложенную лично на них материальную ответственность.

Основную проблему создало нормативное регулирование, которое позволяет за, в общем-то, незначительные ошибки признавать государственную регистрацию недействительной и взыскивать доходы за все время работы компании.

Госорганы выполняли закон и действовали исходя из собственного понимания ситуации.

Вот что было сделано — и что можно было бы сделать:

Этап регистрации. Налоговая могла вступить в контакт с неправильно зарегистрированным предприятием незамедлительно после регистрации, чтобы избежать накопления дохода, который надо будет взыскать. Этого не было сделано.

Совет юриста: перед регистрацией юрлица узнайте в регистрирующем органе, налоговой, службе исполнителей по месту жительства информацию по наличию ограничений для учреждения юридического лица.

Этап принудительной ликвидации. Суд мог посчитать допущенные нарушения при регистрации (забыл учредитель о том, что у него была доля в компании 15 лет назад, но денег не прятал, активы не выводил) незначительными и отказать в ликвидации.

Но он этого не сделал.

Этап определения размера дохода. Налоговая могла посчитать доходы в соответствии с духом закона, а не слепо следуя дословному содержанию.

В свою очередь, суд выполняет в т.ч. функцию оценки распространения той или иной нормы на конкретные правоотношения. Включая и их толкование. То есть, он мог определить размер дохода в соответствии с правилами логики — не забирать незаработанные деньги. Этого сделано не было.

Этап привлечения к субсидиарной ответственности. Суд мог посчитать перенос штрафа на конкретное физическое лицо несоразмерным допущенному нарушению.

Этого сделано не было. Судом наоборот по неизвестным причинам, но в то же время на законных основаниях, самостоятельно заменено основание для привлечения к ответственности.

Итак, все действовали законно, обоснованно.

А что бизнес-климат? Предпринимательская инициатива? Можно констатировать, что ничего хорошего не вышло. Никто не говорит о том, что надо прощать мошенников или нарушителей закона. Но в последнее время причины проблем, возникающих у предпринимателей, сместились с норм законодательства — на практику применения этого законодательства. И об этом надо задуматься и, мы считаем, что-то менять.

От редакции: приглашаем обсудить и прокомментировать тему и других заинтересованных лиц, включая антикризисных управляющих, предпринимателей, представителей налоговых органов и судов

Подпишитесь и читайте нас в Facebook!

Подписывайтесь на наш канал в Telegram!
telegram.me/probusiness_io

Комментарии

Войдите, чтобы оставить комментарий

Иван Пашкевич1.09.2016

Обращаясь к "героям" статьи, почему вы пытаетесь работать и спорить с государством по понятиям а не по закону?? Почему предоставление ложных сведений гос органу вы считаете сущей мелочью? Почему именно вы считаете себя единственно верным в определении существенности того или иного действия или нарушения? Почему все окружающие, включая гос. органы, должны поступать только по вашему усмотрению? Почему вы кричите во всеуслышание, что налоговая действует по закону и это неправильно? Почему вы обвиняете в предвзятости суд, который тоже к вашему удивлению работает по закону? Да почему вы вообще могли предположить, что суд не будет работать по закону?
Если уж вы и начали работать по закону - работайте и забудьте свои понятия "суд мог бы и так", "это разве справедливо", "это несоразмерно". У государства свои понятия, ими они вас на место и поставили.

Дмитрий Дедотредактирован 31.08.2016

Я лично прошел все круги "государственного рейдерства", банкротства, экономических судов и субсидиарной ответственности... Работал тихо, никого не трогал, но поменялся собственник здания. Был один гос, стал другой... И началось.... Обманули (!!!) ставкой арендной платы, потом помещение вообще отобрали путем применения кабальных условий договора аренды, потом пошло банкротство... Имущества хватало на покрытие долгов, но без ведома учредителей были и суды, и уценки, и переоценки (одной мебели было на 15 000 Евро, но ушло все неизвестным образом госсобственнику (он же новый собственник помещения) за 20 000 000 (1 500 Евро на тот момент) старых денег и до сих пор им используется)... И все это возможно в нашей стране... В итоге т.к.я являлся и директором, и учредителем - все долги прилетели мне... Вот вам и Общество с Ограниченной Отвественностью.... Хотя причина банкротства была очевидна (резкое увеличение арендной платы на 400% и коммунальных платежей на 600(!!!)%), управляющая компания посчитала виновным директора... Рад был, что хоть не посадили, хотя ДФР дважды допрашивали, почему не продал ложки -вилки тарелки и не предотвратил банкротство... А в помещении том, "некогда моем" на "некогда моем оборудовании" - ныне государственное заведение общепита.... И суда у нас нет!!! И обращался я куда только мог - бесполезно... Комментарии юристов же были следующие: "Ваше дело выигрышное на 99%, но ответчик - государство и Вы ничего не выиграете"... В итоге плюнул, уехал в другой город и начал жизнь с нуля....

Сергей Иванов31.08.2016

Профи этот вопрос знают. Непрофи с ним сталкиваются на практике и узнают по факту и с убытками ). Обсуждать здесь особо нечего, т.к. в принципе ничего не изменится. Рыба гниет с головы.

Dima31.08.2016

Мы превращаемся в безжалостное и не милосердное общество. Каждый знает, что все не для, а против него. Судам мало кто верит. Становится очень очевидно, что законы направлены не для исправления, а чтобы отнять любым путем. Просто в стране "заканчивается уголь", а на содержание горрайоблсельиспалкомов надо не мало. Такое ощущение, что о завтрашнем дне там никто не думает. Бизнес климат говоришь!) Скорее не благодаря, а вопреки, тут еще кто-то, что-либо делает. По поводу субсидиарной ответственности. Это закон напрочь стирает грань между юридическим и физическим лицом. Давайте отменим ооо, а сделаем фз, и станет сразу понятно, что у тебя в нашей стране есть большой шанс, стать выдающимся бизнесменом, только он один. Промах, и до конца дней своих ты должен, а уставной капитал тогда для чего великие умы придумали, если ты всеравно рискуешь собственным имуществом? Инициатива - это уплывающая с этой пристани лодка, и отсюда ее не видать!

Платный контент

20170626