Top.Mail.Ru
Войти
  • 2,57 USD 2,5658 -0,0097
  • 3,04 EUR 3,0414 +0,0049
  • 3,42 100 RUB 3,4205 -0,0053
Личный опыт
«Про бизнес» 21 августа 2020

Прецедент для всей страны. Как договариваться с городскими властями — опыт Гродно

Фото: tut.by
Фото: tut.by

19 августа белорусскую общественность всколыхнула новость: в Гродно активисты смогли найти общий язык с представителями властей и добились освобождения людей, задержанных в ходе митингов. Мы связались с гродненским ИТ-бизнесменом Василием Яворчуком, основателем компаний Wizart и Exposit, входящим в состав гродненского городского актива, и попросили его прокомментировать, как удалось достичь таких результатов. Приводим его советы о том, как нужно вести переговоры с местными представителями власти.


Василий Яворчук
​​​​​ ИТ-бизнесмен, основатель компаний Wizart и Exposit

Что нужно сделать, прежде чем выйти на контакт с представителями власти?

— По большому счету процесс разговора с представителями власти не отличается от переговорного процесса между бизнесменами: это одни и те же законы, которые стоит учитывать: 

•    Нужно определить предмет и цель переговоров. Причем — определить максимально точно и конкретно и желательно — письменно. Если вы требуете освобождения политзаключенных, вы должны точно указать — кто это. Лучше всего при этом использовать списки задержанных, опубликованные самим МВД или иными уполномоченными на это госструктурами. Если таких списков нет — первым делом подумайте, как и где их можно получить. Если этого не сделать, могут возникнуть разночтения. Представители РУВД могут не понять: вы просите освободить заключенных или задержанных, на территории области или города, «административных» или «уголовных»? От этих разночтений нужно избавиться сразу.

•    Вы должны выдвигать только реалистичные требования. То, что может быть выполнено тем должностным лицом, с которым вы ведете переговоры. Требовать у начальника РУВД Гродненской области, чтобы освободили заключенных в Минске — изначально неверная позиция, это просто не в его силах, он максимум может ходатайствовать об этом в столицу.

•    Не требуйте всего сразу. Ограничьте свои требования. Ограничивая свои требования, вы даете оппоненту шанс их выполнить. Например, при переговорах в Гродно мы выдвигали только одно требование: чтобы задержанные люди вышли на свободу. Часть людей отпустили, даже тех, кто находился под уголовным расследованием — им изменили меру пресечения. Да, уголовные дела не были отменены, но нужно понимать, что это сложный процесс, который за один день не решить. Однако изменение меры пресечения — уже огромная помощь тем, кто находится под стражей.

•    Задайте себе вопрос: «Если я требую чего-то от оппонента — что я могу предложить взамен?». Любые переговоры всегда были и будут основаны или на обмене, или на силе. Но на силе — это плохой способ вести переговоры. Это крайне важный момент: многие считают, что можно прийти толпой, покричать — и требования будут выполнены. На деле же это почти всегда приводит к эскалации конфликта, а то и драке. И даже если в результате вы одержите победу — вам придется считаться с большими потерями. Поэтому я всегда выступаю за обмен уступками.

ПРИМЕР: Вы можете предложить представителям власти со своей стороны, например, что: 1) Демонстранты не будут штурмовать здания. 2) Представители власти будут вести переговоры не с толпой, а с группой конструктивно настроенных людей, представляющих интересы протестующих и в понятной, корректной форме выдвигающих требования.

•    Оформите свои требования и уступки письменно и подайте официально. Разделите ваши требования и предложения по «адресатам» — органам исполнительной власти. Например, это может быть письмо, адресованное председателю исполкома, где четко сформулированы требования по пунктам. Но по тем пунктам, которые может решить (или способствовать их решению) именно председатель исполкома. Точно так же бессмысленно писать мэру города об освобождении заключенных — это поле ответственности начальника РУВД.

То есть — писем должно быть несколько или в одном письме требования к нескольким адресатам лучше разграничить.

Изложите в письмах все максимально понятным языком, структурируйте требования и предложения по пунктам. Подпишите письмо со стороны представителей гражданского общества с указанием их ФИО и (желательно) предприятий, объединений и отраслей, которые они представляют. Грубо: такой-то — от такого-то коллектива предприятия, такой-то — от такой-то партии и т.д. Разумеется, лучше проверять этих представителей заранее — действительно ли они представляют интересы тех, о ком заявляют.

Фото: unsplash.com
Фото: unsplash.com

В идеале — добейтесь, чтобы ваше письмо зарегистрировали официально и присвоили ему входящий номер. Попросите сфотографировать журнал регистрации или отснять ксерокопию страницы, выдать иное официальное уведомление о том, что ваше письмо принято и зарегистрировано.

Кто должен входить в группу, представляющую интересы граждан?

В нашем гродненском активе было порядка 30 человек без ярко выраженной структуры или принадлежности к конкретным отраслям/объединениям. Но в идеале правильно, если в такой актив переговорщиков входят люди, представляющие разные социальные группы — юристы, бизнесмены, рабочие, медики, деятели культуры и т.д. Это дает переговорщикам плюс и по личным качествам этих людей, и по совокупной «весомости» собранной группы. 

Но с расширением группы неизбежно сталкиваешься с тем, что достичь консенсуса внутри становится сложно. Особенно — если нет одного ярко выраженного лидера. Поэтому мой совет: на этапе формирования группы лучше контролировать ее размер и стараться фильтровать агрессивно настроенных людей — такие будут больше мешать, чем помогать, и процесс переговоров может затормозиться.

С кем из представителей власти стоит говорить в первую очередь?

Скажу так: нужно говорить с теми, кто согласен с вами говорить. И с теми, кто может решить ваши вопросы:

  • Если речь идет об освобождении заключенных — с начальником РУВД. 
  • Если вам требуется разрешение на мирный митинг и сопровождение техникой — с мэром. 
  • Если требуется решить какие-то административные вопросы уровня области — с председателем облисполкома.

Конечно, в идеале лучше, когда все они сидят за одним столом переговоров. Но и «параллельные» схемы отлично работают, как мы убедились на своем опыте. Это связано как раз с фокусировкой конкретных вопросов на конкретных представителях власти.

Нам помогло то, что требования наши были сформулированы четко, заранее и разделены на требования местного и республиканского масштаба. По местным — мы общались напрямую. По вторым — нужно понимать, что можно договориться лишь о том, чтобы представители власти написали письма «в центр» с описанием ситуации и вашими требованиями. Причем они могут это написать лишь в определенных формулировках, например, что широкая общественность обращается с предложением провести перевыборы. Не стоит ждать, что напишут прямо: «Мы требуем перевыборов!» Они могут лишь информировать, что этого требуют другие.

Как формулировать вопросы и требования правильно?

Наибольшее отторжение у представителей государственных структур вызывают вопросы: 

1) чрезмерно очевидные

2) чрезмерно сложные для реализации. 

Если заявить мэру: «Мы требуем, чтобы отменили результаты выборов!», он ответит: «А я что могу сделать?» Это заведомо тупиковая ситуация. Если сформулировать по-иному: «Как Гродненская область может ходатайствовать перед Национальным собранием о повторных выборах?» — этот вопрос уже можно обсуждать.

Если начальнику РУВД предложить: «Давайте сформируем списки задержанных и отпущенных» — может возникнуть сопротивление. Хотя бы по той причине, что публиковать списки задержанных — нет такой процессуальной нормы. Да и не все задержанные хотят, чтобы их фамилии попали в эти списки и стали достоянием широкой общественности. Право на приватность никто не отменял. Поэтому лучше пойти навстречу и сделать по-другому: попросить показать списки для их уточнения. У нас одному человеку из актива такие списки показали, правда, не разрешая делать копии, зато — оба списка. Нам было предложено: «Если у вас есть другие дополнительные сведения о задержанных — приносите мне, мы будем разбираться и дополнять их». В этом примере представитель РУВД оперировал фактами и статистикой, что позволило снизить градус напряженности переговоров. Мы, со своей стороны, обратились к общественности с просьбой пополнить списки, если людям известна такая информация. Мы провели эту работу, отсеяли «дубли» и получили список из 7 фамилий, с которым повторно обратились к начальнику РУВД. Он сдержал свое слово и предпринял действия, чтобы этих людей отпустили. 

Отпустить административных задержанных решилось очень быстро: это заняло у нас 1,5 суток. Правда, у меня сложилось ощущение, что руководство РУВД уже приняло такое решение заранее. Когда тюрьмы переполнены, сотрудники устали, а народ обозлен — лучше не затягивать.

Фото: unsplash.com
Фото: unsplash.com

Если вопрос не решается на местном уровне и вам говорят «это только через центр» — требуйте документы и положения, которыми регулируется решение этого вопроса именно «в центре». Уточняйте: кто именно решает эти вопросы в центре, после чего — просите содействия местных властей в том, чтобы они ходатайствовали о решении таких вопросов, помогли связать вас с этими представителями «центра». Это как в бизнесе: у начальника отдела вы не можете требовать решения, которое может принять лишь директор. Но вы можете просить о встрече с директором, о передаче вашего письма/предложения, о ходатайстве и т.д.

ВАЖНО: Не выдвигайте требования в ультимативной форме, если вы не уверены железно в необходимости именно такого поведения и в устойчивости своей позиции. Ультиматум возможен при наличии двух условий: 1) Если у вас есть железный аргумент. 2) Если вы не собираетесь с этим человеком больше ничего обсуждать или вам абсолютно нечего терять. Это хорошо только на один раз, и я не рекомендую вести переговоры в такой форме. Так же как со стороны государства: решили вопрос с митингующими при помощи палок — это ультимативная форма. И поэтому сейчас им гораздо сложнее сесть за стол переговоров.

Как и чем лучше всего закреплять достигнутые в переговорах результаты?

Раз уж вы обратились с письменным официальным запросом — требуйте официального письменного ответа. С подписью и печатью, исходящим номером письма, с публикацией на сайте исполкома. Тогда это будет именно официальный ответ. На этом можно и нужно настаивать — как на ответном действии на официальное обращение. Если мэр пообещал вам аппаратуру для вечернего митинга — требуйте письмо с этим подтверждением, если не за подписью мэра, то его официального представителя, сотрудника.

Например, одной из достигнутых договоренностей с руководством нашего города стало соглашение о создании органа консультации с общественностью (это было прописано в наших требованиях). И этот вопрос сейчас в работе: формируется состав и устав органа, в него входят представители с обеих сторон и т.д.

ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

Главное во всем этом — действовать без эмоций. Подходить к переговорам нужно с холодной головой. Для того чтобы поднять уровень доверия со стороны народа, местным властям нужно вести переговоры с народом, это понимают все. Мы в Гродно создали прецедент, и руководители других областей уже могут консультироваться со своими коллегами и двигаться навстречу народу, а не разговаривать с позиции силы. Минимум, который могут сделать представители региональных властей, — это освободить заключенных. Такой поступок уже здорово снизит градус напряженности в обществе.

И всем нам сейчас нужна открытость. Чем прозрачнее будет то, что обсуждает и делает власть, тем скорее будет возвращено к ней доверие.

UPD: По состоянию на вечер пятницы, 21 августа 2020 года, в редакцию поступают сведения из Гродно о том, что местные власти в одностороннем порядке отказываются от некоторых достигнутых договоренностей. В частности — от разрешения проведения мирного митинга на площади Ленина. Мы будем следить за ситуацией и обновлять подтвержденные данные.

Читайте также