Top.Mail.Ru
Probusiness Youtube
  • 2,42 USD 2,4154 -0,0057
  • 2,8 EUR 2,8032 -0,0162
  • 3,47 100 RUB 3,4731 +0,024
Экономика Светлана Белоус, «Про бизнес» 17 августа 2021

«Готовьте подушку безопасности». Запад расширяет санкции против Беларуси — каких потрясений ждать

Фото с сайта Eurasia.expert.com
Фото: eurasia.expert.com

9 августа США объявили о масштабном пакете санкций в отношении официального Минска. О новых ограничениях 9−11 августа также заявили Великобритания, Канада и Швейцария. Как расширение санкций со стороны Запада может отразиться на общем состоянии экономики Беларуси, какие последствия ждут частный бизнес и когда они развернутся в полную силу, рассказывают эксперты проекта BEROC.

Дмитрий Крук
Дмитрий Крук
Научный сотрудник проекта BEROC
Лев Лльвовский
Лев Львовский
Доктор экономических наук, эксперт проекта BEROC

Этим летом официальный Минск все сильнее ощущает на себе давление со стороны Запада. 3 июня США заявили о возобновлении санкций в отношении целого ряда предприятий белорусского нефтехимического комплекса. Спустя несколько недель, 21 июня, Евросоюз утвердил секторальные экономические санкции, которые могут повлиять на связанные с властью бизнесы в сфере торговли и логистики, а также грузовой автопром. В тот же день ЕС, США, Великобритания и Канада синхронно обновили «черные списки» по Беларуси, куда включили более 40 физлиц и 13 организаций.

9 августа, спустя год после выборов в Беларуси, администрация Джо Байдена объявила о еще более масштабных санкциях в отношении Беларуси. Введены ограничения для 23 граждан и 21 юридического лица — это строительные, табачные, энергетические и транспортные компании.

О расширении санкций 9−11 августа сообщили также Великобритания, Канада и Швейцария. Ограничения затронут финансовый сектор, страхование, поставку нефтепродуктов и калийной продукции.

Эксперты обращают внимание, что говорить о масштабах экономических потерь после расширения санкций можно лишь приблизительно, с большим количеством оговорок.

Если представить негативный сценарий, когда власть не пытается противодействовать волне «экспортного шока», в ближайшие годы нас может ждать сокращение ВВП на 10−13%.

Такая ситуация не может не отразиться на обменном курсе в стране и финансовом положении многих заемщиков, а также частном бизнесе, доходах/занятости населения и других важных экономических показателях.

Почему санкции США называют «самыми масштабными» в истории для Беларуси

Лев Львовский:

— Важно пояснить, что Белый дом 9 августа издал фактически два отдельных документа. Первый — возобновляет и расширяет действие старых санкций, именно в нем упомянут ряд физических лиц, а также крупных белорусских компаний и банков, таких как «Беларуськалий», «Белнефтегаз», «Белказтранс», «Белказатранс Украина», «Энерго-Ойл», «Интер Тобакко», Абсолютбанк и другие.

Фото с сайта Belmarket.by
Фото с сайта Belmarket.by

Второй документ, подписанный президентом Байденом, описывает, как правительство США должно работать над санкциями и какими они должны быть. Так как этот указ описывает общий характер и вид будущих санкций, в нем присутствуют, скорее, размытые формулировки, нежели конкретные юридические детали.

Но уже сейчас мы видим, что США, подключившиеся к санкционному давлению позже ЕС, настроены очень серьезно.

В документе особо подчеркивается намерение ударить по оборонному сектору, энергетике, калийному производству, табачной продукции, строительству и транспортной индустрии.

Насколько масштабными окажутся последствия этих решений, на мой взгляд, зависит от того, будет ли применен механизм «вторичных санкций» по образцу Ирана или Северного потока-2. Если «вторичные санкции» заработают, то любая компания, ведущая дела с «подсанкционной», будет подпадать под те же ограничения. Таким образом практически полностью исключается большинство методов обхода санкций, будь то взаимозачетные поставки нефтепродуктов (например, если бы мы поставляли нефтепродукты в РФ, а она продавала в ЕС свои нефтепродукты) или создание бесконечного числа фирм-прокладок.

Я предполагаю, что механизм токсичности с введением санкций США так или иначе будет иметь место, хотя мы пока не знаем, будет он минимальным или включится на полную мощность. Международная практика показывает, что крупные мировые компании стараются дистанцироваться от санкций США, даже если в юридической плоскости им ничего не угрожает.

Если компания внесена в «санкционный список» США, чем это грозит?

Дмитрий Крук:

— Поименное включение отдельных лиц и компаний в санкционный лист Офиса по контролю за зарубежными активами Казначейства США (OFAC SDN-лист) сравнимо с «черной меткой» на мировом рынке. Американские резиденты будут избегать заключения сделок с подсанкционными компаниями, а при наличии в их распоряжении активов таких компаний будут способствовать их блокировке.

Фото: Jason Goh / Pixabay
Фото: Jason Goh / Pixabay

Еще одним ощутимым последствием может стать недоступность расчетов в долларах для таких компаний. Объясню, как это работает. Среди американских резидентов, для которых обязательно выполнение санкционных положений, есть банки. И расчеты в долларах на каком-либо из этапов обязательно пройдут либо через американский банк, либо через банк, имеющий прямой доступ на финансовый рынок США. Соблюдая санкционные положения, они должны будут немедленно заблокировать соответствующую долларовую транзакцию и заморозить средства.

Что касается «вторичных санкций», то пока в опубликованных документах я не вижу, чтобы этот механизм по Беларуси был формализован. Но очень часто контрагенты подсанкционных компаний из других стран в качестве перестраховки самостоятельно принимают решения об отказе сотрудничества с ними.

Зачастую нет времени или слишком дорого разбираться в том, каковы могут быть юридические последствия, поэтому легче просто отказаться от сомнительного сотрудничества.

Все перечисленное означает, что для компаний и лиц, которые попали в SDN-лист, последствия будут очень ощутимы. Понятно, что с помощью ряда схем некоторые компании могут предпринять попытки ограничения обойти. Соответственно, негативное влияние на финансовый результат будет разниться. По этой причине сегодня сложно оценивать, каким будет макроэффект от точечного компонента санкций.

Как повлияют на экономику секторальные санкции США

Дмитрий Крук:

— В новом указе Байдена содержится компонента секторальных санкций. Вдобавок к включению в SDN-лист конкретных компаний в нем проговаривается, что санкции будут распространяться на белорусский финансовый и энергетический сектор, производство калийных удобрений, строительство и табачное производство и др.

В том, как это будет действовать, пока есть значимый элемент неопределенности, своеобразный люфт в возможных последствиях. Без введения формализованного механизма в отношении резидентов из третьих стран отказ от сделок с товарами белорусского происхождения, вероятно, не будет тотальным.

Фото с сайта Infotrans.by
Фото с сайта Infotrans.by

Там, где сделки для контрагента белорусской стороны носят экономически значимый характер или где есть другие соображения вдобавок к коммерческим, думаю, бизнес-отношения будут сохраняться. Например, я сомневаюсь, что американские санкции станут поводом для китайских и индийских контрагентов отказаться от покупки белорусского калия. Также не думаю, что российские банки будут отказываться кредитовать своих белорусских «дочек» или других белорусских контрагентов.

Но опасности могут поджидать белорусскую сторону с разных сторон. Проблема может возникнуть с контрагентами в рамках логистической цепочки.

Например, задача доставить калийные удобрения к конечному потребителю станет затруднительной и очень дорогой, поскольку иностранные посредники не захотят оказывать подобные услуги.

Все это дает основания предполагать, что за введением США секторальных санкций последует снижение экспорта. Затронет это прежде всего экспорт секторов, которые напрямую проговорены в указе Байдена.

На базе теоретической модели упрощенно можно говорить, что каждый 1% снижения экспорта в течение 2−3 кварталов будет приводить к проседанию ВВП примерно на 0,6% с сопоставимым проседанием реальных доходов и зарплат. В более длительном промежутке — 7−10 кварталов — за счет особой роли энергетического и калийного сектора эти потери могут достигать соотношения почти 1 к 1, то есть каждый процент снижения экспорта будет чреват сопоставимым проседанием выпуска и доходов. 

Помимо ЕС и США санкции расширяют Великобритания, Канада, Швейцария. Это имеет значение?

Лев Львовский:

— Важен сам факт, что другие страны присоединяются к санкциям США и ЕС. Дело в том, что Великобритания, как и Швейцария, являлись важными потенциальными «лазейками» для обхода санкций Минском. Многие международные сделки по перепродаже полезных ископаемых происходят с участием компаний именно из этих двух стран.

Ранее Великобритания пользовалась неоднозначным имиджем, порой скрывая в своей юрисдикции капиталы сомнительного происхождения и персон неоднозначной репутации.

Фото с сайта Aa.com.tr
Фото с сайта Aa.com.tr

Присоединившись к санкциям в отношении Беларуси и отдельно упомянув в них Михаила Гуцериева (российский бизнесмен, который, как предполагается, является давним соратником Александра Лукашенко. — Прим. «Про бизнес»), Великобритания закрыла «лазейку» и показала серьезность своих намерений в отстаивании общих для Европы и США принципов.

Дмитрий Крук:

— По статистике, именно в Великобританию поставляется почти половина всего экспорта белорусских нефтепродуктов, точнее, именно через эту страну проходит их оформление, хотя конечные покупатели могут быть в других странах. Даже с учетом такой оговорки санкции Великобритании могут означать практически тотальную блокировку пути поставок белорусских нефтепродуктов на западные рынки.

До присоединения Великобритании к санкциям ограничения ЕС могли затрагивать примерно 17% экспорта белорусских нефтепродуктов. Теперь можно вести речь о том, что все поставки нефтепродуктов на западные рынки (а это свыше 60% экспорта нефтепродуктов) будут блокированы. Описанное существенно меняет совокупный потенциальный масштаб экспортного шока, с которым столкнется Беларусь.

Роль санкций Швейцарии и Канады в разы скромнее с точки зрения потенциальных потерь. Но, во-первых, эти страны генерируют мощный негативный информационный эффект. Во-вторых, они также закрывают потенциальные пути обхода для ранее принятых санкций.

В июне исследовательская компания InComeIn опубликовала расчеты по влиянию санкций ЕС и США на экономику Беларуси. Потери от уже принятых ограничений оценивались до 7% ВВП. По мнению экспертов, введенные США и ЕС санкции прямо или косвенно затронут почти все сферы экономики Беларуси.

Как санкции Запада, включая четвертый пакет ЕС, повлияют на экономику Беларуси

Дмитрий Крук:

— Санкции ЕС затрагивают (в зависимости от интерпретации в части калийных удобрений) от 3,5 до 7% всего белорусского экспорта. Согласно механизму, который я описывал выше, это чревато быстрыми потерями ВВП от 2,1 до 4,2%. На более продолжительном временном промежутке, за счет проседания других отраслей (поставщиков и потребителей подсанкционных предприятий), потери выпуска могут разрастаться до диапазона 3,5−7%.

Фото с сайта Eurasia.expert.com
Фото с сайта Eurasia. expert

Если добавить к этому санкции Великобритании, то исходный размер шока можно оценить в 10−13,5% всего экспорта. Это чревато быстрыми потерями ВВП в размере 6−8,1%, а на более длительном промежутке — 10−13,5%.

Санкции США, роль которых труднее измерить с точки зрения проседания экспорта и выпуска, делают указанные выше потенциальные потери все более вероятными де-факто.

Важно отметить, что в приведенных оценках я сознательно употребляю термин «потенциальные потери». Они случатся, если экспортный шок такой величины произойдет, а власти не будут ему противодействовать (кроме стандартных механизмов монетарной и фискальной политики).

Представьте, что вы видите угрозу и можете оценить ее масштаб. Понимая, что это для вас неприемлемо, вы будете пытаться смягчить последствия. Ситуация с санкциями обстоит схожим образом.

Отвести и смягчить угрозу потенциально власти могут двумя путями: «на входе» — то есть попытаться ограничить изначальный шок (например, направляя «высвободившийся» объем экспорта по другим географическим направлениям) и «на выходе», то есть задействуя дополнительные инструменты по смягчению последствий.

Но возможности для маневра у официального Минска сейчас ограничены по обоим направлениям. Перенаправить экспортные потоки, особенно в случае нефтепродуктов, сложно и чревато резким снижением рентабельности. Еще сложнее думать про это в свете американских санкций. Из инструментов смягчения последствий наиболее очевидным видятся внешние заимствования, хотя доступ к ним очень ограничен, и брать новые суверенные займы опасно из-за высокой долговой нагрузки.

Я предполагаю, что какие-то меры противодействия властями наверняка приниматься будут. Если нет, то для экономики Беларуси санкции чреваты целым набором ощутимых последствий — падением ВВП и доходов населения, проблемами с занятостью и т.д.

Фото с сайта Eurasia.expert
Фото с сайта Eurasia. expert

Какими будут потери для частного бизнеса и когда мы их ощутим

Лев Львовский:

— Репутация предприятий, которые включены в санкционные списки, к сожалению, будет распространяться и на ни в чем не повинные частные предприятия, так как части контрагентов будет недосуг разбираться в тонкостях санкционного законодательства, и они предпочтут вообще не иметь дела с Беларусью.

Так как под санкции попадут крупные государственные предприятия, снижение прибыли по цепочке, безусловно, отразится и на частном бизнесе через уменьшение платежеспособного спроса. Санкции не действуют в безвоздушном пространстве, и их эффект будет наложен на и без того негативную внутреннюю конъюнктуру, контрсанкции и давление на частный бизнес, оказываемое в рамках политической борьбы внутри Беларуси.

Обычно между изданием указа президента США и вступлением в силу санкций, разрабатываемых на его основе, проходит 3−6 месяцев, поэтому реальный масштаб последствий Беларусь сможет увидеть только в 2022 году.

В дополнение к потерям от санкций мы также можем ожидать эффект белорусских контрсанкций, который часто бывает столь же болезненным для экономики, как и изначальный повод.

Дмитрий Крук:

— Частный бизнес определенно пострадает, и у меня, к сожалению, нет универсальных рекомендаций, как предпринимателям подготовиться к последствиям санкций. Конечно, всегда хорошо иметь некую подушку безопасности, которая может позволить переждать плохие времена. Но когда нет четкого понимания, насколько плохи могут быть эти времена и сколько продлятся, трудно говорить о наличии «условно правильной стратегии». Более того, любые действия в попытке предвосхитить возможные шоки на макроуровне могут сами по себе стать триггером для ухудшения ситуации.

Читайте также