Top.Mail.Ru
Войти
  • 2,52 USD 2,518 -0,0035
  • 3,06 EUR 3,0592 -0,0014
  • 3,41 100 RUB 3,4103 +0,0041
Про бизнес. Казахстан
Виталий Волянюк, «Про бизнес» 27 мая 2021

«Через 3–4 года в Казахстане будет серьезное развитие стартап-экосистемы». Интервью с основателем платформы Dimpulse

Фото предоставлено автором
Денис Давыдов. Фото предоставлено собеседником

В этом году наш международный Клуб Про бизнес стартовал в Нур-Султане, столице Казахстана. Начиная с мая, мы запускаем на нашем портале рубрику «Про бизнес. Казахстан», в которой будем публиковать интервью с участниками клуба, казахстанскими предпринимателями и топ-менеджерами. 

Сегодня наш спикер — Денис Давыдов, основатель платформы Dimpulse, подбирающей экспертов для бизнеса. Одно из направлений платформы — помогать технологичным стартапам и компаниям стать резидентами технопарка Astana
Hub и Международного финансового центра «Астана». Мы поговорили с Денисом о том, как развивается сейчас ИТ- и стартап-экосистема в Казахстане, в чем ее конкурентные преимущества, а также о его собственном бизнесе.

— Денис, ваш проект Dimpulse позиционируется как платформа, объединяющая экспертов по разным вопросам бизнеса. Интересно, что подтолкнуло к идее ее создания?

— «Объединяющая экспертов» — наверное, не совсем правильная формулировка. Мы, скорее, хотим быть «склейкой» между экспертами и клиентами, которым нужны компетентные эксперты.

Начнем с того, кто для нас эксперт. Это человек, который не меньше трех лет занимается определенной темой, направлением (такой временной порог связан с тем, что есть очень молодые темы, как блокчейн, например, которые еще только развиваются). У этого человека уже есть положительные отзывы клиентов, задачи которых он успешно реализовал.

Далее мы проводим «аккредитацию» — выявляем, насколько опыт и знания соответствуют нашим и клиентским запросам. Говоря просто, проверяем экспертность.

Идея создания такой платформы пришла в результате собственной практики в качестве эксперта. Я около десяти лет занимался консалтингом и брал в работу объекты доверительного управления. И я думал: зайду и буду самостоятельно проводить трансформацию бизнеса. Потом понял, что такой подход — не очень эффективный.

Денис Давыдов на встрече Клуба Про бизнес. Фото предоставлено Клубом Про бизнес в Казахстане

Мне приходилось разбираться в процессах, специфике каждой отрасли. Это все — очень долго. Поэтому я начал привлекать в проекты профессионалов по разным темам: HR, клиентский сервис и т.д. Это сильно экономило время. Благодаря нужным экспертам я начал выводить проекты из глубокого ступора за полгода. До этого, когда работал в одиночку, уходило полтора-два года.

И тогда я понял, что нужно как-то объединить экспертов. Я открыл ассоциацию экспертов, проводил мероприятия, где коллаборировал экспертов и потенциальных клиентов.

Но в какой-то момент заметил, что они уже и без меня напрямую договариваются, находят какие-то взаимосвязи коммерческого плана. То есть я хорошо представил одних и других, создал площадку, а на выходе денег не заработал от этих связей. Понял: что-то не так с моей бизнес-моделью.

И тогда пришел к выводу: нужно делать не просто площадку, а ИT-платформу, которая бы технологично управляла взаимоотношениями экспертов и клиентов. К тому времени (это был 2018 год) как раз открылся Astana Hub. В хаб активно приглашались трекеры — люди, которые своей экспертизой, опытом могут помогать ИT-стартапам акселерироваться. В школу трекеров пригласили и меня.

Фото: the-steppe.com
Фото: the-steppe.com

Я поучаствовал во многих стартап-мероприятиях, отсмотрел разные проекты. И почувствовал, что с накопленным багажом знаний могу уже открывать собственный технологический стартап…

— Бизнес-модель Dimpulse в том, что компании платят некую комиссию за предоставление нужных им экспертов и компетенций?

— Я бы сформулировал так: компании платят за какой-то конкретный результат работы с экспертами. Это, например, может быть документально оформленное исследование, проведенное экспертом, или написанная им схема бизнес-процессов. Это может быть и просто разовая, часовая консультация в чате, но в результате этой консультации вы как клиент получили ответы на интересующие вас вопросы. В каждом случае результат — свой.

Если клиент его получил, доволен, у него нет претензий, то подписывает акт оказанных услуг, и эксперт получает гонорар. Клиент платит нам как платформе, а мы выплачиваем гонорар эксперту.

При этом перед заказчиком мы несем гарантии качества услуг эксперта. И если видим, что какой-то конкретный эксперт не справился  с задачей — меняем его или возвращаем клиенту деньги.

— Сколько на сегодня экспертов входит в вашу сеть?

— Уже около 200. Это эксперты из разных стран. Какие-то — наши местные, они находятся в Нур-Султане, самые дальние — из США. Основные направления, которые мы охватываем: консалтинг, маркетинг, все, что связано с технологиями и разработками. При этом есть сферы, где мы бы хотели расти  с точки зрения экспертизы. Это, например, блокчейн.

В целом наше преимущество — именно в комплексной экспертизе. Если бы мы были консалтинговой компанией, то конкурировали бы с большим количеством других консалтинговых компаний.  Если маркетинговым агентством — то с сотнями маркетинговых агентств. Когда же мы говорим, что можем делать комплексные работы: и консалтинг, и маркетинг, и технологии, и еще делать разработку — то получаем конкурентное преимущество.

​ Фото предоставлено cобеседником ​
​ Фото предоставлено cобеседником ​

— Кто ваши клиенты сегодня?

— Мы определили для себя четыре основные группы клиентов:

1. Производственные предприятия. Почему? Потому что у них бизнес сложнее всего, много разных процессов, деталей, рисков. И наша платформа для собственников производственного бизнеса позволяет параллельно операционной команде содержать экспертную группу. Экспертная группа, во-первых, дает оценку того, как работает операционная команда. Во-вторых — дает рекомендации, как можно улучшить работу. И, в-третьих, проводит вместе с операционной командой какие-то конкретные работы: по оптимизации процессов, законной оптимизации налоговой нагрузки, повышению эффективности бизнеса.

2. Клиенты, которые хотят из классической модели бизнеса перейти в цифровую. Например, у нас есть сейчас клиент — брокер в авиационной индустрии. Он хочет перевести свой бизнес в «цифру», сделать платформу, чтобы охватить больше клиентов, развиваться глобально. Мы сопровождаем его уже девять месяцев. И буквально недавно он закрыл второй раунд инвестиций с оценкой компании в $ 2 млн. И вот такие небольшие, но амбициозные компании, которые трансформируют свою бизнес-модель и переходят в «цифру», нам интересны.

3. Технологичные компании. Здесь мы работаем над выбором оптимального налогового режима и наиболее комфортной юрисдикции, подготовкой соответствующих документов.

4. Компании, которые пока у нас в проработке. Это так называемый уровень гипотезы — компании, у которых есть какая-то сумма свободных денег и они хотят инвестировать их на месяц, два, три. Мы считаем, что в этом случае можем дать им актуальный инструментарий.

​ Фото предоставлено собеседником ​
​ Фото предоставлено собеседником ​

Но также есть клиенты, которые обращаются не за комплексными, а за разовыми  услугами: разработка бизнес-плана, регистрация компании, создание веб-сайта, приложения и т.д.

С точки зрения географии мы стартовали в Казахстане и сейчас активно выходим на российский рынок. Нам интересна Россия и в плане клиентов, и в плане расширения экспертной базы. Пока цель — состояться на этом рынке, а дальше будем ставить новые цели.

 Одно из направлений вашей работы — подготовка технологичных стартапов и компаний к вступлению в технопарк Astana Hub. Интересно, чем отличается казахстанский хаб от аналогичных парков в России и Беларуси — «Сколково» и ПВТ?

— Прежде всего самыми лучшими в нашем регионе налоговыми преференциями. В Astana Hub не только нулевой НДС и нулевые корпоративные налоги на доходы и дивиденды, но и нулевая ставка подоходного налога и нулевые социальные отчисления с зарплаты работников-нерезидентов. Компании, вступающие в технопарк, платят только 1% с оборота, начиная со второго года работы (первый год — 0%).

Второе важное преимущество — это работающие инструменты английского права.

Astana Hub. Фото: astanahub.com
Фото: astanahub.com

Как правило, компании и стартапы, которые вступают в Astana Hub, становятся одновременно и резидентами Международного финансового центра «Астана» (МФЦА). По сути, МФЦА в Казахстане — это «страна в стране». Здесь действует английское право, есть нужные инструменты  для ИТ-бизнеса: договоры конвертируемого займа, опционные, вестинговыы договора и т.д. Мы получаем среду, в которой можно структурировать сделки с инвесторами, клиентами, сотрудниками, партнерами, — так же, как это происходит в Англии или в США. Важно, что в МФЦА есть свой международный суд. Если возникнет какой-то спор, то разбирательство будет вестись с участием независимых международных судей. Курирует этот суд бывший верховный судья Англии.

Еще важное удобство для потенциальных резидентов Astana Hub в том, что зарегистрироваться в технопарке, открыть банковский счет, получить «виртуальный офис» (это адрес, представление компании в госорганах, в налоговых органах) можно удаленно, не приезжая физически в Казахстан. Это стало особенно актуальным в условиях пандемии.

И, конечно, нужно отметить  гибкость, которую допускает Astana Hub в деятельности компании. Если в бизнес-модели происходят изменения, появляются технологичные направления, которые не были заявлены в начальном бизнес-плане — например, компания занималась робототехникой, а перешла к разработке ИТ-платформы, то просто редактируется начальный бизнес-план, добавляется еще один вид деятельности — и всё. Никаких санкций за отклонение от заявленного на старте бизнес-плана не предусмотрено, что позволяет быстро тестировать разные гипотезы.

Доводятся ли до резидентов Astana Hub показатели по уровню зарплаты сотрудников?

— Нет, такой практики нет. Уровень зарплаты — это внутренний вопрос компании. Ведь любой стартап, новый проект — это всегда риск.  Доводить здесь какие-то показатели, наверное, было бы неправильно.

— Есть ли в Казахстане уже свои истории успеха в ИТ мирового уровня, как EPAM и Wargaming в Беларуси или «Яндекс» в России?

— Пока ИT-экосистема в Казахстане активно развивается, и истории успеха на мировой арене еще впереди. Но у нас есть свои «звезды» локального и регионального уровня. Например, это сервис CТОgramm, который позволяет автолюбителям быстро найти нужное СТО и запчасти по выгодным ценам.

Довольно успешно развивается приложение Kid security — помогает отслеживать местонахождение ребенка через мобильный телефон. Приложение информирует о местонахождении ребенка, его перемещениях, в нем есть экстренная кнопка вызова, если что-то случилось. А также встроены игровые компоненты: если ребенок ведет себя хорошо, то получает игровые бонусы.

Есть также успешные ИT-проекты в сегменте B2B, это, например, сервис электронного документооборота Documentolog. Он покрыл уже больше 50% рынка Казахстана и сейчас вышел на рынок России.

 Какие инвесторы и фонды присутствуют в Казахстане сейчас, у кого резиденты Astana Hub могут получить финансирование на развитие? Каковы чеки сделок с инвесторами?

— Здесь нужно разделить. У нас есть фонды, которые самостоятельно «заходят» в Казахстан. Это фонд Азиатского банка развития, фонды Всемирного банка, которые распределяются через казахстанские банки. Есть фонд из Сингапура. Они появились на нашем рынке еще до старта Astana Hub.

А есть также фонды, которые открывались уже непосредственно на площадке МФЦА под «зонтиком» английского права. Можно сказать, что все эти фонды сейчас голодны до хороших технологичных проектов, интересных кейсов.

Всего этих фондов на данный момент около 25.

Что касается стадий, на которых инвесторы в Казахстане «заходят» в проект,  — это раунды Seed и А. Если стартапу нужны инвестиции на развитие от $ 100 тыс. до $ 1 млн — это точно по адресу. Была сделка с чеком и на $ 3 млн.

 Какое количество резидентов сегодня в Astana Hub и каким вы видите развитие ИТ- и стартап-экосистемы в Казахстане в ближайшие годы?

— Сейчас в Astana Hub 300–350 резидентов и около 600 резидентов — в МФЦА. Ситуацию сильно подпортили пандемия и закрытие границ. Если бы не эти факторы, то, думаю, сейчас количество резидентов в Astana Hub было больше 1000, а в МФЦА —  около 1500.

Важный позитивный тренд  в Казахстан «заходят» крупные международные бренды: Alibaba, Amazon. Cистема постоянно развивается, пополняется новыми профессиональными игроками и компетенциями.

Фото: old.qazaqtv.com
Фото: old.qazaqtv.com

Сам Astana Hub понимает, чем он отличается от других парков, в чем его преимущество. Больше стало появляться проектов из Беларуси и России. Развитие идет. Я думаю, что через 3–4 года мы увидим серьезный количественный и качественный рост технологической экосистемы в Казахстане.

Читайте также