Top.Mail.Ru
Личный опыт
«Про бизнес» 8 апреля 2019

«Продаю услуги своим лицом». Девушке испортили кожу — а она взяла и открыла косметологический кабинет

Фото предоставлено автором
Наталья Муха. Фото из личного архива

Наталья Муха больше пяти лет отработала на нелюбимой, но «правильной» работе. А потом в один миг все поменяла. Уйти в косметологию, можно сказать, принудил случай — девушке сожгли лицо пилингом. Пришлось восстанавливать кожу самой. В итоге хобби стало любимыми делом. В начале этого года она открыла свой кабинет Skin drugs.

— По образованию я менеджер-экономист и по специальности отработала около пяти лет. Но косметология мне всегда нравилась. Сразу после университета я пошла на курсы косметика, просто для себя — я любила ухаживать за кожей и не любила макияж.

«Не хочу ходить на нелюбимую, но „правильную“ работу»

Мое полное погружение в эту сферу началось после неудачного визита к косметологу. Так получилось, что пилингом мне сожгли лицо. В итоге поставили диагноз «розацея» — это хроническое заболевание кожи. Для него характерны покраснения, расширенные сосуды, высыпания. После этого я поняла, что вряд ли смогу кому-то довериться, и нужно разбираться самой.

К слову, после того случая я не могу пользоваться декоративной косметикой — она провоцирует воспаления.

Потому у меня просто не было выбора, кроме как поддерживать свое лицо в хорошем состоянии правильным уходом.

Постепенно мое хобби начало перерастать в любимое дело. Все больше я понимала, что не хочу ходить на нелюбимую, но «правильную» работу, которая совсем не приносила мне удовольствия. Я была экономистом в сфере недвижимости. И в один момент, получив поддержку от семьи, я решилась изменить все и уволилась. Но как только начала переводить свое увлечение в профессию, узнала, что беременна. Мечту пришлось на время отложить, но даже на девятом месяце я продолжала учиться и набиралась опыта, делая процедуры себе и подругам.

Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором

Когда сыну Арсению исполнилось пять месяцев, я вернулась к обучающим семинарам. И поняла, что хочу начать работать. Но выходить в какой-нибудь салон на полный день я не была готова. Не хотелось обделять вниманием и что-то упускать в жизни моей семьи. В поисках баланса вырисовался идеальный вариант — создать пространство для работы дома. Тогда мне не нужно тратить время на дорогу, я могу позволить себе держать более умеренные цены, потому что у меня нет расходов на аренду помещения, а содержать его дома дешевле. Кроме того, в спальном районе, где я живу, нет большого выбора аналогичных услуг достойного качества.

Для кабинета я просто отвела отдельную комнату в квартире. Ремонт мы сделали быстро — буквально за пару дней. Наняла знакомого, чтобы он переклеил обои и перекрасил потолок. Купила кушетку в интернет-магазине, шкаф для косметики и стул в обычном магазине, а стол мне делали на заказ, это ручная работа.

На ремонт и мебель ушло $ 1500, самые большие траты были на косметику и оборудование — около $ 5000. Покупала в минских профессиональных магазинах. Еще я довольно много трачу на обучение — с начала этого года оно обошлось мне уже в $ 2000.

Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором

Я думала над открытием ИП, но решила обратиться за консультацией к юристу. Оказалось, что работать как физлицо мне выгоднее. Во-первых, так у меня остается пособие на ребенка.  Во-вторых, нет отчислений в фонд социальной защиты населения. И в-третьих, я могу устроить себе, например, месяц каникул и не платить налог. Сейчас он составляет 99 белорусских рублей в месяц (около $ 46). Я оплачиваю как физлицо, ведущее предпринимательскую деятельность и оказывающее косметические услуги. Так как я не занимаюсь инъекциями, то никаких других разрешений не нужно.

Свой бренд я решила назвать Skin drugs. Это переводится как «средства для кожи». Но меня к этому сочетанию подтолкнула подруга. На наших встречах с девочками я часто приносила им маски для лица. И как-то она пошутила, что я бьюти-дилер и приношу наркотики для кожи. Оттуда и пошло.

Начала работать я в феврале. Кстати, в итоге это вытащило меня из начинающейся послеродовой депрессии.

«SMM-щик попросил $ 250, и я решила, что всему научусь сама»

Как я уже сказала, я очень много учусь — посещаю все конференции и семинары по косметологии, которые у нас проходят. Хожу на них примерно два раза в неделю. Беру уроки и у зарубежных специалистов. Недавно, например, прошла обучение у тренера из Израиля.

Но я стараюсь набираться не только профессиональных знаний. Однажды я попала на встречу с SMM-специалистом по поводу продвижения в Instagram. В итоге мне сказали, что я должна предоставлять весь контент, а он будет только настраивать рекламу. Услуги стоили $ 250 в месяц. Тогда я подумала, что могу изучить все сама. Пошла на личную консультацию к маркетологу, которая дала мне мощнейший толчок и научила разбираться в продвижении. Потом закончила курс «Сам себе маркетолог». Он помог мне расставить приоритеты и цели, еще больше вникнуть в продвижение, выстроить свой личный бренд.

Я делаю акцент на том, что занимаюсь именно терапией, хочу, чтобы люди были не просто красивыми, но и здоровыми. Объясняю потенциальным клиентам, что невозможно сделать пару уколов — и все. Так не бывает. Разве что с ботоксом, но с ним я не работаю — хочется, чтобы люди были «живыми». Стараюсь продавать свои услуги с душой.

Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором

Отдельно я работала и с визуальным позиционированием. Нанимала дизайнера, который отрисовывал мне иконки для аккаунта в Instagram, прайс-листы, сертификаты. Сейчас мы с ней работаем над созданием карточки клиента, в которой я буду записывать все данные о клиенте и сделанных процедурах. Фотосессию я тоже заказывала в определенном стиле у профессиональных фотографов.

Сейчас мой основной канал продвижения — Instagram. Я его веду сама: рассказываю о косметике, с которой работаю, даю советы по уходу за кожей, пишу личные истории. Соцсеть отнимает у меня 4−6 часов в неделю. На рекламу трачу примерно $ 50 в месяц. Планирую еще сходить на пару консультаций по настройке таргетинга, потому как понимаю, что сейчас я в этом не специалист.

Кроме того, я использую нетворкинг: знакомлюсь с людьми на разных мероприятиях. Там, по сути, продаю услуги своим лицом. Люди видят состояние моей кожи — и доверяют мне.

«Мужчины тоже хотят быть красивыми»

Как я писала выше, первыми клиентами были мои подруги. Потом сработало сарафанное радио. Сейчас в основном ко мне приходят девушки 25−35 лет, но есть и пару клиентов, которым за 50. Мужчины тоже приходят, но их, конечно, значительно меньше. В месяц у меня 15 постоянных клиентов и человек пять непостоянных. Минимальная стоимость одной процедуры — 40 белорусских рублей (около $ 19), максимальная — 90 (около $ 42). Пока что все заработанные деньги я вкладываю в развитие.

Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором

В ближайшее время я заканчиваю курсы массажа лица и планирую заниматься еще и им. Я планировала это давно. Но пару лет назад мне неудачно взяли кровь из вены в медицинском центре и задели нерв. В итоге у меня немели два пальца, был долгий период реабилитации. Но в будущем я буду готова предоставить своим клиентам и эту услугу. 

Кроме того, в этом году планирую поступить в медицинский колледж, потому что хочу в дальнейшем изучать инъекционные методы коррекции лица и тела. Не для того, чтобы делать пухлые губки, а, например, устранять асимметрию, корректировать эстетические дефекты кожи. Хотя медобразование в косметологии (не касаясь инъекционной), если оно не дерматологическое, не является решающим фактором. Главное — постоянно посещать семинары, читать книги, общаться и делиться результатами с коллегами.

В будущем я планирую расширять штат, потому, придется выходить за пределы домашнего кабинета и снимать отдельное помещение. 

Сейчас на главной

Платный контент

0066863