Top.Mail.Ru
Войти
  • 2,55 USD 2,5512 -0,0008
  • 2,77 EUR 2,7715 -0,0019
  • 3,37 100 RUB 3,3669 -0,0152
Право
«Про бизнес» 17 марта 2020

Коронавирус считается форс-мажором? Как предусмотреть срыв контракта или поставок

Фото с сайта wallbox.ru
Фото с сайта wallbox.ru

Распространение коронавируса COVID-19 официально получило статус пандемии, т.е. эпидемии мирового масштаба. Однако эффект для бизнеса стал очевиден намного раньше: компании столкнулись с неисполнениями контрактных обязательств — срыв графиков, неоплаты, непоставки, вынужденные простои производства и т.д.

Дарья Жук, управляющий партнер международной юридической фирмы COBALT в Беларуси, и Анастасия Быковская, управляющий юрист международной юридической фирмы COBALT в Беларуси, отмечают: пришло время заглянуть в раздел договоров «форс-мажор» или «прочие условия», которые — чего греха таить — часто просто игнорируются и подписываются не глядя.

— Основной вопрос состоит в том, можно ли COVID-19 считать форс-мажором, а значит — достаточным основанием для неисполнения своих обязательств перед деловыми партнерами, банками, работниками, государством без штрафных санкций и негативных последствий?


Дарья Жук COBALT
Дарья Жук 
​​
Управляющий партнер международной юридической фирмы COBALT
Быковская COBALT
Анастасия Быковская 
Управляющий юрист
​​​​​
   

Согласно общепризнанному подходу в законодательстве подавляющего большинства стран, включая Беларусь, СНГ, ЕС, лицо, не исполнившее обязательство либо исполнившее его ненадлежащим образом, не несет ответственности — если докажет, что надлежащему исполнению препятствовали обстоятельства непреодолимой силы, т.е. форс-мажор.

Закон не дает четкого определения обстоятельств непреодолимой силы или их закрытого перечня. Существуют лишь критерии квалификации определенных обстоятельств в качестве форс-мажора, а также практика их применения, причем в разных юрисдикциях — они свои.

Поэтому единого «мирового» признания COVID-19 форс-мажором с точки зрения исполнения обязательств быть не может.

Это будет решаться локально в каждой юрисдикции и в рамках конкретного договора и спора, даже в случае трансграничного бизнеса (применимым к отношениям сторон правом всегда бывает в конечном итоге право одной страны). С медицинской точки зрения — может быть, но власти каждой страны вправе самостоятельно решать, какие меры вводить как реакцию на эпидемиологическую обстановку. Так, в Беларуси форс-мажором будут признаны обстоятельства только при одновременном наличии у них двух признаков:

1. Чрезвычайности. Под чрезвычайностью обычно понимается исключительность, нестандартность обстоятельств.

2. Непредотвратимости. Непредотвратимостью, как правило, считается неизбежность обстоятельств и/или их последствий, которая не зависит от воли или действий сторон. Как видим, это весьма оценочные и субъективные критерии.

В теории обстоятельства непреодолимой силы условно делят на физический форс-мажор (природные и техногенные катастрофы), социальный форс-мажор (войны, революции и т.д.) и юридический форс-мажор (акты правительства, международные санкции и др.).

По сути, форс-мажор — это обстоятельства непреодолимой силы, возникшие после заключения договора, которые стороны не могли ни предвидеть, ни предотвратить разумными мерами. 

Фото с сайта bikepost.ru
Фото с сайта bikepost.ru

Именно такие договорные формулировки чаще всего можно встретить на практике.

Может ли коронавирус быть признан форс-мажором?

Эпидемиологические показатели свидетельствуют о том, что существующая динамика имеет не только ярко выраженный чрезвычайный характер, но и непредотвратимые последствия. Поэтому возможность признать коронавирус в качестве форс-мажора потенциально существует. 

Пока государственные органы Беларуси официально не ввели карантин и не приняли иных мер по борьбе с распространением вируса и его последствиями, такое признание осуществляется:

  • Либо в добровольном порядке сторонами контрактных отношений
  • Либо судом/арбитражем (в зависимости от того, какой орган разрешения спора согласован сторонами) в случае наличия спора между сторонами.

Во внимание будут приниматься не только конкретные причины и обстоятельства (неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств), но и положения форс-мажорной оговорки в договоре, применимое право и его нормы.

Как правило, стороны включают в договор отдельные положения о форс-мажоре — так называемую форс-мажорную оговорку.

Оговорка в договоре обычно содержит следующие элементы:

  • Обстоятельства, которые должны быть признаны обстоятельствами непреодолимой силы. Часто — это не закрытый перечень ситуаций, например, «войны, террористические акты, забастовки, стихийные бедствия всех видов, пожары, запретительные решения государственных органов, национализация и другие обстоятельства, не зависящие от воли сторон»
  • Порядок уведомления о наступлении форс-мажора и признания обстоятельств таковыми: сроки, форма уведомлений сторон, доказательственная база
  • Последствия форс-мажора для исполнения договора, возможность его расторжения, компенсационные меры

В мировой практике форс-мажорная оговорка содержит также положения о том, что все обязательства сторон, возникшие до наступления обстоятельств форс-мажора (в том числе по поставкам, оплате), должны быть выполнены сторонами в полном объеме, и о том, что срок действия договора приостанавливается, однако должен продлеваться на период, в течение которого действовали обстоятельства форс-мажора.

При этом может быть введена stop date, то есть приемлемый период «заморозки» договора, после истечения которого стороны вправе расторгать договор и/или взыскивать санкции либо передоговориться вновь.

Фото с сайта crusandr.livejournal.com
Фото с сайта crusandr.livejournal.com

Процедура признания форс-мажора

Если среди возможного перечня форс-мажора в договоре указаны «обстоятельства чрезвычайного характера», «эпидемии», «действия властей», «акты властей» и т.д., то этого должно быть достаточно для инициирования процедуры признания коронавируса форс-мажором и применения его последствий.

Схематично процедура может выглядеть так:

1. Сторона, для которой стало невозможным исполнить свои обязательства по указанным обстоятельствам, обязана уведомить другую сторону о наступлении форс-мажора в течение срока и способом, указанным в договоре.

2. Факты, изложенные в уведомлении, должны быть, как правило, подтверждены документом торгово-промышленной палаты по месту возникновения форс-мажорных обстоятельств. В Беларуси этим занимается Белорусская торгово-промышленная палата (БелТПП), выдающая «заключение об освидетельствовании обстоятельств непреодолимой силы» на платной основе.

3. Кроме того, для подтверждения существования обстоятельств непреодолимой силы в суде можно использовать заключения, справки, ответы на запросы, сводки официальных государственных органов и служб, а также информацию из общедоступных источников.

Важно понимать, что соблюдение договорной процедуры критически важно. Как правило, форс-мажорные оговорки содержат следующие ограничения: «отсутствие уведомления или несвоевременное уведомление о форс-мажорном обстоятельстве лишает пострадавшую сторону права считать наступление форс-мажорного обстоятельства причиной, освобождающей ее от ответственности за невыполнение ее договорных обязательств».

Если договор не содержит положений о форс-мажоре, можно прибегнуть к прямым положениям законодательства и пробовать обосновать (в досудебном или судебном порядке), что коронавирус или меры по его предотвращению носят чрезвычайный и непредотвратимый характер и что ни одна из сторон не могла предвидеть данные обстоятельства при заключении договора.

Последствия форс-мажора

В силу закона невозможность надлежащего исполнения обязательства вследствие обстоятельств непреодолимой силы освобождает должника от ответственности на весь период действия форс-мажора.

Если договором дополнительно предусмотрена возможность прекращения договора в связи с форс-мажором, то стороны могут требовать друг от друга его расторжения и полного прекращения обязательств.

Если таких положений нет и одна из сторон против, то формально оснований для расторжения договора нет, так как наступление обстоятельств непреодолимой силы само по себе не прекращает обязательство должника, а лишь освобождает его от ответственности за его неисполнение на время форс-мажора, может приостановить исполнение, но не исключить его обязанности по исполнению в будущем.

Кредитор может отказаться от договора, если вследствие просрочки, возникшей в связи с форс-мажором, утратил интерес к исполнению. При этом должник не отвечает за убытки, причиненные такой просрочкой.

Если обстоятельства, которые препятствовали должнику исполнить обязательство, суд не признает форс-мажорными, он может учесть их лишь при определении размера ответственности должника (например, снизить размер штрафных санкций).

Но все же стоит помнить, что коронавирус и принятые в связи с ним меры должны непосредственно влиять на возможность исполнения обязательства, как говорят, «в натуре». Если исполнение обязательства возможно, но лишь не выгодно в силу, например, больших затрат, то суд вряд ли установит существование форс-мажора.  

Форс-мажор и публичные отношения

Фото с сайта gazeta.ru
Фото с сайта gazeta.ru

Но какой бы сильной ни была ваша форс-мажорная оговорка в контракте или положительным заключение торгово-промышленной палаты о форс-мажоре либо решение суда в вашу пользу, следует помнить, что это не предоставляет компании «налоговых каникул». Т.е. не освобождает от обязанности уплачивать налоги и нести штрафные санкции за их неуплату.

Если только, конечно, госорганы не примут отдельный специальный акт временного стимулирующего характера и не введут «каникулы» для определенных категорий налогоплательщиков.

Правда, белорусский Налоговый кодекс относит к внереализационным расходам такие, как «потери и расходы в связи с чрезвычайными обстоятельствами хозяйственной деятельности (пожар, авария, стихийное бедствие, дорожно-транспортное происшествие, потери от остановки производства и иные аналогичные обстоятельства, в том числе форс-мажорные), включая расходы, связанные с предотвращением или ликвидацией последствий таких чрезвычайных обстоятельств».

То есть, по сути, законодательство предоставляет право вычитать расходы, связанные с форс-мажором, из налогооблагаемой базы по прибыли, однако практики применения данной нормы фактически нет, поэтому понять подходы регулятора к принятию таких расходов к вычету крайне затруднительно.

Кстати, ошибочно полагать, что банковские отношения — это сфера публичных отношений и что нет шанса побороться за освобождение от санкций за просрочку в оплате кредита в связи с форс-мажором или получить «процентные» каникулы. Кредитный договор — это всего лишь вид гражданского договора, подпадающий под те же нормы и правила, что и любой договор. Поэтому реструктуризация задолженности перед банком — вполне реальный сценарий при сложившейся ситуации.

Форс-мажор или баланс интересов?

Как видим, признание коронавируса COVID-19 форс-мажором — процесс трудоемкий и затратный. Можно вложить в него много ресурсов и даже получить желаемый результат — отсрочка исполнения, освобождение от санкций, односторонний отказ от договора и обязательств, сокращение штата. Но важно понять, что эта «чума XXI века» когда-нибудь закончится, а вот разорванные бизнес-связи можно и не восстановить, найти проверенных годами партнеров и сотрудников будет сложнее, чем нам кажется, восстановить репутацию — почти невозможно. 

Поэтому вместо того, чтобы искать доказательства форс-мажора, можно находить новые форматы работы и сотрудничества, где в основе будет лежать не краткосрочная стабильность и выгода в одностороннем порядке, а баланс интересов на долгосрочную перспективу:

  • Вместо отсрочки — разумная рассрочка
  • Вместо изменения арендной ставки, процентов по кредитам и т.д. — контрактные каникулы
  • Вместо вынужденного простоя, отпуска за свой счет или увольнения — дистанционная работа, гибкий график, пересмотр оплаты труда и системы мотивации
  • В каждой бизнес-модели всегда есть место для разумного компромисса и баланса интересов.

Читайте также

Сейчас на главной