Top.Mail.Ru
Probusiness Youtube
  • 2,51 USD 2,5136 -0,0012
  • 2,96 EUR 2,9597 -0,0065
  • 3,41 100 RUB 3,4096 -0,0024
Мнение Дмитрий Малахов, «Про бизнес» 17 февраля 2021

«Смотрят как на овец, с которых можно состричь клок шерсти». Почему повышение налогов для ИП не спасет экономику Беларуси

Фото: freepic.com
Фото: freepic.com

Письмо Комитета государственного контроля в Минфин «О предложениях» по изменению налогообложения для индивидуальных предпринимателей вызвало бурную реакцию не только среди самих ИП. Возможные последствия обсуждает все бизнес-сообщество. Как этот шаг может отразиться на средних и крупных предприятиях? Получит ли экономика страны какой-то профит? И какие новые проблемы повлечет за собой принятие этих предложений? Об этом поговорили с Катериной Борнуковой — академическим директором Центра экономических исследований BEROC.


Катерина Борнукова
Академический директор Центра экономических исследований BEROC

Бюджету это не поможет

— Давайте посчитаем. У нас в стране трудоустроено примерно 4,2 млн человек. ИПэшники — это лишь малая доля занятых, по статистике их всего 269 501 человек на начало 2021 года. Что еще важнее — доля их годовых налогов в бюджете составляет 0,4%. Даже если всем ИП поднимут налоги втрое — для страны это не станет существенной прибавкой. Но резкое повышение налогов — не самое страшное из того, что обсуждается в документе. Для того чтобы осознать возможные последствия, нужно изначально ответить на один вопрос:

«Зачем нам вообще ипэшники?»И зачем для них отдельный режим налогообложения? На то есть две причины:

1. В нашей стране — низкая культура предпринимательства. Долгое время у нас не принято было работать на себя и зарабатывать себе деньги. Из нас это «выбивали» почти век. 

2. В Беларуси очень сложная система регулирования и бухгалтерской отчетности. Она становится барьером для начинающих предпринимателей. 

Поэтому основной плюс формата «индивидуальный предприниматель» не столько в том, что он платит «мало», сколько в том, что он платит «просто». Именно исходя из этих соображений в свое время был введен такой вид юридического лица.

Фото: unsplash.com
Фото: unsplash.com

Мало кто создает сразу большую компанию. Тот же Стив Джобс на этапе работы в гараже у нас считался бы ипэшником. И чтобы не попасть под уголовное преследование — ему пришлось бы зарегистрироваться официально. Поэтому ИП — это своего рода «вход» в предпринимательство. Эта категория бизнеса является драйвером экономического развития страны, повышения производительности труда и занятости населения. А еще самозанятость — важная альтернатива для тех, кто не может найти себя на рынке труда. Среди ИП таких много — те же таксисты, например.

ИП примерно в два с половиной раза больше, чем айтишников. В абсолютных цифрах — не самые большие прослойки трудоустроенного населения. Но влияние этих двух категорий на экономику страны не стоит недооценивать. ИТ-бизнес платит довольно существенные налоги в бюджет и является показателем технологичности и инвестиционной привлекательности страны. Именно поэтому все страны сейчас соревнуются в том, как «вырастить» у себя, поддержать ИТ-сектор или хотя бы создать привлекательные условия для релокации специалистов из других стран.

Фото: unsplash.com
Фото: unsplash.com

Ипэшники не платят больших налогов, но как категория бизнеса — двигают страну вперед, дают надежду на будущее развитие. И огромное количество ИП трудятся, создают рабочие места и предлагают услуги для сотрудников ИТ-индустрии. Это как две стороны одной медали, которые, пусть и разными способами, ощутимо помогают экономике и друг другу.

Читайте также: «Время обновить кровь». Исследование показало, что на самом деле мешает компаниям развиваться

Любое ограничение условий для роста даже этих двух групп влияет на снижение доли МСБ (малого и среднего бизнеса) в экономике страны. А для большинства стран с развитой экономикой это — целевой показатель. Ведь именно эти предприятия являются источником инноваций и прорывных технологий (в широком смысле). Эти компании создают огромное количество рабочих мест. В конце концов, именно предприятия МСБ — самая гибкая, устойчивая к любым изменениям и кризисам прослойка бизнеса. Развитые экономики гордятся тем, что у них высокий уровень малого и среднего предпринимательства, потому что понимают:

Большие компании рождаются из малых и средних.

У нас же исторически другая ситуация. Экономика Беларуси уже «на входе» состояла из средних и крупных предприятий, это считалось нормой. И все последние годы шла медленная деятельность по развитию именно МСБ. В «Программе социально-экономического развития Республики Беларусь на 2021–2025 годы» есть целый раздел по стимуляции МСБ и снижению наказаний за экономические преступления. Этот документ только-только утвердили на Всебелорусском собрании.

Но что мы видим? Недавно мы обсуждали закон, ухудшающий условия для компаний ИТ-сектора. А сегодня — пока еще письмо, но с предложениями ухудшить условия для ИП. Это совпадение или закономерность, свидетельствующая о смене парадигмы правительства?

Смена парадигмы не радует

Если раньше мы видели движение в поддержку предпринимателей и ИТ-индустрии, то сейчас наблюдаем разворот в другую сторону. Когда на важные для страны категории бизнеса начинают смотреть как на овец, с которых можно состричь еще клок шерсти — это говорит о смене вектора экономической политики. Возникает ощущение, что правительство думает не о развитии, а о том, как бы урвать поскорее «быстрых» денег. Причем — под предлогом, что какая-то часть этих людей злоупотребляет упрощенной экономической схемой и наживается на этом. И тут у каждого, кто хоть как-то связан с бизнесом, возникает логичный вопрос:

Кто будет следующим?

Появление такого письма — очередной сигнал, что отношение к бизнесу глобально меняется. Если раньше мы видели попытки его упростить и сделать более доступным, то теперь есть четкие предпосылки: будем ужесточать и дальше. Тут уже владелец и среднего и крупного предприятия начнет задумываться: «А в какой момент дойдет очередь до меня?» И начнет выводить активы. В долгосрочной перспективе это приведет к тому, что крупный бизнес не будет инвестировать в Беларусь — ведь это риск не только «попасть» на более высокие налоги, но и оказаться осужденным за экономические преступления.

По логике, следующими в цепочке «пострадавших» окажутся малые предприятия с упрощенной системой налогообложения (УСН). Аргументировать необходимость очередных изменений будет несложно: плохо, когда компании дробят свои бизнесы искусственно, чтобы уйти от нормальной системы налогообложения. Есть ли такие злоупотребления? Конечно, есть, как и среди ИП. Но они не носят массовый характер. Ради искоренения частных случаев мы можем навредить огромному числу компаний, которые официально и на законных основаниях пользуются схемами УСН.

Читайте также: Релокейт в какую страну выгоднее? Сравнение условий для бизнеса у «соседей» Беларуси

С другой стороны — в развитых странах таких «льготных» режимов или очень мало, или нет вовсе. Но в них нет и необходимости! Там регулирование построено так, что посчитать налоги и оплатить их по силам любому начинающему предпринимателю. Ему не нужно держать бухгалтера в штате — даже если он не разберется сам, то может ограничиться разовой консультацией перед подачей налоговой декларации.

Кто виноват и что делать?

Нам нужно не повышать налоги, а убирать перекосы в системе налогообложения, но делать это комплексно. Не просто поднять налоги для ИП, а убрать причины, по которым эти люди уходят в «тень».

А они уйдут, если их лишить способа легализовать свою деятельность.

И не только они. Почему айтишники, которые работают на аутсорс, тоже нередко пользуются «серыми» схемами? Потому что они не хотят платить в ФСЗН 34%, понимая, что со своих немаленьких выплат когда-нибудь получат мизерную пенсию (размер которой слабо зависит от величины зарплаты и взносов).

34% — это огромная нагрузка. Не во всех странах есть разделение на подоходный налог и социальный взнос. Но там, где есть, например, в России, социальные взносы составляют 30%.  По странам-соседям: в Литве — до 20%, в Украине — 22%.

Очевидно, что в Беларуси именно ФСЗН — основная налоговая нагрузка для трудоемких бизнесов (и основная льгота для ИТ-компаний в ПВТ). А если столько крутится вокруг ФСЗН, может, стоит в самом налоге что-то подправить? Например, установить верхние границы дохода, с которого уплачивается ФСЗН (сегодня он есть, но слишком высокий — 5 средних зарплат). Или дать возможность ипэшникам платить не процент, а фиксированную сумму в ФСЗН, предложив им решать свои пенсионные вопросы самостоятельно.

Фото: unsplash.com
Фото: unsplash.com

Словом, пересматривать нужно всю систему налогообложения. Даже если упростить вышеперечисленные моменты — жить станет легче всем. И не обязательно сразу браться за все. Давайте начнем хотя бы с простой отчетности — чтобы в средней компании не работало 5 бухгалтеров, способных подать ее лишь общими силами.

Вишенка на торте

Финальный аккорд и в целом довольно безумная идея — введение для ИП налога в 13% за обналичку сверх установленного месячного лимита. По сути, это введение прогрессивного налога: те, у кого доход превышает установленный предел, платят повышенный налог. Не ясно, почему вдруг решили изменить принципы налогообложения таким образом. Во-первых, 13% — это очень много. Во-вторых, не понятно, кто и по каким стандартам устанавливает пороговую сумму. 

Но главное — это опять приведет к тому, что люди будут занижать себе зарплаты, скрывать часть доходов, оформлять второго ИП на члена семьи и т.д. То есть — использовать все новые и новые «серые» схемы. А потом КГК будет придумывать новые способы борьбы с этими схемами. Мы получим цикличный кошмар, который начинающему человеку в бизнесе будет сложно и осознать, и принять.

Фото: careerbuzz.prosky.co
Фото: careerbuzz.prosky.co

Получается, что, с одной стороны, правительство стремится предотвратить экономические правонарушения, а с другой — создает условия и новые стимулы для этих правонарушений.

В рамках подхода «снять побольше денег здесь и сейчас» — наверное, они все делают правильно.

Но лучше бы направить эти усилия на переработку всей налоговой системы, сделать ее простой и доступной. А в идеале — вместо ограничений поддержать МСБ более доступными кредитами. Хотя для этого нужны средства, а бюджет спланирован с дефицитом. «Денег нет. Но вы держитесь».

Читайте также

Сейчас на главной