Top.Mail.Ru
Личный опыт
Карина Комиссарчик, «Про бизнес» 13 мая 2019

Выгнали с работы за похабные анекдоты — открыл ИТ-компанию. Приключения украинского иммигранта в США

Илья Затучный. Фото: Карина Комиссарчик
Илья Затучный. Фото: Карина Комиссарчик

До сих пор не утихают разговоры о том, как хорошо сегодня живется программистам. А если ты еще и программист, работающий в США… Мы пообщались с одним из таких людей. Илья Затучный переехал в Штаты с родителями из Киева еще будучи подростком — 30 лет назад. Он хотел стать рок-музыкантом, но стал программистом. Поработал на корпорацию, а в итоге решил открыть свою ИТ-компанию. Почему трудиться на кого-то не в кайф даже в этой сфере и сколько программисты зарабатывают в США — Илья рассказал «Про бизнес».

О переезде, антисемитизме и мечте стать рок-звездой

— Я иммигрировал в США с родителями 30 лет назад. Они приняли решение переехать, так как хотели, чтобы у меня была нормальная жизнь. Они понимали, что в городе, где на двери твоей квартиры другие люди пишут слово «жид», жизнь не может быть нормальной. Плюс как раз в это время произошла авария в Чернобыле, а также шла война в Афганистане, куда мог попасть и я. Учтя все эти факты, мои родители собрали чемоданы и уехали из СССР.

В Америку мы добрались не сразу. Сначала оказались в Австрии, где провели 10 дней. Там я наблюдал, как наши бабульки падали в обморок от изобилия в продуктовых магазинах. Далее мы отправились в Италию, где ждали виз еще сотни тысяч человек. Там было настолько много русскоязычных, что итальянцы начинали говорить по-русски. Я помню, как один итальянец крутил курицу над головой и кричал: «Крылья Советов!»

Визы мы получили только через полгода. За это время я успел подучить и английский, и итальянский. Полгода — это еще небольшой срок. Были люди, которые ждали дольше и в итоге им отказывали.

У моих родителей был один план — выжить. Язык они знали плохо, поэтому на нормальную работу рассчитывать не могли, хотя оба были инженерами в Украине.

А я очень хотел попасть в США. Мне было 15 лет, я играл на гитаре и мечтал стать рок-звездой. Для меня Штаты были родиной рок-музыки. Я не думал, что еду делать бизнес или еще что-то. Я, наслушавшись втихаря по радио «Русской службы BBC», где Сева Новгородцев ставил в полночь рок-музыку, ехал в Америку делать рок-н-ролл.

Мы сразу приехали в Сент-Пол, штат Миннесота, так как у моих родителей здесь были друзья, которые уехали раньше. Первое, о чем я подумал, что меня привезли в какую-то деревню и что я хочу обратно домой, в Киев. Я не понимал, почему после 8 вечера никого нет на улицах, почему все всегда в машинах, почему у каждого свой дом и нет двора, где можно было бы погонять в мяч или даже подраться! У эмигрантов ностальгия по дому длится примерно год. У меня было так же, потом отпустило, и я привык.

Хотя еще долго испытывал культурный шок от их вежливости и улыбчивости. Но были и неприятные моменты. Через пять лет после переезда, когда родители купили дом, в наш почтовый ящик положили анонимное письмо, где было написано, что «они» знают, что мы евреи, в связи с чем угрожали нам. После этого мои родители купили оружие. А в школе я как-то наткнулся на надпись на стене: «Жиды — убирайтесь отсюда». Антисемитизм в США — редкое явление, но если в СССР это было на государственном уровне, полуофициально, то здесь это проявляется в открытую.

Все время обучения в школе я играл на гитаре в разных группах, с одной даже ездил с концертами. Зарабатывал я на этом крайне мало, не хватало даже на то, чтобы съехать от родителей. А у них было условие: если до 21 года я не начинаю зарабатывать на музыке достаточно, то приступаю к реализации своего плана «Б» — учиться на программиста. Во-первых, мне эта сфера нравилась, во-вторых, чем еще может заниматься мальчик из приличной еврейской семьи? В общем, пришлось следовать этому плану.

Фото с личной страницы Ильи Затучного на Facebook
Фото с личной страницы Ильи Затучного на Facebook

Но я не любил учиться. Поэтому университет, в который я пошел и где первые два года были общеобразовательными с ненужными мне дисциплинами, довольно быстро бросил. Мне нужно было что-то ближе к делу. Я поступил на курсы по программированию, где отучился 9 месяцев, и пошел работать. Меня взяли в достаточно хорошую компанию на $ 25 тыс. в год. Это было 23 года назад и считалось хорошей зарплатой. Все это было до бума интернета, поэтому тогда только говорили о нереальныx деньгах в ИТ. Первое время я вообще ничего не понимал и не знал, что и как делать. Видимо. Поэтому через три недели меня уволили, и я решил, что никогда из меня не выйдет программиста. Но так как на мне висел кредит за обучение, я стал бомбить резюме везде, где только можно. И меня взяли на зарплату даже больше предыдущей — $ 32 тыс.

О Калифорнии и зарплатах программистов

Через пару лет мои родственники переехали в Калифорнию, в Сан-Диего. Когда я их навестил, подумал, почему же мы не переехали сюда сразу? Что я делаю в этой скучной Миннесоте? Мне 23 года, жизнь проходит! В течение года я продал все свои пожитки, уволился, взял гитару и переехал в солнечную Калифорнию. По приезде планировал найти работу программиста и хорошо жить, но познакомился с музыкантами и завис с ними на целое лето, зажил калифорнийской мечтой — целый день на пляже, море развлечений и друзей.

Но деньги закончились — и я начал искать работу. Долго ничего не мог найти, так как конкуренция там очень высокая. В Калифорнию ехали и едут со всей страны.

Причем зарплаты программистов там ниже, чем в Миннесоте, а жизнь в несколько раз дороже. Но совершенно неожиданно меня пригласили работать в компанию, которая располагалась в Лос-Анджелесе. Предложили $ 40 в час плюс оплата жилья. Мне так повезло только потому, что им нужен был специалист, знающий определенный язык программирования, который мало кто знал — Informix. Ко мне до сих пор обращаются по этому языку.

Через какое-то время в Лос-Анджелесе я разочаровался. Я думал, что там много движухи, вечеринок и всего остального, но ничего этого не было. Там так же, как и в Миннесоте, все закрывается в 8 вечера. Разве что в выходные чуть оживленнее, но, по сути, такая же деревня, только больше и с понтами. Я вернулся в Сан-Диего и получил работу с должностью старшего программиста с зарплатой $ 60 тыс. в год, хотя мне было только 25 лет.

Я прожил в Калифорнии 9 лет, а потом принял решение вернуться в Миннеаполис. По большей части для того, чтобы быть ближе к родителям. В Миннеаполисе быстро нашел работу за $ 84 тыс. в год — в 2006 году это была средняя зарплата в ИТ-сфере. Самые топовые специалисты, «архитекторы» могли зарабатывать от 100 до 110 тыс.  долларов в год.

Фото с личной страницы Ильи Затучного на Facebook
Фото с личной страницы Ильи Затучного на Facebook

Почему я начал работать на себя

К бизнесу я пришел не потому, что мне надоело работать «на дядю». На самом деле я работал и в ус не дул. Но на одном корпоративе, где праздновали завершение проекта, который я вел, я выпил лишнего и позволил себе отпустить парочку похабных анекдотов в присутствии высшего руководства. На следующее утро меня, конечно же, уволили. На тот момент я получал уже $ 100 тыс. в год.

После этого я понял, что постоянной работы не существует, это миф. Ты присутствуешь в компании ровно столько, сколько ты ей нужен и ни на минуту больше, поэтому я решил работать на себя.

В компании, из которой меня уволили, мне часто говорили, что я самый высокооплачиваемый сотрудник отдела и что я должен работать больше, но дополнительной работы при этом мне никто не давал. То есть уже тогда я понимал, что со мной хотят попрощаться. История на корпоративе стала отличным поводом.

Но мне сама мысль, что я завишу от других людей, очень не нравилась. Даже если твоя зарплата $ 100 тыс. в год — это все равно жить от зарплаты до зарплаты, причем кто-то в один прекрасный день может тебя этого лишить.

Еще до увольнения я открыл с несколькими друзьями небольшую фирму, которая делает крыши и окна. Вложения на тот момент были минимальными — около $ 10 тыс. с каждого. Когда меня уволили, я просто переключился на этот проект и все лето делал крыши. А потом представители одной ИТ-компании снова предложили мне сотрудничество. Но так как я больше не хотел работать на кого-то, то предложил им объединить усилия — их компании и моей. Они согласились на мои условия. Так я создал свою небольшую корпорацию, потратив всего $ 500 на формальности.

Сначала работал один и, между прочим, неплохо себя чувствовал. В час моя компания в лице одного меня зарабатывала $ 50. Сейчас мой час работы стоит от $ 90 до $ 120. Мой доход стал чуть выше, чем в то время, когда я работал на кого-то. С каждым месяцем количество заказов увеличивалось — доход тоже рос. Некоторые заказы я получаю от людей, которые меня давно знают, многие рекомендуют меня друг другу. Поначалу я еще делал рассылки по разным компаниям с предложением своих услуг, размещал свой профиль на ресурсах для фрилансеров-программистов, но уже давно всем этим не занимаюсь — клиентов и так хватает. Сейчас люди пишут мне сами. Но на то, чтобы работа искала меня, а не я работу, у меня ушло 15 лет. Думаю, что у многих программистов так же.

Моя компания занимается архитектурой баз данных, разработкой программного обеспечения, мобильной разработкой, тестированием. Наши клиенты — только американские компании. Цены на проекты зависят от очень многих факторов — суммы варьируются от $ 40 до 400 тыс.

За первый год оборот моей компании составил $ 120 тыс. За пятый год — около $ 700 тыс.

Из крышного бизнеса я вышел через 3 года работы на самого себя — уже не успевал и там, и там. Да и в ИТ-компании одному справляться было все сложнее. Так 2 года назад я решил найти специалистов, которые могли бы мне помогать. Вышел на программистов в Украине. Они дешевле на 60%, чем те, которые живут в Америке, но при этом работу  делают очень качественно. Сейчас средняя зарплата моего сотрудника — $ 3−4 тыс. в месяц. Думаю, для Украины это неплохой доход. Сейчас на меня работают четыре программиста оттуда. В ближайшее время их будет больше, так как количество заказов растет.

Фото с сайта: stmed.net
Фото с сайта: stmed.net

Нанимать более дешевых специалистов из других стран — очень распространенная практика в США. Затрат на них меньше, а качество такое же, может, даже и лучше. Программисты Украины, Беларуси, Индии много работают на американский рынок. Были времена, когда специалистов из других стран нанимали так много, что программисты здесь даже боялись остаться без работы, но правительство США решило помочь местным компьютерным инженерам и выпустило несколько законов и правил, которые обязывают компании нанимать и американских программистов тоже. Например, на многие проекты можно брать только американского гражданина, кто-то требует идеального знания английского языка, кому-то нужно, чтобы работники находились в американском часовом поясе и так далее. При этом можно не переживать — украинские, белорусские, казахстанские специалисты тоже без работы не останутся.

Новости компаний

Сейчас на главной

Платный контент