Войти
Финансы
«Про бизнес» 23 августа 2018

Что происходит с долларом, евро, рублем

Фото с сайта kompravda.eu
Фото с сайта kompravda.eu

О том, что сейчас происходит на валютных рынках в мире, а также в России и Беларуси, рассказывает Жанна Кулакова, финансовый консультант TeleTrade (ООО «ТелетрейдБел»).

— Давайте разберемся, что происходит на внешних рынках, что — внутри страны, и как все это в конечном итоге может повлиять на валютные курсы.


Фото с сайта http://ipr.by
Жанна Кулакова
Финансовый консультант TeleTrade

Пара евро/доллар

Со второго квартала текущего года доллар заметно укрепился на международной арене, а вот евро теряет позиции. Тому есть ряд причин, одна из главных — высокие ожидания четырех повышений ключевой ставки Федеральной резервной системы США (ФРС) в 2018 году. Изначально официальный прогноз ФРС на текущий год предполагал три повышения ключевой ставки. Потенциальное четвертое повышение — приятный сюрприз для доллара.

При этом ожидания ужесточения монетарной политики Европейского центробанка (ЕЦБ) снизились, в том числе и благодаря «голубиной» (мягкой) риторике главы ЕЦБ Марио Драги. По всей вероятности, ведомство перейдет к повышению процентных ставок не раньше 2019 года — и это при том, что бурный рост европейской валюты в 2017 был во многом обусловлен как раз позитивным настроем инвесторов, которые верили в скорый рост ставок. Дополнительно на евро давят торговые войны, развернутые Трампом. В частности, в последнее время негативное влияние оказывает кризис в Турции, которая является крупным рынком сбыта для еврозоны.

Вместе с тем, в условиях торговых войн в мире осталось не много желающих обладать крепкой национальной валютой, и США здесь не исключение. Трамп хочет видеть слабый доллар, и активно применяет вербальные интервенции, направленные против американской валюты, в моменты ее укрепления. Однако, так или иначе, фундаментально доллар сейчас сильнее евро, а вкупе с невнятной позицией ЕЦБ появляются основания пересмотреть старый прогноз относительно евро: в перспективе ближайших месяцев рост евро против доллара уже не выглядит столь вероятным, как раньше.

Инфографика предоставлена экспертом
Инфографика предоставлена экспертом

Для обоих сценариев видится достаточное количество аргументов «за» и «против», и на текущий момент трудно с уверенностью прогнозировать, курс какой валюты будет расти быстрее — европейской или американской.

Российский рубль

Российская валюта переживает не лучшие времена — с начала 2018 года курс рубля к бивалютной корзине российского Центробанка упал уже на 16,6%. И это при том, что нефть с начала года подорожала на 12,5%. Нефтяной фактор сейчас мало влияет на российский рынок в том числе и потому, что за счет дополнительных нефтегазовых доходов Минфин России выкупает иностранную валюту на внутреннем рынке.

Инфографика предоставлена экспертом
Инфографика предоставлена экспертом

Главным фактором давления на российский рынок в последнее время выступают геополитические факторы.

Первый виток резкого падения российский валюты случился в апреле после того, как США расширили антироссийские санкции. Принятые меры затронули стратегически важные компании, и рубль отреагировал обвалом. Примечательно, что с тех пор российская валюта так и не сумела отыграть понесенные потери, а в августе подоспел второй виток падения, и снова из-за санкций.

США анонсировали новые меры, которые могут затронуть не только стратегически важные компании, но и системообразующие банки, и даже российский госдолг.

Все эти решения будут приниматься в сентябре, но инвесторам хватило лишь краткого анонса для того, чтобы рублевые активы вновь подверглись масштабной распродаже.

Особенно неприятным сценарием может оказаться ввод ограничений на инвестиции в российский госдолг или, проще говоря, в облигации федерального займа (ОФЗ). Сейчас на руках нерезидентов находится 28,2% всех размещенных облигаций федерального «займа» ОФЗ. В начале года показатель достигал 33%, и заметное его сокращение является следствием геополитических рисков. Тем не менее, несмотря на уже случившуюся распродажу бумаг, инвесторы-нерезиденты по-прежнему держат серьезный объем ОФЗ.

Российское рейтинговое агентство АКРА подсчитало, что каждая 12-я размещенная ОФЗ сейчас принадлежит американцу. Как видим, распродавать еще есть что. А отток иностранного капитала из ОФЗ сопровождается массовыми конвертациями рублей в иностранную валюту, иными словами — на российском рынке резко падает спрос на рубли и возрастает на валюту.

Потому рубль и падает. И если анонсированные санкции будут приняты — падение продолжится. Ситуация, которая складывается вокруг российского рубля, совсем не внушает оптимизма.

Белорусский рубль

Белорусская национальная валюта в этом году демонстрирует чудеса стойкости. Пока российский «коллега» рушится, наш рубль не только не падает, но и растет. С начала 2018 года белорусский рубль укрепился к валютной корзине Национального банка на 5%. Произошло это за счет резкого снижения курса российского рубля: в наших обменниках соседская валюта с начала года подешевела уже на 12%.

При этом торговая зависимость Беларуси от России сохраняется. Например, если говорить о торговле товарами, то доля России во внешнеторговом обороте за последние годы не только не сократилась, но и выросла с 49% в 2014 году до 51% в 2017. Это наводит на мысли, что санкции и падение российского рубля здесь еще аукнутся.

Фото с сайта news.21.by
Национальный банк Беларуси. Фото с сайта news.21.by

Уже сейчас последствия ощущаются даже чисто на потребительском уровне — дня не проходит, чтобы кто-нибудь не спросил про выгодный шопинг в России. Ведь резкое укрепление белорусского рубля по отношению к российскому делает российские товары для белорусов дешевыми, а белорусские для россиян — дорогими. Следствием может стать сокращение экспорта, рост импорта и ослабление белорусского рубля. Это мы уже проходили в 2014—2015, хоть и в больших масштабах.

Также нужно помнить и о внутренних рисках, главный из которых — высокий уровень валютного госдолга. Для того чтобы в срок и в полном объеме осуществлять платежи (а в 2018 году они составят порядка $ 3,7 млрд) государство остро нуждается в иностранной валюте. Значительная часть долга сейчас рефинансируется за счет новых займов, кроме того, за прошлый год был сделан «запас» в ЗВР, который сейчас тоже направляется на погашение и обслуживание долгов.

Также казна получает валюту в виде экспортных пошлин (официальный прогноз на 2018 год предусматривал примерно $ 500 млн таких поступлений). Однако и этого недостаточно, поэтому государство выкупает иностранную валюту на внутреннем рынке. Благо она там есть — по итогам января-июля населением, предприятиями и нерезидентами был сформирован профицит в размере $ 970 млн. К счастью для казны, несмотря на рост реальных зарплат, население продолжает активно продавать старые валютные «заначки».

Но сколько еще будут длиться эти распродажи — вопрос открытый. Не исключено, что довольно долго, но точно, что не вечно.

А если государство будет выкупать больше сформированного «излишка» — рубль окажется под давлением.

Также стоит отметить, что наметились проблемы с российскими кредитами. Под вопросом предоставление очередного миллиарда долларов в будущем году, кроме того, Евразийский фонд стабилизации и развития (ЕФСР) без видимых на то причин задерживает кредитный транш, который должен был поступить несколько месяцев назад. К слову, ЕФСР — это бывший антикризисный фонд ЕврАзЭс, который в свое время уже как-то «недодал» Беларуси кредита в рамках действующей кредитной программы.

Без российских кредитов придется непросто. Конечно, можно активнее занимать через облигации, но это довольно дорогое удовольствие. Длинные и дешевые деньги может дать МВФ, но не просто так, а в обмен на реформы, так что это вариант на крайний случай. А своими силами справиться с долгами будет нелегко — наша экономика просто не генерирует таких валютных потоков. К слову, в этом году в Беларуси формируется очень значительный профицит бюджета — 2,7 млрд белорусских рублей по итогам первого полугодия (около $ 1,35 млрд). Для сравнения, в 2017-м аналогичный показатель составлял 1,3 млрд (около $ 600 млн), в 2016-м — 650 млн (около $ 320 млн).

Не исключено, что сэкономленные деньги пойдут на госдолг, только вот бюджет-то формируется в основном в рублях. А обменять их на иностранную валюту, кроме как на внутреннем валютном рынке Беларуси, негде.

С учетом внешних и внутренних обстоятельств, можно предположить, что в обозримой перспективе укрепление рубля сменится падением. Внутренние риски могут особенно ярко проявиться на рубеже 2018−2019 гг., когда может сработать одновременно много негативных факторов: предновогодний рост зарплат, сезонное усиление девальвационных ожиданий, «осваивание» профицита бюджета и пр. Дополнительным фактором давления может стать вышеописанная ситуация с российским рублем. Если на валютном рынке России ничего радикально не изменится, белорусский рубль может ослабеть в пределах 10%.

Подпишитесь и читайте нас в Facebook!

Подписывайтесь на наш канал в Telegram!
telegram.me/probusiness_io

Комментарии

Войдите, чтобы оставить комментарий

Сейчас на главной

Новости компаний

Платный контент