Top.Mail.Ru
Личный опыт
«Про бизнес» 21 июня 2019

«Других бы простил, но их штрафую». Каково это — взять на работу 17 родственников

Фото с сайта comeonbarcelona.com
Фото с сайта comeonbarcelona.com

Говорят, работать с родственником в одной компании — беда и для бизнеса, и для личных отношений. А в этой компании из 57 сотрудников — 17 родственников учредителя. Каково это? Своим опытом делятся учредитель «Суперпак компани» Вячеслав Шах, а также коммерческий директор Юрий Труханов и начальник склада Светлана Бужан — зять и сестра предпринимателя.

«Поначалу родственникам было тяжело и грустно»

Вячеслав Шах: Не скажу, что мне хотелось семейный бизнес. Просто родители так приучили, что надо друг другу помогать. Намеренно к этому я не шел. Занимался юриспруденцией и имел собственную компанию, а спустя годы, в 2001 году, решил уйти в другую сферу. В корне другую. Тот бизнес закрыл.

Вячеслав Шах. Фото из его личного архива
Вячеслав Шах. Фото из его личного архива

Идею производства упаковки мне озвучил мой клиент, и я начал ее изучать. Приходить в магазин, брать товар и видеть, что это ты его сделал, показалось намного более приятным, чем что бы то ни было.

Компанию я создавал один. Были номинальные партнеры, но со временем они уходили. Второй завод строил с двумя партнерами. Длилось это долго — одно только помещение второго завода возводили больше 4 лет, потом года полтора запускали оборудование.

"Суперпак компани". Фото из личного архива Вячеслава Шаха
«Суперпак компани». Фото из личного архива Вячеслава Шаха

Первой в компанию в качестве юриста пришла жена. Потом двоюродная сестра. Затем на производство пришел племянник, дочка-выпускница — в отдел маркетинга, зять, тогда еще ее молодой человек, — в отдел продаж. Так со мной стали работать 17 родственников.

Что их побуждало прийти ко мне? Я не знаю. Думаю, не последнюю роль играла зарплата.Почему все это стало возможным? Думаю, потому что мне удалось сохранить к ним отношение как к остальным работникам, и даже строже. Родственники понимали, что характер у меня, возможно, скверный. Знали, что будет нелегко. Что требования будут в 3 раза выше. Больше всего должны делать они, должны быть примером для остальных. Не требовать прибавки, привилегий, льгот. Должны понимать, что я несу за них полную ответственность. Представьте, если бизнес придется закрыть — так это сколько родственников без работы останется!

Если ошиблись — лишаю части зарплаты. Других бы простил, но родственника оштрафую. Не так давно я оштрафовал племянника, начальника производства, который ненадлежащим образом проконтролировал работу цеха и выпустил некачественную продукцию, хотя он один из лучших работников производства. Главного инженера — мужа племянницы — я иногда ставлю за станок. Он думает, что уже свое отстоял, но не понимает, что в глазах подчиненных это добавляет уважения. Племянницу после университета я принял на зарплату в три раза ниже — ведь она молодой специалист, пусть учится.

Не все понимали мои требования, особенно поначалу, им было тяжело и грустно. А потом они увидели, что, наверное, так и надо. Если сотрудники что-то и думали об обилии родственников, то мне об этом не говорили. Они видели, какое отношение у меня к ним, и, наверное, даже радовались, что родственниками мне не приходятся.

Текучки у нас нет. Если мы уже кого-то берем, то основательно. Маленькое предприятие — это как семья. К слову, среди других подчиненных есть люди, которые тоже приходятся друг другу родственниками. Например, супругами. И поверьте, это крайне удобно, ведь они влияют друг на друга. Какая жена позволит мужу попасть на штраф? Муж накосячил — жена дома побеседовала. И не надо ничего объяснять.

Отношения с близкими из-за работы у меня никогда не портились. Дома мы работу не обсуждаем. Может, кто-то между собой и говорит, но не я.

Периодически родственников я увольнял. Порой брал обратно. Уволился, передумал, осознал и вернулся? Тогда я предлагаю зарплату в разы меньше, чем он получал до увольнения.Если соглашается, значит, полностью доверяет себя компании и осознает тот факт, что я как руководитель это ценю и при хорошей работе быстро верну все привилегии в части оплаты труда. Если не соглашается или торгуется, то я вижу, что он просто хочет хорошо устроиться, а мотивация жить духом компании отсутствует. Значит, при первом удобном случае он предаст ее за более выгодные предложения.

Строгость ко всем. Дисциплина. Трехкратные требования к родственникам. Но для меня в какой-то мере все сотрудники — семья, единомышленники. Но посоветую ли я предпринимателям нанимать родственников? Нет. Нанимайте не родственников, а работников.

«Не хочу, чтобы кто-то думал, что с родственниками мы только кофе пьем»

Юрий Труханов: Я пришел в компанию 8 лет назад специалистом по продажам практически сразу после университета. Начал работать, и все закрутилось: продажи росли, мы продолжили расширять отдел. Спустя 3−4 года я стал руководителем отдела, еще через год-два — коммерческим директором. Через пару лет после выхода одного из партнеров мне была предложена доля в компании.

Юрий Труханов. Фото из его личного архива
Юрий Труханов. Фото из его личного архива

Теперь я и сам руковожу родственниками — женой, мамой, отцом. Сейчас жена к декрете, но нам несложно было встречаться на работе каждый день, наоборот, в радость. Руководить женой было очень просто, ведь она знает мои требования и в быту, и в работе.Конечно, родственная связь не означает автоматический прием на работу. А, например, одному из родственников мы отказали, но спустя года два рассмотрели на другую позицию.

С одной стороны, родственник в подчинении — это легче. Специалистов в нашей сфере обучать нужно примерно полгода — конечно, в такой ситуации надеешься нанять надолго. Как показал опыт, близкий человек старается больше и тоже нацелен закрепиться в компании. Но с другой стороны, не так легко выстроить отношения. Сложно отказать, боишься ответить грубо, нужно себя контролировать. Но, как правило, ругать не нужно. Родственнику за ошибку становится стыдно, ведь он всегда на виду.

Фото с сайта japanhoppers.com
Фото с сайта japanhoppers.com

К родственникам я более требовательный. В первую очередь, чтобы у коллег не возникало обратной мысли. На общих собраниях каждому могу задать вопрос, готов ли он завтра работать, приносить пользу предприятию.Неправильно проведенные переговоры, жалобы клиентов, неточные расчеты — все это я предъявляю прилюдно, но тактично. Не хочу, чтобы кто-то думал, что с родственниками в кабинете мы только кофе пьем.

А что касается моей собственной карьеры, то порой я получаю предложения о работе, но сразу отказываю. Я вижу возможность развития в этой компании и воспринимаю ее как свою.

«Сложнее в нашем „семейном клане“ именно брату»

Светлана Бужан. Фото из ее личного архива
Светлана Бужан. Фото из ее личного архива

Светлана Бужан: Вместе с братом я работаю давно. Все началось еще в 1995 году в ресторане, где я была директором, а брат собственником. Мы часто обсуждали, как замечательно, когда родные поддерживают в работе.

После операции 4 года я не работала. Вскоре я поняла, что не так-то просто вернуться на рынок труда. Где-то условия не нравились, где-то зарплата. Порой меня не брали по состоянию здоровья. Откровенно отказывали. Никому не хочется бесконечных больничных листов, никто не знает, буду я ли болеть потом.

В это время развивалась компания брата. Он спросил, насколько я готова работать, насколько мое состояние это позволяет. Я решила попробовать. Пришла я начальником склада. Скоро будет десять лет, как я работаю здесь. Меня не беспокоит карьерный рост, я ценю стабильность.

Мой сын работает начальником производства, начинал 10 лет назад со станка. Руководит мной моя сестра, главный бухгалтер. Когда мы переступаем порог предприятия, у нас нет такого понятия, как родственник. Мы — коллеги. За ошибку сестра отчитает меня так же, как любого другого.Сделает замечание, а потом спокойно идем пить чай, друг другу намазывая масло на бутерброды.Ведь посторонний человек в ответ на проблемы на предприятии соберется и уйдет, а мы, родные и близкие, понимаем: чем лучше предприятие работает завтра, тем лучше каждому из нас.

Сложнее всего в нашем «семейном клане» приходится именно брату. Он переживает за всех, а ведь нужны и жесткость, и умение выстроить отношения.

Фото с сайта shutterstock.com
Фото с сайта shutterstock.com

А вот когда за столом соберемся на праздник, там да… Там мы все — как обычные родственники:) Приходят практически все, около 20 человек, и почти все — коллеги. Но я скажу больше — на семейные мероприятия приходят люди и из числа других сотрудников. Со многими мы действительно сроднились.

Новости компаний

Сейчас на главной

Платный контент