Top.Mail.Ru
Probusiness Youtube
  • 3,25 USD 3,2471 +0,0088
  • 3,53 EUR 3,5283 +0,0312
  • 3,5 100 RUB 3,5014 -0,0021
  • 10 CNY 4,4777 -0,0088
World business Вадим Лепенков, «Про бизнес» 30 ноября 2023

Прародитель терминаторов или новый Оппенгеймер? Кто такой глава OpenAI Сэм Альтман и почему его скандальное увольнение взбудоражило весь мир

Сэм Альтман, нынешний гендиректор и сооснователь OpenAI, стоящей за созданием ChatGPT, имеет все шансы стать одной из важнейших фигур XXI века и остаться в истории надолго. Его детищем пользуются больше 100 миллионов человек по всему миру, а среди ваших знакомых будет сложно найти людей, которые еще не слышали о нейросетях. Но кажется теперь Сэм Альтман действительно стал звездой мирового масштаба, сыграв главную роль в самом резонансном увольнении за всю истории Кремниевой долины и не менее эпичном возвращении в кресло гендиректора. «Про бизнес» решил подробно изучить биографию потенциально самого влиятельного предпринимателя на планете, чтобы понять, не станет ли он новым Оппенгеймером или прародителем терминаторов, в чем его уже неоднократно подозревали.

Компьютер в раннем детстве, брошенный университет и другие атрибуты успешного предпринимателя из Кремниевой долины

Будущий «отец революции ИИ» родился 22 апреля 1985 года (в один день с Владимиром Лениным и Робертом Оппенгеймером) в Чикаго. Сэм был старшим ребенком в обеспеченной еврейской семье: отец работал брокером по недвижимости, а мать была врачом-дерматологом. Вместе с младшими братьями Максом и Джеком, а также сестрой Энни семья нередко проводила совместный досуг, играя в водное поло, теннис или настольные игры. С самых юных лет родители прививали детям любовь к математике и естественным наукам, а также всегда подпитывали их уверенность в собственных силах. Поворотным моментом в жизни Сэма можно считать появление первого компьютера, который достался мальчику в подарок от родителей уже в возрасте 8 лет. Вскоре он самостоятельно научился собирать сложную технику и занялся программированием. Рассказывая о своей биографии, Альтман признавался, что в тот период Стив Джобс стал для него настоящим кумиром и впоследствии оказался единственным человеком, который заставил его застыть во время собеседования.

Сэм учился в элитной подготовительной школе Джона Берроуза, где однажды объявил школьному собранию, что он гей, и призвал учителей вывесить плакаты «Безопасное пространство» в поддержку сексуальных меньшинств. После окончания школы молодой человек без проблем поступил на специальность «информатика» в Стэнфордском университете — главной кузнице кадров для стартапов с мировым именем. Несмотря на огромный престиж университета, учеба не увлекла молодого человека, вместо нее он предпочитал играть в покер.Сам он говорил, что покер научил его «замечать закономерности в людях с течением времени и принимать решения, имея очень несовершенную информацию… «Это отличная игра». На 2 курсе у молодого человека появляется новое увлечение Loopt — инновационное мобильное приложение для определения геолокации в социальных сетях. Очень скоро Альтман вместе с Ником Сиво (соучредитель и романтический партнер Сэма) и другим одногруппником принимает решение бросить учебу, чтобы сосредоточиться на развитии стартапа.

За 4 года адской работы в роли гендиректора компании молодому человеку удается привлечь инвестиции на сумму около $ 30 миллионов, в первую очередь, благодаря участию в мероприятиях недавно созданного Y-combinator — известного американского акселератора, который помогает развиваться высокотехнологичным компаниям. Коллеги называли молодого Альтмана руководителем, «который свиреп, как рогатая сова, если речь идет о производительности». Сэма действительно можно смело назвать маниакальным трудоголиком, потому что он работал так много, что даже умудрился заболеть цингой.

В 2009 году на презентации проекта перед Стивом Джобсом ребята получили комментарий «круто», а на пике стартап оценивался в $ 175 миллионов. Но первая попытка войти в венчурную индустрию так и не стала головокружительным успехом — Loopt не смог привлечь достаточное количество пользователей, поэтому в 2012 году, спустя 7 лет с момента основания, стартап был продан корпорации Green Dot за 43,4 миллиона долларов (Альтман получил $ 5 миллионов). «У нас было оптимистическое мнение, что местоположение будет иметь решающее значение, — сказал Альтман. — Пессимистическая точка зрения заключалась в том, что люди будут лежать на диванах и просто потреблять контент — и именно это и произошло. Я узнал, что нельзя заставить людей делать то, чего они не хотят». После продажи компании Альтман расстался со своим партнером Ником Сиво. «Я думал, что выйду за него замуж, очень люблю его», — говорил Альтман. Несмотря на отсутствие явного успеха, Loopt важен для карьеры Сэма, так как именно благодаря ему молодой человек проложил себе дорогу в Y-combinator и подружился с его основателями.

Первый факап в бизнесе никак не повлиял на энтузиазм молодого инноватора. Учитывая 4-летний опыт управленца и первые миллионы долларов на счете, Альтман вместе решает основать собственный венчурный фонд Hydrazine Capital, куда дополнительно привлекает еще $ 21 миллион от внешних инвесторов. За 4 года компания стремительно взлетает в цене в 10 раз, поэтому неудивительно, что уже в 2014 году Альтмана после нескольких лет партнерства на парт тайме назначают гендиректором Y-combinator. Один из основателей YC сказал: «Поскольку Сэм может видеть будущее, мы хотим, чтобы он рассказал нам, что будет дальше». Под его руководством акселератор закрепляет за собой статус мирового локомотива всей технологической индустрии и инвестирует в Airbnb, Dropbox, Zenefits, Stripe и другие известные проекты.

Многие отмечали, что Альтмана мало интересуют особенности приложений, которые производят многие компании YC, что его действительно интригует, так это их потенциальное влияние на мир. Чтобы определить это, он загрузит все, что ему нужно знать об условном городском планировании или ядерном синтезе. Патрик Коллисон, генеральный директор компании электронных платежей Stripe, сравнил мозг Альтмана с клешневой машиной на карнавале: «Он бродит вокруг, но при необходимости способен погружаться очень глубоко». Альтман комментировал это так: «У меня узкий интерес к технологиям, у меня нет терпения к вещам, которые меня не интересуют: вечеринки, большинство людей». Под большинством имеются в виду неэффективные люди, что совсем неудивительно, учитывая усердие и производительность самого Альтмана. Иногда он даже шутил над коллегами «Я буду чаще ходить в туалет, чтобы вы, люди, не поняли, что я — ИИ».

Фото: Bloomberg, Getty Images

Примерно в 2012 году Альтман впервые отказался от представления о том, что люди уникальны. В частном разговоре с друзьями он заявил: «Нет абсолютно никаких оснований полагать, что примерно через тринадцать лет у нас не будет оборудования, способного воспроизвести мой мозг. Да, некоторые вещи по-прежнему кажутся особенно человечными — творчество, вспышки вдохновения из ниоткуда, способность чувствовать себя счастливым и грустным одновременно, — но у компьютеров будут свои собственные желания и системы целей. Когда я понял, что интеллект можно моделировать, я отказался от идеи нашей уникальности, и это оказалось не так травматично, как я думал. У машины есть определенные преимущества. Мы, люди, ограничены скоростью ввода-вывода: мы изучаем только два бита в секунду, поэтому теряется тонна информации. Для машины мы должны показаться замедленными песнями китов».

В этом контексте важно сказать, что Сэм Альтман нередко называл себя «выживальщиком», который очень серьезно относится к экзистенциальным угрозам человечества. «Моя проблема в том, что, когда мои друзья напиваются, они говорят о том, как наступит конец света. После того, как пять лет назад голландская лаборатория модифицировала вирус птичьего гриппа H5N1, сделав его сверхзаразным, вероятность высвобождения смертельного синтетического вируса в ближайшие двадцать лет стала нулевой. Другими наиболее популярными сценариями могут быть ИИ, который атакует нас, и страны, сражающиеся с помощью ядерного оружия из-за ограниченных ресурсов. Я стараюсь не думать об этом слишком много. Но у меня есть оружие, золото, йодид калия, антибиотики, батарейки, вода, противогазы от Сил обороны Израиля и большой участок земли в Биг-Суре, куда я могу прилететь».

По словам Cэма Альтмана, к концу 2014 года общая капитализация компаний, находящихся в системе Y-combinator, превысила $ 65 миллиардов. За такие достижения Forbes закономерно называет предпринимателя «лучшим инвестором 2015 года в возрасте до 30 лет». Интересный факт: примерно в то же время бизнесмен возвращается в стены Стэнфордского университета, но на этот раз в роли лектора на тему венчурного бизнеса. На одном из занятий Сэм Альтман расскажет:

— Формула для оценки шансов стартапа на успех — это что-то вроде идеи, умноженной на продукт, умноженной на выполнение, умноженной на команду, умноженной на удачу, где удача — это случайное число от нуля до десяти тысяч".

За годы в роли гендиректора Y-combinator Альтман явно превзошел ожидания окружающих, многократно расширив возможности инвестиционного фонда компании. Но спустя 5 лет плодотворной работы он принимает решение покинуть проект, чтобы сфокусировать внимание на главном технологическом детище в своей карьере — компании OpenAI.

История «некоммерческой» OpenAI и «придурок» Илон Маск

История OpenAI началась 11 декабря 2015 года, когда самые заметные деятели из мира высоких технологий решили создать некоммерческую организацию, которая в условиях абсолютной прозрачности займется разработками в области искусственного интеллекта. Среди основателей известные предприниматели Илон Маск, Илья Слуцкер, Грег Брокман и многие другие. В такой пестрой компании имя Альтмана совсем не потерялось, наоборот в то время он — абсолютная звезда Кремниевой долины и всего мира технологий с репутацией новатора и визионера. Но на самом деле Сэм понимал, что его работа в Y-combinator свелась к скучному подсчету финансов, а ведь он, как настоящий стартапер, всегда мечтал делать вещи, которые изменят жизнь людей в лучшую сторону. В дальнейшем Сэм Альтман будет активно поддерживать идеи «философии эффективного альтруизма», которая оправдывает зарабатывание огромных денег практически любыми доступными средствами на основе теории, что ее сторонники лучше всего знают, как их тратить.

Фото: YOAN VALAT/POOL/AFP/GETTY IMAGES

На начальном этапе главную идею OpenAI можно сформулировать так: «Мы хорошие предприниматели, поэтому нам важно не дать возможности крупным корпорациям (т.е. плохим) сосредоточить в своих руках будущую мощь искусственного интеллекта». По словам Альтмана, OpenAI родился из убеждения Илона Маска в том, что искусственный интеллект может случайно уничтожить человечество, поэтому эта инициатива призвана защитить человечество от собственных творений. OpenAI была особенно обеспокоена тем, что подразделение Google DeepMind Technologies искало высококлассный ИИ, который мог бы отслеживать мир в поисках конкурентов. В частных беседах Маск говорил: «Если ИИ, который они разрабатывают, пойдет не так, мы рискуем навсегда остаться бессмертным и сверхмощным диктатором». Благодаря именам основателей проекту с ходу удалось привлечь больше одного миллиарда долларов и 30 высококлассных специалистов, но первоначальные планы «открыто сотрудничать со всеми лицами и учреждениями» остались лишь на бумаге.

В мае 2016 года ведущий исследователь ИИ в Google Дарио Амадей встретился с Альтманом и другими основателями OpenAI, чтобы обсудить перспективы индустрии. Амадей спросил: «В чем цель создания OpenAI» и получил невнятный ответ «Наша цель на данный момент… это сделать лучшее, что можно сделать. Это немного расплывчато». Спустя 4 года в структуре организации появилось коммерческое крыло «для юридического оформления инвестиций» и «защиты сотрудников от переманиваний со стороны техногигантов», но позднее с ростом популярности ChatGPT о первоначальных планах все успешно забыли, а Microsoft постепенно стала главным инвестором компании. (в 2019 году корпорация вложила $ 1 миллиард, а в 2023 подписала долгосрочный контракт на $ 10 миллиардов, но Альтман отказался от участия в капитале).

В 2019 году Илон Маск внезапно объявил об уходе из OpenAI, отметив, что разработка ИИ в структурах Tesla может стать причиной для конфликта интересов. Позже к этому добавились тотальные расхождение во взглядах на будущее компании и попытки Илона переманить к себе топовых сотрудников OpenAI.

К слову, сейчас сотрудники OpenAI — самые высокооплачиваемые ИТ-специалисты в мире с зарплатой от $ 200 до 800 тысяч в год.

В марте 2021 года Альтман опубликовал эссе под названием «Закон Мура для всего». Статья начинается словами: «Моя работа в OpenAI каждый день напоминает мне о масштабе социоэкономических изменений, которые наступят раньше, чем большинство людей думают… Если государственная политика не успеет адаптироваться, большинство людей окажутся в худшем положении, чем сегодня». Закон Мура, применяемый к микросхемам, гласит, что количество транзисторов на чипе удваивается примерно каждые два года, в то время как цена снижается вдвое. «Закон Мура для всего», предложенный Альтманом, предполагает «мир, где все — жилье, образование, еда, одежда и т.д. — становится в два раза дешевле каждые два года». Альтман также продвигает теорию всеобщего базового дохода для населения всей планеты и даже создает для этого токен Worldcoin, но его перспективы пока остаются неясными.

В 2023 году противостояние Илона Маска с OpenAI и лично Сэмом Альтманом вышло на новый уровень. Маск в своих соцсетях обрушился с критикой на текущую стратегию компании и призвал ограничить чрезмерное развитие ИИ. В марте того же года Business Insider написал статью о «ярости» Маска из-за успехов конкурентов, которые ставят его в позицию догоняющего. В ответ на критику Сэм Альтман назвал Маска «придурком» и заверил, что его компания остается независимой от Microsoft, так как у корпорации нет места в совете директоров. Он также отказался подписывать совместное письмо от экспертов индустрии с призывом приостановить развитие ИИ. Вместо этого Альтман устроил мировое турне, чтобы встретиться с первыми лицами ведущих государств и обсудить будущее технологий. Интересно, что в списке не оказалось Китая, но это неудивительно в контексте американо-китайского противостояния и регулярных донатов Альтмана в пользу демократической партии США и действующего президента страны.

Парадоксально, но к настоящему моменту OpenAI — это сверхубыточный проект, который только на поддержание серверов ежедневно тратит $ 700 тысяч. Неудивительно, что в 2022 году чистый убыток компании составлял $ 540 миллионов. Но с другой стороны, в феврале 2023 количество пользователей ChatGPT превысило 100 миллионов, что сделало компанию самой быстрорастущей в мире. Инвестиционной привлекательности не помешал даже общественный резонанс вокруг «письма тысячи экспертов», хотя в публичных выступлениях Альтман перешел к более осторожной риторике.

«Я опасаюсь в основном способности больших языковых моделей манипулировать, убеждать, предоставлять индивидуальную дезинформацию» — сказал Альтман на слушаниях в Сенате США.

Странное увольнение и возвращение с триумфом

17 ноября 2023 года совет директоров OpenAI внезапно уволил гендиректора с формулировкой «в связи с утратой доверия»: якобы Сэм Альтман не был достаточно откровенен в общении с советом директоров, что не позволяет ему продолжать руководить компанией.

Фото: OpenAI

Похоже, что одной из главных причин такого решения стали внутренние споры среди сотрудников о том, достаточно ли безопасно компания разрабатывает искусственный интеллект. Просачивалась информация, что в перспективе нескольких лет OpenAI способна добиться мощностей искусственного интеллекта, сопоставимых с возможностями человеческого разума. Незадолго до увольнения Сэм Альтман лично намекнул на новое открытие компании:

— Четыре раза за всю историю OpenAI (причем последний раз — в течение последних недель) я своими глазами видел, как мы словно бы отодвигаем завесу невежества и проводим новые границы открытий. Получить такую возможность — это самая большая честь в жизни с профессиональной точки зрения.

Однако пока журналисты писали статьи об «увольнении века», ситуация успела несколько раз измениться. Вслед за гендиректором компанию начали покидать другие специалисты и даже десятки сотрудников. Например, трое старших исследователей OpenAI: директор по исследованиям Якуб Пачоцки, руководитель команды по оценке потенциальных рисков ИИ Александр Мадри и исследователь Шимон Сидор. А пост председателя совета директоров оставил президент и сооснователь OpenAI Грег Брокман. Через три дня стартап возглавил Эммет Шир, ушедший год назад из Twitch.

В это время уже стали появляться слухи о том, что Сэму Альтману предлагают вернуться на пост CEO. Но неожиданно генеральный директор компании Microsoft сообщил, что Сэм Альтман и Грег Брокман вместе с коллегами присоединятся к компании и возглавят новую группу по исследованию передового ИИ. Однако большинство сотрудников OpenAI (710 из 770) просили совет директоров уйти в отставку и вернуть Сэма Альтмана. Также на правление компании «давили» инвесторы (в первую очередь, все та же Microsoft).

В итоге 22 ноября 2023 года стало известно, что Сэм Альтман возвращается на пост CEO OpenAI. Естественно, что после таких событий состав совета директоров изменился. Ветеран Кремниевой долины Брет Тейлор и бывший министр финансов Ларри Саммерс присоединились к совету, а Тейлор стал его председателем. Адам Д’Анджело — единственный оставшийся в составе предыдущего совета директоров. Грег Брокман, основатель и президент OpenAI, который уволился в знак солидарности с Альтманом, указал, что все вернулось в обычное русло. Вскоре после того, как появилась новость, он опубликовал на X сообщение о том, что снова начнет программировать, за которым последовало селфи с празднующими сотрудниками OpenAI.

Как раз сегодня, 30 ноября 2023 года, официально сообщили о возвращении Альтмана на пост гендиректора.

Конфликт был заложен в самой структуре компании?

Издание «Большие идеи» обратило внимание, что у OpenAI нестандартная корпоративная структура, что могло стать одной из причин конфликта. Формально в состав компании входят две организации: некоммерческая OpenAI, Inc. и коммерческая OpenAI Global LLC. Некоммерческая — единственный контролирующий акционер коммерческой, а та, в свою очередь, сохраняет формальную фидуциарную ответственность перед некоммерческим уставом OpenAI, Inc. Большинству членов совета директоров OpenAI, Inc. запрещено иметь финансовые доли в коммерческой компании. OpenAI, Inc. — общественная благотворительная организация, зарегистрированная по схеме 501(c)(3), то есть освобожденная от федерального подоходного налога США.

Как у любой некоммерческой компании, у OpenAI, Inc. есть миссия, которая описана в ее уставных документах и вокруг которой строится ее работа. Формулируется она так — «создание безопасного и полезного искусственного интеллекта общего назначения на благо человечества». Есть у компании и совет директоров, который контролирует ее деятельность, а также команда, которая реализует ее миссию. Сотрудники отвечают перед советом директоров, а тот, в свою очередь, отвечает… вероятно, перед собственной совестью.Акционеров нет, экономических фидуциарных обязательств нет, а основная обязанность совета директоров — следить за выполнением миссии. «Главным бенефициаром некоммерческой организации является человечество, а не инвесторы OpenAI», — заявляет компания на своем сайте. В саму структуру OpenAI заложен сценарий конфликта: официальный контроль строится на благотворительных интересах (и осуществляется НКО), а фактический — на экономических (и осуществляется компанией Microsoft).

Мнения о ситуации от бизнесменов

Вся эта история породила немало обсуждений в предпринимательской среде. Мы собрали несколько необычных мнений.

Так создатель и ex-CEO «Нетологии-групп» Максим Спиридонов еще до возвращения Альтмана написал в своем телеграм-канале:

— Похоже на то, что увольнение CEO было инициативой Совета директоров без согласования с теми, кто заказывает музыку. Microsoft, Tiger Global, Sequoia Capital и другие инвесторы бросились спасать ситуацию и, по информации СМИ, зовут Альтмана назад, обещая распустить уволивший его Совет. Подобные ситуации ярко обнажают логику работы больших систем и дают хорошую возможность заглянуть в мировые закулисы.

Как в бизнесе, так и в стране, есть исполнительная власть (CEO, премьер-министр или президент) и есть законодательная (Совет директоров или парламент). В здоровой ситуации они уравновешивают друг друга и находятся в конструктивной дискуссии на пользу общего дела. Но часто их отношения превращаются в борьбу за власть, ресурсы и влияние. И тогда следствием этой борьбы становятся ситуации типа обсуждаемой.

Фото: Eric Lee/Bloomberg via Getty Images.

Похоже на то, что Альтман, поддерживаемый инвесторами, вернется. И, вероятно, с дополнительными полномочиями, которые позволят ему избегать подобных ситуаций в будущем. То есть он получит в компании ещё больше власти. А значит, ключевые вопросы стратегии самой продвинутой в мире компании, занимающейся развитием искусственного интеллекта, могут оказаться под полным контролем одного человека. И, к слову — хрен знает, хорошо это или плохо.

После новости о возвращении Сэма Альтмана в компанию Максим написал:

— Альтман и поддержавшая его Microsoft — в безусловном выигрыше. Теперь у них развязаны руки и вряд ли что-то помешает им и далее быстро коммерциализировать продукты OpenAI. А именно это, судя по всему, стало причиной конфликта. В прежнем Совете директоров преобладало мнение о том, что следует притормозить коней коммерциализации и вернуть во главу угла этичность и безопасность искусственного интеллекта для будущего.

Основатель и CEO компаний Product Lab Андрей Бадин тоже прокомментировал ситуацию:

— По тому, что происходит в OpenAI: я думаю что Альтмана вернут, но я пока не уверен, что это хорошо для мира. ИИ сильно изменит наш мир. А Альтман совсем непростой товарищ, об этом я писал еще в мае.

Тогда Андрей Бадин задавался вопросом, не является ли Сэм Альтман новым Робертом Оппенгеймером, который ради благих намерений борьбы с фашизмом и развития науки создал атомную бомбу, а потом сожалел об этом до конца жизни. «Все, кто его восхваляет, вы уверены, что Альтман — лучший кандидат на нового героя?», — писал Бадин.

Так же, как и Роберт Оппенгеймер в свое время, Сэм Альтман становится ключевой фигурой и попадает на обложки крупнейших мировых изданий.

Илон Маск, давний соперник Альтмана, во-первых встал на защиту соучредителя и главного научного сотрудника OpenAI Ильи Суцкевера, который был одним из главных инициаторов увольнения Сэма: «Он не предпринял бы таких решительных действий, если бы не чувствовал, что это абсолютно необходимо»; а во-вторых, предположил, что OpenAI скрывает опасное открытие в области ИИ. Он сказал: «У меня смешанные чувства по поводу Сэма. Кольцо всевластия может поработить». Маск добавил, что он хотел бы знать, почему Илья Суцкевер голосовал против Альтмана: «Это выглядит серьезно. Я не думаю, что причина какая-то простая. Я беспокоюсь, что, возможно, было сделано опасное открытие, связанное с ИИ». Интересно, что, как выяснило агентство Reuters, накануне отставки Альтмана с поста гендиректора совет директоров компании получил письмо от штатных исследователей. В нем было предупреждение об открытии в области искусственного интеллекта, которое «могло бы угрожать человечеству». Так что такие подозрения Илона Маска могут иметь вполне реальную почву.

В то же время, предприниматель, писатель, продюсер, автор книги «Теория каст и ролей» Алексей Крол увидел здесь пример слабости Специалистов и силы Предпринимателей (терминология, принятая Алексеем Кролом для описания взаимоотношений в обществе, — прим. «Про бизнес»). Он опубликовал мем с Ильей Суцкевером и написал, что, судя по заявлению Ильи («Я глубоко сожалею о своем участии в действиях правления. Я никогда не намеревался причинить вред OpenAI»), главный научный сотрудник компании просто решил снять с себя ответственность, когда понял, что Сэм вернется.

Алексей утверждает, что отказ от ответственности — это типичный признак Специалиста:

— Однако, нельзя осуждать беднягу за то, что есть вещи, которые он не в состоянии делать потому, что имеет крутые мозги, но его яйца явно не из железа. Мы все боимся, паникуем, совершает ошибки. И некоторые даже имеют смелость признать их, даже публично. <…> Мораль басни проста, и это посыл для Предпринимателей и Специалистов. Предприниматели, привлекайте талантливых специалистов, создавайте для них условия, делайте вид, что внимательно слушаете их сумасшедшие идеи, платите им бабки, давайте бонусы, пуфики и смузи. НО! Никогда не допускайте их к принятию решений, ибо они не способны брать ответственность за последствия, не способны брать риски. Это норм, зато они способны находить решения проблем. <…> Специалисты, создавайте прекрасные вещи по заданию Предпринимателей, участвуйте в конференциях, изрекайте мудрые цитаты, напускайте важный вид на лицо. Но не стоит стремиться к управлению, так как там ваша компетенция и опыт, как рыбке — зонтик. В менеджменте, особенно топового уровня, нужны железные яйца, а этому в универах не учат. Этому вообще нигде не учат. Железные яйца сами отрастают… У тех, кто выживает в ситуациях, в которые ни один Спец/Ученый носа никогда не сунет. Это, конечно, не повод принижать Спецов или возвышать Предпринимателей. Это просто реальность мира «Каст и Ролей», как-бы кому-то это не нравилось.

То есть Алексей Крол не видит каких-то проблем для компании и мира, а также считает, что Альтман в этой ситуации просто показал: он настоящий лидер.

P. S.

Здесь трудно делать какие-то выводы, но можно констатировать, что Сэм Альтман сейчас, возможно, стал одним из самых влиятельных и неприкасаемых руководителей в мире. Тяжело спорить с человеком, вместе с которым готова уйти почти вся компания…

Кроме того, нельзя отрицать, что здесь налицо жесткий конфликт между наукой и коммерцией. Это было мало похоже на банальную корпоративную борьбу за власть. Причины, скорее всего, намного глубже. Что это будет значить для мирового бизнеса и человечества, мы должны будем скоро увидеть.

Сейчас на главной

«Про бизнес» — крупнейший в Беларуси онлайн-портал о бизнесе и предпринимательстве. Мы знаем, как открыть бизнес, вести его эффективно и достичь успеха, несмотря на трудности.


Истории бизнес-побед и поражений, интервью с топ-менеджерами и владельцами компаний, актуальная аналитика рынков и экономики, красочные репортажи, полезные советы и мотивационные выступления спикеров на крупнейших бизнес-форумах Беларуси, а также бесценный нетворкинг в клубе предпринимателей — все это «Про бизнес» каждый день.


По данным Google Analytics, на портал заходят более 500 тысяч уникальных пользователей в месяц, а статьи набирают более 850 тысяч просмотров. Наша аудитория - это представители бизнеса Беларуси, России, Украины, Казахстана и других стран.