Top.Mail.Ru
Личный опыт
«Про бизнес» 2 апреля 2019

«Вы не подумайте, у него жена есть»: собрал команду парней — наращивают девушкам ресницы

Фото из личного архива Федора
Фото из личного архива Федора Евдокимова

До того как стать мастером по наращиванию ресниц, Федор Евдокимов руководил производством наружной рекламы. Он считает, что вся его жизнь была чередой событий, которые неизбежно вели его к открытию своего бизнеса. Сейчас Федор — владелец единственной в Беларуси студии красоты VAVAVOOM, где работают только парни. Каково это — развивать подобный бизнес и подбирать персонал, когда требования к нему по закону нельзя заявить открыто, Федор рассказал «Про бизнес».

— Долгое время я совмещал обучение и практику по наращиванию ресниц с основным видом деятельности — работой в рекламной сфере. Я руководил производством по изготовлению наружных конструкций. Но работа в найме осталась в прошлом — теперь я сам создаю команду и нанимаю сотрудников.

Название нашей студии VAVAVOOM — это американское междометие, обозначающее «восхищение женщиной». С клиентами работают только парни: наращивают ресницы, рисуют девушкам брови, делают макияж и укладки. Наши основные направления — это наращивание и ламинирование ресниц, различные комплексы по оформлению бровей. Когда клиентки стали просить дополнить образ, мы ввели макияж и
легкие сухие укладки. Мы считаем, что девушка должна чувствовать себя уверенно в любую минуту — не волноваться о том, что потечет тушь или парень увидит ее без косметики, не тратить время на утренние сборы или макияж в машине — и мы ей в этом помогаем.

Анализируя свою жизнь, я понимаю, что к этому дню меня неизбежно вело стечение жизненных обстоятельств.

Еще в юности меня нельзя было причислить к тем парням, которые не могут отличить тушь от подводки.

Более того, я давно стал замечать, что взгляды на женскую привлекательность и красоту у нас, мужчин, и у женщин, бывает, сильно различаются. Девушки часто делают слишком яркий, вызывающий, вычурный макияж. А большинству мужчин нравится аккуратная естественная красота. Так почему бы мужчинам не заняться, скажем, редактированием этой самой женской красоты? И я начал постигать новую для себя профессию, а затем и бизнес, с этим связанный.

Фото из аккаунта Федара в Facebook
Фото из аккаунта Федора в Facebook

Точка отсчета

Как-то я увидел, как наращивают ресницы моей жене. Процесс показался крайне простым. Одна механика. А результат — бесконечное удобство и всегда отличное настроение девушки, по крайней мере, на месяц:)

В тот же день я впервые взял в руки рабочий инструмент лешмейкера (мастера по наращиванию ресниц) — пинцет. И, конечно, моя самоуверенность в простоте процедуры быстро улетучилась.

Сейчас я могу сказать, что для успешной работы мастера необходимо около полугода интенсивной практики. Развитие любого специалиста предполагает серьезное обучение. С этого я и начал. Посещал большое количество курсов повышения квалификации, в том числе международных. В общей сложности вложил больше $ 4000 в свое образование в этой сфере. На свой первый чемпионат пошел спустя 1,5 месяца практики, наивно полагаясь на победу — так не терпелось мне заявить о себе.

Во мне горело желание заниматься своим делом, открыть бизнес, обеспечивать свою семью и не зависеть от руководства. Именно это толкало меня к достижению целей и привело к тому, что я ушел с должности небольшого начальника производства домой, наращивать девушкам ресницы.

Первыми моими клиентками были подруги жены, подруги подруг — сарафанное радио работало отлично. Был только один случай, когда девушка передумала идти, узнав, что мастер — мужчина.

В таком режиме прошел год. К следующему шагу привели смена окружения и пополнение в нашей семье — рождение ребенка. Все чаще меня посещали мысли о том, что мужчины действительно могут адекватно, без доли зависти и сомнений оценивать женскую красоту. А следовательно, и выгодно ее подчеркивать. А
сама сфера красоты — бесконечное поле для развития. Так почему бы не дать возможность другим ребятам расти в этом направлении, а девушкам — получать качественную услугу и достойное обслуживание? Так и появилась идея создания студии, где будут работать только парни.

Фото из личного архива Егора
Фото из личного архива Федора Евдокимова

Первый капитал — накопления на покупку машины. Взвешенным решением мы договорились все эти деньги вложить в бизнес. На тот момент это было $ 3000. Изначально идея состояла в привлечении инвестиций и создании полноценного салона со всем спектром услуг. Ключевая особенность — мастера только мужчины. Но в тот момент мы пришли к более правильному, на мой взгляд, умозаключению. Если человек захочет суши, то первым делом позвонит в место, где делают только суши. Если захочет пиццу, то скорее всего обратится в пиццерию, а не в ресторан, где кроме всего прочего готовят суши, пиццу и что-то там еще.

Так было принято решение создавать узконаправленный идеальный, как мы считаем, бизнес, в котором мы разбираемся лучше всего. И появилась студия архитектуры взгляда — мы начали делать красивые брови и ресницы.

Открытие студии и поиск команды

На первом этапе решили справляться своими силами и опробовать MVP нашей студии для начала на своих сбережениях. Арендовали помещение, стали обустраивать. Почти все профессиональное оборудование заказывали в России. Визажные стулья везли из Тольятти, кушетки — из Санкт-Петербурга, столы — из Москвы. В Беларуси оборудование для салонов красоты обошлось бы нам в несколько раз дороже.

Ведением клиентской базы так и продолжила заниматься жена, теперь она — мой компаньон. Когда начали подбирать команду — поняли, что это и есть основная наша боль и сложность. Оказалось, в стране специалистов-мужчин по женской красоте — считаные единицы. Мы нашли всех, кому наше предложение было бы интересно, в Беларуси и стали искать ребят в ближнем зарубежье. Но выход оставался один — найти тех, кто готов получить новую профессию в сфере красоты.

Фото из аккаунта Федара в Facebook
Фото из аккаунта Федора в Facebook

Законодательство запрещает размещать вакансию с привязкой к полу, возрасту, месту жительства и иным обстоятельствам, не связанным с деловыми качествами и спецификой трудовой деятельности.

Каждый раз мы получали десятки откликов только от девушек. Даже фраза «Студия красоты, где работают только парни» никак не помогала.

Первые хорошие результаты дала таргетированная реклама в социальных сетях. На поисковую кампанию было потрачено $ 90, в результате мы назначили 7 собеседований и наняли нашего первого сотрудника Александра. В прошлом он — работник общепита, а на сегодняшний момент — уже опытный сертифицированный бровист.

На протяжении полугода мы работали с ним вдвоем. У нас был грандиозный план, что за два месяца мы сможем подготовить специалистов — я сравнивал это со спортом. Интенсивные занятия с тренером дают результат. Так и здесь — нужно отточить механические движения. Но только я не учел одного: невозможно стать олимпийским чемпионом завтра, если ты только сегодня решил связать себя со спортом. Любую мышцу нужно накачать и долго готовить к нагрузкам. Поэтому на практике мы столкнулись с необходимостью выстраивать приемлемую для нас схему работы.

Фото из личного архива Егора
Фото из личного архива Федора Евдокимова

Теперь это выглядит так. Мы ищем желающих, даем возможность попробовать, если все устраивает — заключаем контракт на два года и обучаем.

Курс обучения для одного человека обходится нам в сумму от $ 250 до $ 450. Естественно, из зарплат сотрудников мы ничего не высчитываем. Но в случае расторжения контракта досрочно сотрудник обязан возместить потраченные средства. Были ребята, которые отказывались в последний момент при том, что мы уже успели вложить в них свое время, силы, поэтому от такой системы не отказываемся до сих пор. Все-таки какая-то страховка есть.

За это время проводили еще две сессии набора ребят. Нашли такой выход. Сами рассылали вакансию по тем, кто находится в поисках работы. Отправили таким образом около 4000 приглашений ребятам в возрасте от 20 до 26 лет.

Кто-то откровенно смеялся в телефонном разговоре, когда уточнял подробности вакансии, а однажды программисты даже жалобу оформлять начали — так их оскорбило наше приглашение.

Не совсем готово еще наше общество к нормальному восприятию мужчин,
занимающихся таким ремеслом. В России, например, думают, что я не той ориентации. А у нас, в Беларуси, разделились на два лагеря — но меня это не особенно волнует. Мы идем против системы и стоим у истоков истории. Поэтому хочу поблагодарить всю свою команду за то, что ребята верят в наш успех и пока еще проживают с нами не самые лучшие времена.

В общем, через год после открытия в студии трудилось уже четыре лешмейкера, помимо меня, и три бровиста-визажиста. Если по самой жесткой статистике на собеседования не доходят 50% претендентов-соискателей, то у нас бывало все 70%. В общей сложности мы провели около 60 собеседований.

Фото из личного архива Егора Евдокимова
Фото из личного архива Федора Евдокимова

В настоящее время наша студия площадью 40 м2 находится в одном из офисов бизнес-центра, стоимость аренды составляет около $ 400. Уровень цен — средний по городу. Все мастера у нас разделены на категории, и у каждого — свой уровень цен за работу. С одной стороны, это хорошо, так как клиентам удобно выбрать ценовую категорию, а остальные ребята видят, к чему можно стремиться. Но с другой, девушкам из разных слоев населения бывает сложно обслуживаться в одном месте. И одной, и другой некомфортно. Поэтому от этой системы, как только наладим все процессы, будем уходить.

Как мы рассчитываем стоимость услуг

С течением времени у многих мастеров складывается впечатление, что в компании работает только он, а начальство его еще и обворовывает. Никто не оценивает ответственность и риски, которые несет работодатель. Аренда, оборудование, материалы, работы с поставщиками, пиар...

Так, например, мы подсчитали, во сколько нам обходится один клиент, себестоимость нашей услуги. Сюда вошли затраты на маркетинг и рекламу, а также арендная плата, так как это тоже средство привлечения. Вышло $ 9.

С учетом того, что средний чек услуг по бровям составляет $ 12, а нужно еще затратить средства на материалы и оплату труда мастера, сразу становится понятно, что мы — в минусе.

Прибыль приходит, когда клиенты посещают наш салон уже в третий раз.

Ежедневно к нам приходит 10–20 гостей, в месяц — около 350. Оборот компании на данный момент составляет приблизительно $ 5000. Прибыль есть, но все идет на развитие бизнеса.

Мы доводим все это до наших сотрудников и стараемся вырастить команду, в которой каждый работает на результат. Внедряем новую систему оплаты на основе KPI, где мастера будут получать не определенный процент с каждого чека, а заработную плату, состоящую из постоянной части (оклада) и переменной, которая соответствует показателям возврата клиентов, количеству положительных отзывов и т.д. Честно оплачиваемый труд — это лучшая мотивация.

Фото из личного архива Егора Евдокимова
Фото из личного архива Федора Евдокимова

Продвижение

Недавно мы пополнили штат маркетологом и удаленным SMM-специалистом. В основном продажи идут через социальные сети, все это время у нас даже не было сайта, но сейчас он уже тоже готовится. Сейчас наша аудитория — это девушки и женщины, которые ценят комфорт и внимание. Они доверяют мужчинам свою красоту и полагаются на наше непредвзятое экспертное мнение. Не только наш спектр услуг, но и сама атмосфера в студии позволяет, как нам кажется, растить в девушках их уверенность к себе.

В социальных сетях стараемся давать людям уникальный контент, все время выделяться, к тому же у нас для этого есть все предпосылки. Даем полезную информацию в интересном формате, например, одна из рубрик #Женятожеможет предполагает мастер-класс, где визажист показывает, как делать макияж на себе.

Несколько раз мы были спонсорами крупных розыгрышей, но пока видим в этом
только повышение статуса, но никак не способ привлечения клиентов. Таргетированная реклама, по-моему, становится все менее эффективной, по крайней мере, у нас она забирает большое количество средств и не дает ощутимого результата. Планируем сместить акцент на работу с блогерами и партнерство с компаниями смежных сфер.

С самого начала появления студии девушки разделились на два лагеря. Это те, кто сказали: «Вау, как круто, надо сходить!» и «Никогда в жизни не пойду к мастеру-парню». Хотя нет, есть еще одни. Те, кто считает, что мужчина в нас умер, и это стыдно — иметь такую профессию.

Когда я бываю в России и меня кому-то представляют, говорят иногда: «Вы не подумайте, у него жена есть». А в Европе слышал одни восхищения.

Кстати, я считаю, что по профессионализму европейский уровень наращивания ресниц и оформления бровей уступает нашему. Поэтому нам есть, что туда привезти.

Фото из аккаунта Федара в Facebook
Фото из аккаунта Федора в Facebook

Планы

Недавно я оформил займ в $ 30 000 на развитие бизнеса. Сейчас заняты подготовкой новой локации. Это будет не только новая студия, но и начало новой истории. Даже название поменяем на Fedina Beauty Boutique.

Мы уже нашли и сняли хорошее помещение за $ 590 и на протяжении трех месяцев ведем там ремонт — необходима была установка всех коммуникаций, проводки, пожарной сигнализации, сантехники. На данный момент вложили $ 15 000 и начинаем приступать к чистовой отделке.

По бизнес-плану срок окупаемости должен составить 2 года. Так что пока мы спокойно продолжаем работу с командой, описываем стандарты сервиса и обслуживания, повышаем собственную квалификацию. Ищем новых ребят, в том числе на должность администратора, потому что на данный момент все мастера сами полностью ведут клиентов.

В общей сложности прошло 2,5 года с того момента, как я начал заниматься наращиванием ресниц. Сейчас я стараюсь чаще освобождать себя от текущей работы мастера и заниматься дальнейшим развитием. Следующий шаг — запуск обучающих курсов. И, конечно же, масштабирование. В планах — броубары в торговых центрах. Не исключаю открытие подобных студий за рубежом.

Новости компаний

Сейчас на главной

Платный контент