Top.Mail.Ru
Технологии
«Про бизнес» 23 сентября 2019

Давид Ян — о силе и слабости искусственного интеллекта, будущем бизнеса и выгорании сотрудников. Блиц-интервью накануне форума HI-TECH NATION

Давид Ян. Фото: zhazda.biz
Давид Ян. Фото: zhazda.biz

1 ноября в Минске стартует форум HI-TECH NATION — он посвящен возможностям, которые открываются сегодня на стыке традиционных индустрий и новых технологий. Один из спикеров нашего форума — Давид Ян, известный эксперт в области искусственного интеллекта, основатель и председатель совета директоров группы компаний ABBYY (решения ABBYY используют более 50 млн человек и десятки тысяч компаний в 200+ странах и регионах мира) и Yva.ai (технология предсказательной поведенческой аналитики для организаций). По мнению Давида Яна, именно на стыке тысячелетних потребностей людей в еде, жилье, медицине, развлечениях и новых технологий, которые позволяют по-новому удовлетворять эти потребности, — происходят самые интересные вещи. О том, как искусственный интеллект уже сейчас могут использовать компании в нашем регионе, мы поговорим подробно на форуме.

Генеральный партнер события — Альфа-Банк (Беларусь)
Партнеры — Великий камень, компания Айрон, консалтинговая компания Административный Ресурс
Юридический партнер — Алейников и Партнеры
Образовательный партнер — IT-колледж Digital Unicorn

А накануне события Давид ответил на несколько вопросов «Про бизнес».

— Сегодня грань между ИТ и не-ИТ, между цифровым и аналоговым стирается. Можно ли говорить о том, что практически все бизнесы трансформируются в ИТ-компании?

— Я бы сказал так: все больший процент компаний в самых разных индустриях будет активно использовать искусственный интеллект. Как когда-то электричество пришло в самые разные отрасли, так же сейчас приходит ИИ. За прошедший год количество компаний в мире, которые внедрили и внедряют ИИ в свои процессы, выросло с 4% до 14% (данные Gartner). Конечно, это прежде всего крупные компании, например, банковские и финансовые организации, телеком. Уже сейчас ИИ помогает быстрее открывать счета и оценивать риски при выдаче кредита, отвечать на запросы в техподдержку, извлекать и анализировать данные из бухгалтерских, юридических и других документов, автоматизировать закупку товаров и многое другое. Но чем дальше, тем больше ИИ будет актуален также для среднего и малого бизнеса.

— Как, по вашим оценкам, изменится процент бизнесов, внедривших новые технологии, на горизонте 5−10 лет?

— По данным аналитиков, уже в 2020 году технологии ИИ станут приоритетным направлением для инвестиций более чем у 30% CIO [ИТ-директоров]. Думаю, что количество компаний, внедряющих новые технологии, ежегодно будет расти примерно на 10%. Во многих компаниях, в том числе малого и среднего бизнеса, техподдержка, бухгалтерия, HR, делопроизводство и другие рутинные, повторяемые процессы будут роботизироваться. Мы видим активное развитие рынка robotic process automation. Компании-лидеры в этой сфере — UiPath, WorkFusion (девиз UiPath — сделать автоматизацию доступной каждому. — Прим. «Про бизнес»).

В ближайшие годы мы также будем видеть дальнейшее развитие маркетплейсов, цифровых платформ, аутсорсинга услуг. Цифровой менеджмент продолжит проникать в самые разные индустрии.

Уже сейчас новые технологии радикально меняют управление и процессы в пассажирских перевозках (Uber), в недвижимости (Airbnb, WeWork).

Фото: wikimedia.org
Фото: wikimedia.org

Мы видим, например, что у владельцев отелей исчезает проблема, как заполнить их постояльцами. Эту задачу решают платформы — hotels.com, booking.com. Они сами найдут постояльцев и будут управлять ценой таким образом, чтобы отели оказались заполненными. Ключевым становится не привлечение клиентов, а качество предоставляемых услуг, чистота, хорошие отзывы постояльцев. Если отель получает высокие оценки и в него хочется вернуться, то он может претендовать на большее количество гостей и иметь более высокую цену.

Такие же изменения будут происходить в сельском хозяйстве: когда цифровые платформы начнут управлять угодьями, которые принадлежат большому количеству мелких фермеров. Поскольку, обладая данными, платформы лучше знают, что и как выращивать на конкретных землях, где закупать семена, технику, какие работы дешевле отдать на аутсорс.

— А что произойдет в ближайшем будущем с остальными компаниями, которые не успеют пройти цифровую трансформацию?

— Они будут выдавлены с рынка. Мы видим, как тысячи таксопарков по всему миру сегодня исчезают либо их роль сводится к HR-функциям для таких бизнесов, как Uber, Яндекс. Такси, Lyft, Gett.

В то же время, я думаю, есть определенное будущее у небольших бутиковых бизнесов, которые оказываются как бы вне глобальной цифровой экономики. Когда все демократизируется и приводится к единым стандартам, нам хочется разнообразия и уникальности. Миллионы лет эволюции заложили в человеческую природу потребность в новых впечатлениях и эмоциях. Это на уровне гормонов: вазопрессина, окситоцина, дофамина, серотонина и др.

Именно поэтому, я думаю, есть будущее у бутиковых ресторанов, которые не выходят на маркетплейсы доставки еды или онлайн-сервисы бронирования столиков — если есть шеф-повар, который обеспечивает очень высокое качество кухни, эксклюзивность заведения.

Фото: pro-prazdniki.com
Фото: pro-prazdniki.com

Так же как вне цифровых платформ может быть эксклюзивная обувь ручной работы, которая создается четыре месяца и стоит $ 10−15 тыс. за пару.

Или фермерская еда, которую покупают потому, что хорошо знают семью, которая ее выращивает.

То есть для владельцев небольших, несетевых компаний будущее в основном связано с эмпатией, с чувствами, с уникальностью их услуг и товаров.

— Вы в свое время защищали кандидатскую диссертацию по теме искусственного интеллекта и более 20 лет занимаетесь вопросами применения ИИ в различных сферах как предприниматель-практик. На ваш взгляд, в чем сила и слабость человеческого интеллекта по сравнению с ИИ?

— Сила в том, что у нас в мозге около 86 млрд нейронов. А у ИИ пока столько нет — от нескольких сотен тысяч до миллионов. Но при этом, будучи заточенным под конкретную задачу, ИИ даже с меньшим количеством нейронов выполняет ее лучше, чем мы.

Однако в том, что касается абстрактного мышления, глубокой и всесторонней обработки информации — здесь наш интеллект пока несравнимо сильнее искусственного. Вопрос в том, что будет, когда появится artificial general intelligence (AGI). Но это отдельная большая тема для обсуждения.

— Но уже сейчас мы видим, что машина оказывается сильнее человека даже в тех областях, которые, как казалось раньше, требуют не просто расчета, но и абстрактного мышления, творческого подхода. Речь о программе AlphaGo от Google DeepMind, победившей сильнейших в мире людей в игре Го. Хотя можно вспомнить и историческую победу шахматного суперкомпьютера Deep Blue над Гарри Каспаровым в уже далеком 1997…

— Deep Blue — это еще brute-force. Метод, при котором машина пытается решить задачу путем последовательного перебора и оценки большого количества вариантов (в ходе матча с Каспаровым в 1997 система в среднем перебирала 126 миллионов позиций в секунду. — Прим. «Про бизнес»).

Историческое противостояние Гарри Каспарова и супер-компьютера от IBM Deep Blue. Фото: thetimes.co.uk
Историческое противостояние Гарри Каспарова и суперкомпьютера от IBM Deep Blue. Фото: thetimes.co.uk

AlphaGo версии 2.0 — это уже не просто перебор вариантов, а глубокое обучение без учителя. Количество возможных позиций в Го больше, чем количество атомов во Вселенной. Когда я впервые прочитал это, то подумал, что это журналистское преувеличение. Но перепроверил: оказалось, это действительно так. Вдумайтесь: больше, чем количество атомов во Вселенной. Это не шутки. Го — не просто счетная игра, в ней невозможно выиграть перебором вариантов. Здесь большое значение имеют стратегия, интуиция, оценка позиции. То, в чем люди всегда считались лучше машин.

Но AlphaGo 2.0 не показывали человеческие партии, а только саму игру, правила. Играя сама с собой, начав с самого примитивного уровня, нейросеть постоянно обучалась и достигла такого прогресса, что в 2017 победила предыдущую версию AlphaGo (которая до этого разгромила сильнейших мастеров-людей на планете) со счетом 100:0. Это событие, безусловно, стало важным этапом в истории развития искусственного интеллекта.

— Один из интересных проектов в области ИИ, которым вы занимаетесь сейчас, — система Yva.ai. Она анализирует корпоративные коммуникации, вовлеченность сотрудников в работу и может предсказать увольнение еще до того, как сотрудник официально решил уволиться. Является ли этот проект уже коммерчески успешным? И какие знания о людях, полученные благодаря Yva, удивили вас лично?

— Мы разрабатывали Yva как инструмент digital behaviour analytics. Это спин-офф компании АBBYY. Продукт недавно вышел на рынок и оказался востребованным, коммерчески успешным. У нас уже есть несколько десятков клиентов, у которых в совокупности работает 200 тыс.+ сотрудников. Правда, система пока развернута не на все это количество, а на часть выборки.

Что удивило? Хорошо помню момент, когда программа предсказала увольнение двух наших сотрудников. Это было в небольшой команде до двадцати человек. Мы все вместе смотрели на экраны, смотрели на двух сотрудников, которых Yva отнесла к потенциальным кандидатам на увольнение. Оба пожимали плечами. Один из них сказал: «Я же говорил, что Yva не работает!» И тот, кто это сказал, через несколько месяцев увольняется. Оказалось, он еще за год до этого подавал документы на рабочую визу в Европе…

Со вторым мы поговорили в кулуарах. Выяснилось, у него действительно были мысли об увольнении, так как он хотел расти в команде разработки, стать архитектором, но этого не происходило. Сотрудник был очень ценный, и после этого случая мы сделали его архитектором, он остался с нами.

Еще один пример — совсем свежий. В одной из компаний, где мы внедряли Yva, — система показала, что заместитель генерального директора, который работает в компании уже много лет, находится на поздней стадии выгорания и собирается увольняться. Мы как раз планировали в этой компании развернуть Yva, но не на всех сотрудников, а на 5−7% персонала. Нам ответили, что такого не может быть, чтобы замгенерального, один из ключевых людей в компании, который предан ей много лет, думал об увольнении. Мы ответили: «Что ж, бывает, система еще не идеальна, возможны ошибки».

И я сильно удивился, когда буквально несколько дней назад мне позвонил руководитель этой компании с новостью, что его заместитель вчера подал заявление об увольнении. Сразу после того, как это стало известно, компания решила развернуть Yva не на 5−7%, а на весь штат сотрудников.

Фото: topdialog.ru
Фото: topdialog.ru

Выгорание персонала — огромная проблема сегодня. Всемирная организация здравоохранения признала синдром эмоционального выгорания болезнью. Это серьезно. С точки зрения бизнеса, есть исследования, которые показывают, что нежелательные увольнения, нежелательная текучка — это потери для компании, эквивалентные 213% от годовой зарплаты уволившегося сотрудника. При точном прогнозировании выгорания и последующего увольнения даже в 20% случаев искусственный интеллект экономит значительные ресурсы бизнеса. Для средних российских компаний, по тем данным, которые есть у меня, это сумма около 40 млн рублей в год.

Для меня очень интересно наблюдать за развитием Yva. Это как наблюдать за ребенком, который начинает ходить, говорить. Когда ты понимаешь, что система открывает какие-то вещи, о которых ты сам не думал, разрабатывая ее. И в чем-то уже превосходит своих создателей. Это какая-то магия.

Полная версия выступления Давида Яна доступна на новой платформе «Про бизнес» и Альфа-Банка (Беларусь) — Витамин А. Оставьте ЗАЯВКУ, чтобы узнать подробности и стать участником платформы.

Такого комплексного предложения на рынке еще нет. Всего за 50 BYN/месяц платформа предоставит вам:

  • Банковское обслуживание
  • Доступ к 600+ к уникальным закрытым материалам
  • Консультации менторов
  • Возможность заказать материал на интересующую тематику
  • Возможность получить инвестиции от «Зубр Капитал» и других авторитетных инвесторов.

Сейчас на главной

Платный контент

20160801