Top.Mail.Ru
Войти
  • 2,54 USD 2,5372 -0,0019
  • 3,08 EUR 3,0799 -0,0054
  • 3,46 100 RUB 3,4595 -0,0021
Финансы
«Про бизнес» 28 декабря 2020

Как бизнес сможет кредитоваться в 2021 году — банки назвали новые условия

Фото: probusiness.io
Фото: probusiness.io

Кого буду кредитовать банки в 2021 году? Насколько сложно будет получить валюту предприятиям? И на какие проценты можно рассчитывать, обращаясь за кредитом? Об этом на ежегодной конференции Capital Day рассказали представители пяти белорусских банков. Подробности — в нашем материале.

Соорганизатор конференции — индустриальный парк «Великий Камень»

Партнер онлайн-трансляции — A1

Партнеры мероприятия:
Finup — платформа для торговли облигациями и акциями
Colliers International — международная консалтинговая компания
Bulba Media — Production-студия
White Bird — сервис по обмену криптовалют

Спикеры:

  • Виктор Апанасик, исполнительный директор ОАО «Банк БелВЭБ»
  • Ольга Цуран, заместитель председателя правления ЗАО «МТБанк»
  • Ольга Солоненко, руководитель проектов по развитию массового бизнеса ЗАО «Альфа-Банк»
  • Алеся Якимуш, начальник управления клиентского менеджмента ОАО «Банк развития Республики Беларусь»
  • Александр Овсяников, директор департамента малого и микробизнеса ОАО «БПС-Сбербанк»

Какие проекты ваш банк готов кредитовать сейчас и на каких условиях?

Алеся Якимуш, Банк развития: — В приоритете банка — кредитование в рамках государственных программ и инфраструктурных проектов. Подчеркну: мы не конкурируем с коммерческими банками, не кредитуем «оборотку», у нас нет расчетно-кассового обслуживания. Мы кредитуем только инвестиционные проекты.

При этом проекты должны соответствовать одному из двух критериев: либо капиталоемкость свыше 40 млн бел. рублей (порядка $ 15,4 млн), либо динамический срок окупаемости проектов должен составлять не менее 7 лет.

Алеся Якимуш, фото: probusiness.io
Алеся Якимуш, фото: probusiness.io

Приоритетные направления на 2021 год — сферы машиностроения, транспортной отрасли, нефтехимии, энергетики, производства полимеров и нематериальных продуктов. Наверное, самым ключевым и актуальным направлением сейчас является фармакология.

Кредитуем мы в белорусских рублях и в иностранной валюте. На следующий год определено, что идем в финансирование обязательно в «миксе»: белорусский рубль плюс валютная составляющая. При этом валютная часть — через связанное фондирование. Например, если планируется в рамках инвестиционного проекта строительство плюс приобретение импортного оборудования, то на импортное оборудование мы будем привлекать связанное фондирование, а белорусский рубль обеспечивать уже своими ресурсами. Ставка на следующий год в белорусских рублях у нас определена ставкой рефинансирования Нацбанка плюс 3 процентных пункта.

Диапазон ставок в валюте зависит от срока, на который предприятие желает привлекать ресурсы, и страны финансирования. Если говорить о польских ресурсах, то там ставки достаточно низкие, от 4−5% в евро на сроки до 10 лет, — такие ресурсы они предоставляют под страховку экспортного агентства. В Италии ставка достигает практически 7% в евро, при этом итальянские страховые агентства применяют достаточно высокую страховую премию с учетом ситуации в Беларуси.

Что касается финансирования текущей деятельности предприятий МСБ через банки-партнеры, то оно возобновится уже с начала следующего года.

У нас определено 10 программ для поддержки МСБ — они и дальше будут работать на тех же условиях. Ставки по программам варьируются от ½ ставки рефинансирования плюс 2,5 процентного пункта до ⅔ ставки плюс 3,5 процентного пункта. Мы определяем верхнеуровневые условия, а уже банки сами определяют подходы к обеспечению и оценке финансового состояния предприятия.

Актуальным и востребованным является финансирование Банком развития в рамках поддержки экспорта, то есть в рамках Указа № 534. Мы поддерживаем белорусский экспорт через прямое кредитование нерезидентов на приобретение оборудования, транспорта, продуктов и услуг, произведенных резидентами Республики Беларусь. Сейчас минимальный порог по сумме кредита — $ 200 тыс. Поэтому если коммерческие банки в рамках экспорта могут работать только по факторингу, то мы работаем непосредственно по кредитованию. Кредитополучателем при этом является нерезидент, но финансирование получает белорусский экспортер (под поставки продукции).

Александр Овсяников, БПС-Cбербанк: — Предприятия малого бизнеса мы продолжаем финансировать в тех объемах, в которых у нас есть обязательства. Новое финансирование в белорусских рублях с учетом ликвидности пока стоит на паузе, то есть новые проекты, особенно инвестиционные, в этом году пока не рассматриваются.

Александр Овсяников, фото: probusiness.io
Александр Овсяников, фото: probusiness.io

При этом есть определенный оптимизм по вопросу финансирования в национальной валюте с точки зрения ресурсной базы. Как и ранее, возможность получения финансирования будет определяться устойчивостью бизнес-модели клиента. Сроки кредитования текущей деятельности ограничены 3 годами, инвестиционной — 7 годами.

Последние 3 месяца основная валюта финансирования — российский рубль, ставки — до 12% годовых. На следующий год планируется увеличение кредитного портфеля в малом бизнесе и поддержание объемов финансирования в сегменте «средний плюс» — клиентов с оборотом от $ 10 млн в год.

Ставки по текущим кредитным линиям в белорусских рублях остались без изменений — на уровне ставки РВСР (расчетная величина стандартного риска), с 1 декабря — 11,76% годовых. Понятно, что при предоставлении ресурсов действующим клиентам мы смотрим на их доходность. Так мы стараемся избежать оттока ресурсов на депозитный рынок, где ставки — от 18−20% годовых, чтобы не допустить спекулятивной модели использования средств.

Виктор Апанасик, Банк БелВЭБ: — У нас на сегодня два главных направления. Первое — это поддержка действующих клиентов банка. В нем мы выделяем для себя несколько важных моментов:

1. Финансирование и поддержка на должном уровне оборотного капитала для обеспечения бесперебойной деятельности наших клиентов.

2. Финансирование завершения инвестиционных проектов, обеспечение их необходимым уровнем ресурсов для вывода на мощности, которые заложены в бизнес-плане. Многие банки пересмотрели свой «аппетит» к риску, и для нас важно поддержать своих клиентов в таких непростых условиях.

Виктор Апанасик, фото: probusiness.io
Виктор Апанасик, фото: probusiness.io

Второе направление — это новые для нашего банка клиенты и проекты. В нашем кредитном портфеле сегодня присутствуют компании из разных отраслей: оптовая и розничная торговля, производство, услуги (как в секторе B2B, так и в B2C), операции с недвижимостью, транспорт и др.

В текущей ситуации мы не ограничиваем доступ к ресурсам в разрезе отраслей, понимая, что в каждой из них есть лучшие. Вместе с тем с учетом сегодняшней обстановки предпочтение отдаем компаниям с высоким уровнем устойчивости бизнес-модели. Начиная работу с новым клиентом, в первую очередь, обращаем внимание на такие показатели, как доля собственного капитала, уровень валютного риска, операционная рентабельность компании или маржинальность EBITDA и т.д.

Если говорить о цене ресурсов, то зачастую мы рекомендуем открывать мультивалютные кредитные линии. Исходя из ситуации на рынке, большинство предпочитает заимствование в иностранной валюте, учитывая те ограничения, которые мы имеем по фондированию в белорусских рублях. Ставки по кредитам в иностранной валюте — 8−12% годовых. Конечно, бывают исключения — исходя из особенностей проекта, устойчивости компании и т.д.

Дополнительно я хотел бы обратить внимание, что высокий уровень неопределенности не позволяет осуществлять долгосрочное планирование и затрудняет краткосрочное.

Одновременно и традиционные банковские модели оценки риска в нынешних условиях перестают работать. К сожалению, банки еще не научились их оперативно обновлять, актуализировать и зачастую вынуждены прибегать к экспертному мнению. Все это будет сказываться как на порядке и условиях предоставляемого финансирования, так и на его стоимости.

В то же время считаю, что важным становится рассмотрение альтернативных прямому кредитованию вариантов финансирования. Мы предлагаем и документарные операции (банковские гарантии и аккредитивы), и выпуск токенов, включая их обеспечение гарантией банка, и финансирование стартапов или новых направлений бизнеса под залог торговой марки, и др.

Ольга Цуран, МТБанк: — Мы кредитуем новые проекты на разные сроки в рублях и в валюте. Торговое финансирование, лизинг, совместные кредитные программы — у нас все это есть. Плюс мы активно работаем с международным бизнесом и в следующем году планируем запускать факторинг, в том числе и международный.

Ольга Цуран, фото: probusiness.io
Ольга Цуран, фото: probusiness.io

В этом году банк несколько ужесточил требования к заемщикам по залогу, но кредитование продолжается. Если рассматривать качество активов, то в 2008 году уровень просрочки был гораздо выше, чем сейчас, когда случился COVID-19. Если мы берем сегмент среднего и крупного бизнеса, то по нему просрочек нет. В сегментах малого и микробизнеса просрочка стала чуть выше, но не более 1% (причем мы считаем, что вся сумма кредита на просрочке, если срок неплатежей превышает 30 дней).

В этом году мы шли навстречу компаниям, делали реструктуризацию кредитов, предоставляли кредитные каникулы, рассматривали изменение сроков. И видим, что реально помогли клиентам пережить эту «яму» в марте, — многие из них уже вышли на свои прежние показатели. Большой акцент делаем на лизинге, который осуществляем и в белорусских рублях, и в валюте.

Ставка фондирования в белорусских рублях очень выросла. Депозиты сейчас привлекаются под 15−16% годовых. Кредитовать под более низкие ставки, например 12%, выглядит неразумным. Но когда смотришь на доходность клиента в целом, когда у клиента есть другие продукты в банке, то тогда ставка рассматривается комплексно, и она может быть ниже, чем 20%.

Ставки по валюте зависят от продуктов. Например, с Банком развития и Всемирным банком у нас активно работала программа финансирования, и мы в рамках акции предлагали валюту (в евро) под 4%. Но эти деньги быстро закончились. Если смотреть на среднюю ставку для бизнеса, то это около 7−8% годовых. Если это клиенты банка, которые пользуются другими продуктами, и кредиты там с высокой степенью оборачиваемости (под международные ресурсы, например), то ставки могут быть еще ниже.

Ольга Солоненко, Альфа-Банк: — Развитие малого бизнеса — моя сфера ответственности в компании, и все мои сведения релевантны для этого сегмента.

Кого считать малым бизнесом? Страновая статистика берет в качестве критерия демаркации количество персонала. Но я однажды изучала статистику МСП по государственному критерию, и там нашелся ряд предприятий, которые сделали существенный вклад в ВВП. Конечно, мы не можем относить их к малому бизнесу. Отсутствие единых подходов к критериям демаркации и определению, что же такое малый бизнес, — это проблема. Но в нашей категории малый бизнес — это клиенты с выручкой до $ 2 млн в год. И мы кредитуем тех, кто уже достаточно сам сделал для того, чтобы крепко стоять на ногах.

Ольга Солоненко, фото: probusiness.io
Ольга Солоненко, фото: probusiness.io

По официальной статистике, малый бизнес занимает около 16% по вкладам в ВВП. А в развитых странах — 60%. Вот наш потенциал для малого бизнеса — с кредитами или без них, неважно. Мне жаль сейчас видеть на рынке, что банковские системы разделились на кредитующие и не кредитующие. Но если вы прорвались через наше кредитование в малом бизнесе, значит, вам это точно пойдет на пользу.

Какие секторы экономики выросли за 2020 год? И какие направления бизнеса вы считаете наиболее эффективными с точки зрения кредитования?

Ольга Цуран, МТБанк: — Мы проводили комплексный анализ по нашим заемщикам, чтобы выяснить, кто как себя чувствует. Мы называем этот метод «светофор», относя компании к красной, желтой и зеленой зонам. К красной зоне мы относим предприятия с существенным падением выручки. К желтой — с падением до 30%. Клиенты, на которых пандемия повлияла незначительно, входят в зеленую зону.

У нас более 50% проанализированной клиентской базы — сегмента микро- и малого бизнеса — осталось в зеленой зоне. Красная зона из месяца в месяц сокращается. В желтой и красной зонах мы не смогли выявить взаимосвязь между падением выручки и отраслью клиента.

Конечно, можно говорить о том, что какие-то сегменты больше всего пострадали: HoReCa, услуги, мелкорозничная торговля. Но если смотреть на красную зону, то там где-то проскочит грузоперевозчик, где-то — девелопер, где-то — оптовая торговля. Зависит, скорее, не от отрасли, а от способности лидера бизнеса адаптироваться к текущим условиям рынка, вовремя сориентироваться. В ИТ-секторе кто-то упал, а кто-то вырос, — в зависимости от того, кто у них был заказчиком. А вот онлайн ожидаемо вырос.

Поэтому мы не идем в одну отрасль — это высокий риск. В приоритете диверсификация: при формировании портфеля мы на каждую отрасль выделяем свою долю. Приоритет отдаем заемщикам, которые в текущей ситуации имеют прибыль и с анализом горизонта будущего периода также способны ее генерировать.

Ольга Солоненко, Альфа-Банк: — Потенциал роста есть у большинства отраслей. Сейчас в экономике кризис доверия, поэтому многие компании сидят и чего-то выжидают. Приостановлены все инвестиции, проекты по развитию. Но мы убеждены в том, что эта ситуация временная. И хорошо будут чувствовать себя отрасли, которые смогут быстро адаптироваться: поскорее зайдут в e-commerce, автоматизируются и, самое главное, наладят качественный клиентский сервис.

Все компании с хорошим клиентским сервисом имеют огромный потенциал роста. Отдельно отмечу отрасль, которая будет развиваться как внутри страны, так и с потенциалом на экспорт, — телемедицина. Все, что позволит людям получить консультацию врача без посещения поликлиники, обречено на успех. Тяжело будет HoReCa, туризму, потому что вирус никуда не денется.

Виктор Апанасик, Банк БелВЭБ: — Сегодня мы видим, что компании с такими видами деятельности, как розничная торговля, в частности, непродовольственными товарами, услуги, особенно с моделью B2C, сдача в аренду недвижимого имущества и операции с таким имуществом, — показали наибольший спад выручки. С точки зрения наиболее эффективных для кредитования направлений бизнеса, повторюсь, мы предпочитаем смотреть не на отрасль или вид деятельности, а на компанию.

Несомненно, устойчивые компании, обладающие активами для обеспечения предоставляемого финансирования, будут в приоритете для кредитования. Вместе с тем мне кажется, что видение владельцем компании перспектив развития бизнеса, способность компании к быстрым изменениям, коллаборации или обмену опытом с иными направлениями деятельности либо с другими компаниями будут более важными для определения приоритетов в 2021 году.

Алеся Якимуш, Банк развития: — Мы наблюдали проседание в части девелоперского бизнеса. Но тут все зависит в большей степени от собственника компании, его умения своевременно выбирать качественную вертикаль для дальнейшего движения. Что касается крупных госпредприятий, просело машиностроение — очень сильно на них повлияла пандемия.

Где наблюдался рост? Парадоксально, но из нашей клиентской базы рост показали продажи жилой недвижимости, в основном в Минске. Также отмечу альтернативную энергетику. Те, кто успел своевременно получить квоты и финансирование, сейчас имеют хорошие тарифы и, в принципе, защищены. На мой взгляд, направление фармакологии будет ключевым для нашего банка.

Алеся Якимуш, фото: probusiness.io
Алеся Якимуш, фото: probusiness.io

Александр Овсяников, БПС-Cбербанк: — В любой отрасли есть проигравшие и победители. В текущей ситуации победители определяются только запасом прочности — с учетом той неопределенности, которая есть сейчас. Все пострадавшие отрасли уже перечислили коллеги: HoReCa, аренда коммерческой недвижимости, ритейл и т.д.

В апреле в стране количество ликвидированных предприятий превышало количество зарегистрированных.На сегодня тенденция такова: компаний открывается меньше, чем ликвидируется, а индивидуальных предпринимателей становится больше. За счет этого поддерживается темп прироста нового бизнеса. Это один из механизмов выживания в текущих условиях: чем ты меньше, тем легче тебе адаптироваться.

Также сейчас в выигрыше отрасли, которые завязаны на экспорт, — с учетом девальвации они стали более конкурентоспособными. Хотя есть и у них свои проблемы: логистика до конечного потребителя, сопряженная с общим снижением потребления. Те, кто завязан на импорт и внутренний рынок, — им труднее. Если экономическая ситуация не изменится, то в следующем году их ждут неблагоприятные последствия.

К слову, о кредитном портфеле: мы планируем, что в следующем году кредитный портфель по сегменту вырастет на 9−10%. С учетом инфляции это будет где-то около 4% реального роста. Мы достаточно позитивно смотрим на следующий год, учитывая новости о создании вакцин и о возможности массовой вакцинации. Это позволит большинству отраслей вернуть часть потерь за счет возврата в офлайн и показать положительный тренд.

Каковы планы по розничному кредитованию на 2021 год?

Ольга Цуран, МТБанк: — Мы выпустили обновление нашей карточки «Халва», для того чтобы стимулировать физических лиц к покупкам, ведь тем самым они стимулируют и розничный бизнес. Конечно, регулятор нас во многом ограничивает. Это и регулирование ставки, и ограничение кредитования в зависимости от доходов физлиц. Но мы по-прежнему наращиваем базу клиентов и не собираемся останавливаться. У действующих заемщиков есть открытые лимиты, они ими также активно пользуются. Так что планов по сокращению кредитования у нас нет, наоборот, — рассчитываем на рост.

Ольга Цуран, фото: probusiness.io
Ольга Цуран, фото: probusiness.io

Виктор Апанасик, Банк БелВЭБ: — Розничное кредитование физических лиц в нашем банке, в первую очередь, представлено онлайн-кредитами. Мы осуществляем такие операции как напрямую, так и совместно с партнерами: телекоммуникационными и лизинговыми компаниями, ритейлерами. В развитие инструментов, способов предоставления финансирования банк на сегодняшний день инвестирует значительные средства. Так, например, в 2021 году мы планируем запустить автокредитование.

В продуктовой линейке нашего банка уже присутствуют онлайн-кредиты для юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. Мы запустили этот продукт в мае 2020 года, и уже 1200 клиентов воспользовались данным сервисом. Я думаю, что наш продукт вышел на рынок в нужное время, учитывая те ограничения, которые налагает на нас ситуация с COVID-19. Преимущества сервиса очевидны: клиенту не нужно идти в банк, не нужно заполнять документы, поскольку банк анализирует только имеющуюся у него информацию. За две минуты можно получить сумму до 100 тыс. бел. рублей сроком на 60 дней. Пока этот сервис возможен только для клиентов Банка БелВЭБ, и требования могут показаться довольно жесткими. Но мы работаем над тем, чтобы пересмотреть поведенческие модели, которые заложены в скоринговую карту продукта, и в 2021 году расширить границы продукта для внешних заемщиков.

Говоря о ближайших перспективах, хочу анонсировать, что мы запускаем новый продукт — онлайн-факторинг с полностью безбумажным процессом финансирования под уступку денежных требований. Фактически любой клиент с дебиторской задолженностью может ее переуступить и таким образом получить дополнительное финансирование, не выходя из офиса.

Читайте также

Новости компаний