Top.Mail.Ru
Probusiness Youtube
  • 2,52 USD 2,5195 +0,0045
  • 2,65 EUR 2,6487 +0,0188
  • 3,96 100 RUB 3,962 +0,0024
Экономика Владислав Кулецкий, «Про бизнес» 12 мая 2022

«Санкции затронут каждого». Эксперт объяснил, почему в этот кризис никому не удастся отсидеться в стороне

Фото: everything.kz

Санкционные списки западных стран пополняются чуть ли не каждый день. Туда постоянно попадают белорусские компании и банки, а также физлица. И может показаться, что проблемы начинаются лишь у тех, кто в списках уже есть. Но это заблуждение. Есть примеры, когда проблемы из-за санкций начались без попадания в списки. Почему так происходит? Что ждет белорусскую банковскую систему и экономику дальше? Есть ли выход из ситуации? «Про бизнес» побеседовал на условиях анонимности с представителем банковской сферы о главной проблеме в условиях санкций, а также путях выхода из разгоняющегося кризиса.

«Санкции — это не проблема отдельного предприятия или банка»

— Мне кажется, основная проблема сейчас заключается в непонимании, что санкции — это не проблема конкретного предприятия или банка, — говорит наш собеседник. — Это проблема всей страны. И все предприятия, банки, физические лица так или иначе затронуты санкциями. Нет в стране тех, кого это не коснулось. Даже если мы не видим названия конкретной компании или банка в различных санкционных списках, которые множатся сейчас в геометрической прогрессии, это не значит, что этих санкций нет, что они на вас не влияют. Они могут влиять на бизнес и потребителя через продуктовые полки в магазинах, когда те или иные товары уходят, через трудности в работе банковских платежных карточек и так далее.

Субъекты хозяйствования теперь не всегда могут провести платежи — будь то в Российскую Федерацию, будь то в другие страны, потому что банковский бизнес — это бизнес репутации, бизнес доверия. Когда страна находится под санкциями, репутация и доверие так или иначе страдают.

И, по мнению источника «Про бизнес», сразу встает вопрос, как конкретный банк или компания администрируют этот санкционный режим и способны ли они вообще администрировать его. Нельзя сказать, что этот банк санкционный и у него есть проблемы, а тот — не санкционный и там все хорошо.

Эксперт приводит примеры:

— В мире десятки тысяч банков, в Европейском союзе — тысячи банков, а в Беларуси — 22. Наша экономика — маленькая. Администрирование санкционной страны — это дополнительные операционные расходы. При небольшом трафике через конкретные банки цена администрирования намного выше, чем доход от этих платежей. И дальше идут элементарные вопросы администрирования расходов. Если бизнес не приносит доход, его закрывают. То есть банки закрывают возможность проведения платежей. История с Альфа-Банком (Беларусь) в этом отношении очень показательна. Непосредственно белорусская Альфа не фигурирует в санкциях. Как и казахстанская, однако она уже продана («Альфа-Банк Казахстан» продали Банку ЦентрКредит, — прим. «Про бизнес»), потому что с брендом Альфа и с многочисленными бенефициарами, которые находятся в санкционных списках, этот банк не имел среднесрочной перспективы.

А нидерландский дочерний банк группы Альфа Amsterdam Trade Bank вообще объявили банкротом. Мало того, есть анекдотичные истории о том, что из-за названия «Альфа» попал под жесткий прессинг со стороны банков-корреспондентов один из старейших греческих банков, который вообще не имеет отношения к российскому Альфа-Банку.

Аналогичная ситуация с платежными системами. Россия в прибыли и Visa, и Mastercard занимает всего до 2%. И это при том, что в России Visa и Mastercard занимают половину рынка в пересчете на выпущенные карточки. Имеет ли смысл тратить многочисленные усилия, брать на себя репутационные и стратегические риски ради этих 2%?И это Россия, которая в экономической составляющей в 25−35 раз больше, чем Беларусь.

«Адекватного ответа на проблемы нет»

Есть ли у нас адекватный ответ на все это? Эксперт считает, что на этот вопрос очень сложно ответить. Например, по его мнению, платежные системы МИР и Белкарт не являются в настоящее время адекватной заменой западных платежных систем. Точно так же российская «Система передачи финансовых сообщений» не может заменить SWIFT, потому что не покрывает все потребности экономики в платежах.

— И китайская UnionPay не смогла заменить их, потому что китайцы очень прагматичны, — поясняет собеседник. — Они не хотят работать в странах, где есть санкционное давление, потому что для них интересен рынок Европы и США.

Мало того, мы не знаем, какие еще шаги будут предприняты Евросоюзом и США. Санкции пока что будут только расти. То есть даже планирование в краткосрочном периоде (неделя, месяц) уже не представляется возможным. Это новая реальность, новая система координат. И отсидеться на «своем хуторе» никому не удастся.

Дальше стоит вопрос сохранения предприятий, банков, потому что это работа, зарплата граждан, налоги… И вот основная задача менеджмента — в условиях полной неопределенности находить наиболее разумные решения. Сейчас очень важно не обвинять всех и вся, а находить решения. С выработкой решений, к сожалению, большие проблемы.

«Универсального решения нет, но правительство готовит законопроект, который поддержит устойчивость белорусской экономики»

Правда, есть надежда, что скоро появятся новые возможности для преодоления санкционных проблем. По данным нашего источника, белорусское правительство разработало законопроект, который должен будет помочь экономике:

— Обращаю внимание, что именно законопроект, а не указ, поскольку, согласно новой редакции Конституции, указы президента не могут противоречить законодательству. И в этом законопроекте прописан целый ряд вещей, которые не вписываются в существующее законодательное поле. Если этот законопроект будет поддержан в парламенте и подписан президентом, то, мне кажется, это будет существенной поддержкой устойчивости белорусской экономики. Принять его могут уже в этом месяце.

Но спасение экономики и бизнеса не только и не столько в данном законопроекте:

— Нет универсального решения, которое закроет все наши вопросы. Нет чудо-богатыря, нет волшебников в голубом вертолете. Но без принятия соответствующих мер скорость ухудшения ситуации будет расти. Глава Банка России Эльвира Набиуллина считает, что экономика достигнет дна в VI квартале 2022 года. Поэтому мы еще как минимум полгода будем падать. И вопрос в том, насколько быстрым и глубоким будет это падение. О росте нет речи.

Эксперт уверен: главное, что предприятия и государство сейчас могут сделать для преодоления кризиса — это признать, что санкции касаются всех.

— Это как в медицине: правильная постановка диагноза — половина успеха. Я вижу, что многие субъекты хозяйствования не готовы признать наличие у них проблем. Они считают, что проблемы у других. Почему? Потому что «меня нет в санкционных списках». А то, что есть секторальные и вторичные санкции — «при чем здесь я?». Но общество и экономика не состоят из автономных единиц — все взаимосвязано. Работать уже сложно. Но здесь встает остро вопрос профессионализма, жизненного опыта и умения разговаривать, а не требовать, выставлять ультиматумы. Сейчас, к сожалению, чувствуются в коммуникациях именно эти составляющие — требования, агрессия, безапелляционность. Все должны помочь друг другу, договориться о совместном решении. И это в равной степени относится как к госорганам, так и к субъектам хозяйствования — и государственным, и частным. Договариваться пока не готов никто.

Читайте также