Top.Mail.Ru
Личный опыт
«Про бизнес» 7 марта 2019

«Родня смотрела на меня как на дурачка». Рынок криптовалют упал, но этот парень умудряется на нем зарабатывать

Александр Лозбень
Александр Лозбень. Фото из аккаунта Александра @alexanderlozben в Instagram

Александр Лозбень 10 лет крутился в белорусской сфере развлечений — продюсировал артистов, организовывал мероприятия. Но перспективность рынка его не устраивала, и он погрузился в тему блокчейна. Стал запускать проекты один за одним, основной из которых теперь — система мониторинга и менеджмента майнинг-оборудования Minerboard. О поиске голубых океанов, сложностях продаж среди майнеров и о том, как работается в сфере криптовалют на упавшем рынке, Александр рассказывает в своей истории.

— Еще в старших классах школы я интересовался кибербезопасностью и даркнетом, меня привлекали идеи Джулиана Ассанжа и свободного интернета. Я видел, что многие пользователи начали применять криптовалюты. В 2015 году начал посещать конференции, митапы по блокчейну и убедился, что мы находимся на пороге формирования новой финансовой сущности. Для меня стало очевидным, что идеи многих экономистов, в частности Хайека, начали воплощаться благодаря новым технологиям.

«Начал просто: купил немного биткоинов»

Денег тогда у меня особо не было, поэтому свой первый майнер мы купили на двоих с другом за $ 1500. Довольно быстро мы поняли, что дело перспективное. Друг продал бизнес, я тоже, заодно продал и BMW 3-й серии тысяч за $ 10 плюс вложил около $ 5 тысяч накоплений. У нас появилась «полукустарная» сеть ферм по Минску и Минской области с сотнями видеокарт. Родня смотрела на меня как на дурачка. Девушка злилась, что теперь я встречал ее не на своем авто, а на Uber. Меня, в свою очередь, смутило, что я вообще должен за ней заезжать… Поэтому мы стали жить вместе:)

Первые впечатления от майнинга были фантастические. Мы попали в волну роста капитализации криптовалют и возвращали инвестиции менее чем за 3 месяца. Не прошло и года, как я купил BMW «семерку».

Фото из аккаунта Александра в Instagram
Фото из аккаунта Александра Лозбеня @alexanderlozben в Instagram

Поиск голубых океанов: криптомат, биржа, обменник

Когда каждый день ты становишься богаче, чем вчера, то возникает желание заниматься в этой отрасли абсолютно всем. Я понял, что мне не нужна «железная прослойка» — майнинг-оборудование, — чтобы зарабатывать. Его часто покупают новички, потому что боятся потерять деньги, ведь как минимум оборудование в случае неудачи у них останется. Я стал пытаться искать голубые океаны.

Вначале мы с партнером запустили криптомат — терминал для покупки и продажи криптовалют. Мы закупили примерно 30 б/у терминалов-купюроприемников QIWI в России по $ 300−700 — вначале один, для себя и разработки ПО, потом остальные. И переделали: добавили видеокамеры, установили свой софт. Это было не очень сложно, так как у нас были API биржи, с которой мы тогда сотрудничали.

Фото с сайта forklog.com
Фото с сайта forklog.com

Продавали мы их уже за $ 1500 желающим из России и Украины. В Беларуси возможности их поставить не дали, потому что законодательной базы для этого пока не было. Но уже через полгода проект был заморожен. У наших партнеров в России начались проблемы с правоохранительными органами, и их деятельность была остановлена. В Украине криптоматы работают до сих пор, но информацией о них я не располагаю. Входящие заявки мы готовы рассматривать.

Следующим невзлетевшим проектом стала криптобиржа. Мы пытались запустить ее в партнерстве с южнокорейскими и казахстанскими предпринимателями, но так и не смогли вступить в ПВТ, ведь законодательной базы для криптопроектов все еще не было. И все бы ничего, но то время, что мы пытались вступить в ПВТ, биржу наших партнеров «положили», вынув $ 40 млн в алькоинах. Запал начал резко таять.

Мы сделали вывод, что готовы вступать в ПВТ только как майнинг-компания. Процесс тоже затянулся. Мы понимали, что попали в бюрократическую машину — одним словом, в белорусскую реальность. Мы были так рады, что работаем не с белорусским рынком, и оказались «по уши в Беларуси».

Наша компания Interhash стала резидентом ПВТ в 2018 году. Но к этому моменту майнингом в Беларуси стало невыгодно заниматься из-за высокой цены на электричество при низкой стоимости самих криптовалют.

Год назад одно устройство стоило примерно $ 3000 и приносило $ 700 в месяц, сейчас — $ 500 и приносит $ 30 в месяц. Мы прорабатываем варианты размещения оборудования в регионах с дешевой электроэнергией, рассматриваем монеты с алгоритмом майнинга POS и DPOS (в них стоимость электричества непринципиальна). Почти все майнинг-оборудование мы распродали, оставив только для экспериментов. У меня осталась парочка майнеров, которыми я пользуюсь как частное лицо.

Более успешным стал запуск онлайн-обменника криптовалют. Мы зарегистрировали его в Эстонии в 2018 году. Сейчас он приносит мне основной доход.

Деловой центр Таллина. Фото с сайта medium.com
Деловой центр Таллина. Фото с сайта medium.com

«Мы хорошо понимали боль майнеров»

Мы долго искали софт для управления майнинг-фермами, но поиски не приносили результата. Идея основного и самого перспективного для нас проекта возникла в 2017 году. Мы хорошо понимали боль майнеров: им не хватает аналитики и учета майнинг-оборудования, трудно оценить, как оно работает, когда выключилось, простаивает, перегрелось, ушло в ремонт, какая локация более эффективна, сколько майнер реально заработал и многое другое. Есть и проблема доверия, мы решили ее тем, что не храним данные и денежные средства у себя и проработали систему автоматического распределения вознаграждения между владельцами и персоналом по оговоренным условиям.

Майнинг-ферма. Фото с сайта hype.ru
Майнинг-ферма. Фото с сайта hype.ru

Мы решили, что можем дать лучшие практики всему миру, придумав SaaS-решение — систему мониторинга и аналитики работы всех типов майнинг-оборудования. Система собирает данные с устройства и пула: количество валидных шар, хэшрейт, температуру, скорость кулера, время работы и простоя, состояние, баланс, невыплаченный баланс, расчет потребления электричества, пинг до сервера пула и многое другое.

Я ожидал, что для разработки такой системы будет достаточно $ 20 тысяч и месяц-два времени, так как некоторые части ПО были написаны ранее, и их оставалось только упаковать в красивый интерфейс. Я вложил свои средства, но процесс затягивался. Я вкладывал все больше, взял деньги в долг.

Я потратил уже $ 120 тысяч, а продукт еще не был готов. Мы оказались на грани банкротства.Все понимали, что нужен рывок. На исходе первого года мы отчаялись и после запуска MVP стали предлагать его потенциальным клиентам. План был такой — если мы не привлекаем инвестора, то зарабатываем сами. Параллельно я устроил себе road show по несколько конференций в месяц, общался с клиентами и инвесторами.

Фото со страницы Александр Лозбеня в Facebook
Фото со страницы Александра Лозбеня в Facebook

Как ни странно, инвестиции нашлись через личные контакты. В нас вложились предприниматели с русскими корнями, которые оценили компанию в $ 3,5 млн. Привлеченные средства мы использовали для разработки и маркетинга.

Как мы ищем клиентов

Ниша оказалась очень специфической и узкой. Наша целевая аудитория — частные майнеры, а также компании — дата-центры, майнинг-пулы, заводы по производству майнинг-оборудования. В основном они находятся в США, Канаде, Грузии и Китае. Как мне кажется, центры принятия решений находятся с большего в США.

Изначально мы сконцентрировались на B2C-маркетинге. Это было непросто: частных майнеров трудно найти, они довольно консервативны и не хотят менять что-то, что уже работает. Поэтому мы решили ориентироваться на новых пользователей, ведь легче предложить новое решение тем, кто не пользовался старым. Это как с Microsoft Word — если вы уже его используете, то вряд ли захотите опробовать что-то другое.

Основным источником трафика стало продвижение через поисковые запросы. Но что оказалось? Рынок упал, новые пользователи не появляются, старые исчезают. Бизнес-майнеров тоже больше не становится, но они во всяком случае не закрываются. Когда мы поняли, что привлечение частного пользователя обходится очень дорого — примерно $ 70, то переключились на B2B-клиентов, оставив для частных майнеров только имиджевую рекламу — на тематических сайтах + участие в конференциях.

Я выделил трех продавцов, а сам с ключевыми сотрудниками стал ездить по всему миру и показывать свои преимущества.Оказалось, дешевле потратиться на перелеты и «выход с цыганочкой и огоньком», чем привлекать клиентов через интернет. Также я сам веду работу с ключевыми заводами по производству майнинг-оборудования. Им мы предлагаем White Label-решение. Мы не можем себе позволить роскошь отдать крупного клиента рядовому сотруднику.

Планы

Сейчас у сервиса 2300 активных пользователей, у которых может быть от одного до 20 тысяч майнинг-устройств. В перспективе мы думаем, что B2C-направление будет более прибыльно, потому что частных майнеров очень много.

Над проектом работают 12 человек, из них 6 — фултайм. Поскольку мы привлекли инвестиции, у нас пока нет планов по монетизации, и платная версия софта появится только в отдаленном будущем. Мы получаем только комиссионные от майнинг-пулов. Главная цель — набор критической массы аудитории, чтобы стать заметным игроком в этой сфере и провести дополнительные раунды финансирования в течение 2 лет.

К концу года мы планируем завоевать 10% рынка. Мы плотно общаемся с компаниями Bitmain и Bitfury (промышленные майнеры. — Прим. «Про бизнес»). И если с одной из них сработаемся, то план будет выполнен.

«Рынок криптовалют — как Дикий Запад»

Сейчас трудное время на рынке криптовалют. На рынке апатия, блокчейн-компании сокращают расходы. Многие, кто начал слишком поздно или не подрасчитал силы, закрываются. Я тоже больше инвестирую, чем зарабатываю. С периода бума криптовалют в 2017 году трафик на сайте компании снизился в 10 раз. Об этом же говорит и уменьшение поисковых запросов по этой теме.

Но мы понимаем, что это удобный момент отдышаться и улучшить свои продукты. Я четко вижу проблему, которую решают криптовалюты и блокчейн, поэтому не волнуюсь. Лично я криптовалюту покупаю очень активно.

Фотоо из аккаунта Александра в Instagram
Фото из аккаунта Александра @alexanderlozben в Instagram

Думаю, этот спад продлится не более двух лет. Сейчас как раз видны те, кто может работать независимо от хайпа. Рынок криптовалют — это как Дикий Запад: каждый при наличии хорошей идеи и команды может сделать невозможное.

Платный контент

0067193