Top.Mail.Ru
Probusiness Youtube
  • 2,54 USD 2,5448 +0,001
  • 2,87 EUR 2,8702 -0,0093
  • 3,45 100 RUB 3,4543 +0,0152
Экономика Владислав Кулецкий, «Про бизнес» 17 ноября 2021

«Бизнес активно берет деньги в долг, не думая чем будет отдавать». Мнение эксперта о ситуации в экономике

Источник: zen.yandex.ru

Национальный банк опубликовал аналитическое обозрение по условиям банковского кредитования в III квартале 2021 года. Регулятор констатировал у кредитов для бизнеса ужесточение по всем параметрам. Однако эксперты Нацбанка зафиксировали и удивительно оптимистичный взгляд в будущее у белорусских банкиров: прогнозируется, что в IV квартале 2021 года и I квартале 2022-го ситуация изменится — получить финансирование у банков предпринимателям будет проще, особенно в белорусских рублях. Старший аналитик «Альпари Евразия» Вадим Иосуб прокомментировал результаты исследования и объяснил, чего стоит ждать бизнесу дальше от банковских кредитов.


Вадим Иосуб
Вадим Иосуб
Старший аналитик «Альпари Евразия»

Справка «Про бизнес»

Аналитическое обозрение основано на экспертном опросе руководителей банков. Участие в исследовании приняли 24 банка.

В качестве показателей изменения условий кредитования использовали:

  • индексы diffusion index (диффузные индексы), которые рассчитываются по формуле: (процент банков, сообщивших о существенном ужесточении условий кредитования) + 0,5*(процент банков, сообщивших об умеренном ужесточении условий кредитования) — 0,5*(процент банков, сообщивших об умеренном смягчении условий кредитования) — (процент банков, сообщивших о существенном смягчении условий)
  • индексы net percentage, которые рассчитываются по формуле: (процент банков, сообщивших об ужесточении условий кредитования) — (процент банков, сообщивших о смягчении условий кредитования).

Значения индексов находятся в диапазоне от -100 (максимальное смягчение банками условий кредитования) до +100 (максимальное ужесточение банками условий кредитования). Под ужесточением условий кредитования подразумевается снижение (ухудшение) доступности кредитов, под смягчением — повышение (улучшение) доступности кредитов.

Нажмите для увеличения

Инфографика: nbrb.by

«Единственная причина ужесточения условий кредитования — пессимистичный взгляд на состояние экономики»

Для всех категорий бизнеса (крупный, средний и малый) в III квартале условия кредитования и в валюте, и в белорусских рублях ужесточили. Вялое желание банков кредитовать экономику связано, видимо, с опасениями по поводу санкций, а также общим непониманием, что будет дальше. Более жесткие условия означают, что банки готовы кредитовать только под более высокие проценты, то есть включая туда все свои риски.

В последние месяцы проблем с ликвидностью у банков уже нет. Кроме того, население стало увеличивать объем срочных валютных и рублевых депозитов. Причем в последние два месяца прирост, очевидно, превышал начисленные за месяц проценты. То есть это рост не за счет капитализации — люди на самом деле несут деньги в банки. Поэтому я и считаю, что единственная причина для перестраховки банков — это пессимистичный взгляд на развитие экономики и состояние их же клиентов.

Нажмите для увеличения

Инфографика: nbrb.by

Но в этой тенденции есть и небольшое исключение: в III квартале 2021 года для крупного бизнеса смягчили «требования к обеспечению исполнения обязательств по кредитному договору». О чем это говорит? Предположу, что все дело в качественном составе сегмента крупного бизнеса в Беларуси: у нас это зачастую государственные либо полугосударственные компании. И несмотря на то, что этот документ формировался без учета льготного кредитования и, по идее, отражает именно рыночные процессы, свою роль мог сыграть «административный рычаг». Тем более, что крупнейшие банки у нас тоже государственные.

Таблица: nbrb.by

И здесь получается очень интересная ситуация. Когда мы говорим об обеспечении по кредитам применительно к крупному бизнесу, не стоит сильно на него рассчитывать. Это обеспечение может быть чисто номинальным. Формально по документам завод может предоставить в качестве залога какой-нибудь свой цех. Но в случае неисполнения обязательств механизма изъятия и продажи этого цеха фактически не существует. Прецедентов не было. Поэтому здесь хоть смягчай, хоть ужесточай условия — вопрос обеспечения останется очень неоднозначным: залог есть, а ничего сделать с ним нельзя.

«Рост спроса на кредиты — плохой знак»

У крупного бизнеса вырос спрос на кредиты и в рублях, и в валюте. Это плохой знак. Он указывает, что у нас бизнес, особенно крупный, не очень чувствителен к потенциальным рискам. Во всем мире существуют явные кредитные циклы. Смысл очень простой — когда бизнес ожидает кризиса или, например, ухудшения условий ведения своего бизнеса (снижения продаж, роста процентной ставки), он на это реагирует снижением спроса на кредиты. То есть когда экономика растет — это хорошее время, чтобы брать кредиты, когда падает — плохое. Но так только в теории. Эта схема работает только в нормальной экономике, когда у предприятий адекватные стимулы и мотивация. У нас же, мне кажется, стабильно высокий спрос на кредиты сохраняется буквально всегда.

Таблица: nbrb.by

Были времена, когда кредитные ставки измерялись десятками процентов (в январе 2012 года был пик: 55,3% годовых на вновь выдаваемые кредиты в белорусских рублях. — Прим. «Про бизнес»). Госпредприятия жаловались, что ставки очень высокие, но при этом все равно брали кредиты. В ситуации, когда государство за тебя поручается и гарантирует возврат кредита (а чем хуже ты возвращаешь долги, тем сильнее тебя поддерживают), почему бы не взять дополнительные деньги? Это называется «мягкие бюджетные ограничения». Независимо от перспектив и процентных ставок, ты просто понимаешь, что с высокой долей вероятности отдавать кредит тебе не придется.

А тем временем объемы кредитования растут и превышают уровень прошлого года: за январь-сентябрь — почти 71 млрд бел. рублей (почти $ 29 млрд), а в 2020-м было меньше 69 млрд бел. рублей (почти $ 28 млрд).

Главная проблема — скудность инструментов финансового рынка. В развитых странах есть множество способов финансирования: и выпуск облигаций, и IPO, и привлечение инвестиций через частные фонды и прочее. У нас же как альтернативу кредиту можно рассматривать лишь закрытый выпуск облигаций — по сути, для одного банка. Тот же кредит, только структурированный через продажу ценных бумаг. При обычном выпуске облигаций деньги придется ждать слишком долго. И не факт, что кто-то вообще будет их покупать.

Рациональному поведению руководителей также мешает убежденность, что любую дыру в экономике предприятия можно заделать кредитом. В мире все работает по-другому. Есть дыры, которые говорят о том, что упал спрос и, может быть, стоит на время сократить объем производства. Это было хорошо видно во втором квартале прошлого года во время первой волны пандемии. То есть иногда проблемы указывают нам: попридержи коней, потому что перспективы не определены. При нормальной рыночной экономике это повод снизить издержки, а не любой ценой набрать кредитов.

Вероятно, рост объемов кредитования падать не будет, потому что рано или поздно кризис истощит оборотные средства компаний. Их будут пытаться восполнить. Тем более, что в IV квартале 2021 года и I квартале 2022-го прогнозируется смягчение условий выдачи кредитов.

Есть ли сейчас смысл бизнесу брать кредит?

Стоит ли сейчас брать кредит и какой? Нет универсального ответа для всех. Есть только разумные подходы. Как минимум нужно брать кредит в той валюте, в которой у вас выручка. Если вы экспортер, то нет проблемы взять валютный кредит, но если нет, то лучше не рискуйте. Никто не даст гарантию, что курс будет более или менее стабилен.

Нужно делать анализ перспектив своего бизнеса. Даже если сейчас вы успешны, это не значит, что и дальше так будет. Если текущая рентабельность покрывает ставку кредита и есть уверенный прогноз, что с учетом существующих рисков на срок кредитования большого ухудшения в бизнесе не будет, тогда берите кредит. Это рациональный подход. Но на практике не все так поступают.

Нажмите для увеличения

Инфографика: nbrb.by

По данным Нацбанка, ставки по новым кредитам для юрлиц в октябре в среднем были равны 13,79% годовых в белорусских рублях. Это неплохие проценты. Кроме того, смотреть нужно на реальную ставку. Это разница между кредитной ставкой и инфляцией. По октябрю годовая инфляция составила 10,5%, а значит, реальная ставка была 3,29%.

​​Нажмите для увеличения

Инфографика: nbrb.by

Стоит посмотреть и на возможность роста ставки рефинансирования, вслед за которой могут подскочить ставки по кредитам. Но сейчас нет уверенных прогнозов о росте ключевой ставки. Пока лишь эксперты Евразийского банка развития говорят о возможности и необходимости такого повышения. Но они говорят, как должно быть по учебнику. И я с ними согласен. Однако на самом деле уверенности, что ставку повысят, совсем нет. Потому что руки у Нацбанка сейчас частично связаны и регулятор не может принять такое решение независимо, без оглядки на мнение правительства. Ставка рефинансирования по определенной формуле привязана к ставкам по большинству кредитов и, конечно, никто не хочет, чтобы она росла. Даже льготные кредиты подорожают при повышении СР.

Еще больше бизнеса — в нашем Telegram-канале. Подпишись!

Так что повышать ставку рефинансирования только ради борьбы с инфляцией, скорее всего, не станут. Думаю, правительство активно противостоит ужесточению кредитно-денежной политики Нацбанка. И это один из рисков, которые нужно учитывать тем, кто сейчас берет кредиты. Если рациональные цели Нацбанка все-таки победят желания правительства, кредиты неизбежно станут дороже, а те, кто их взял, получат дополнительные издержки.

Читайте также