Top.Mail.Ru
Войти


Личный опыт
«Про бизнес» 7 марта 2019

Надежда Адамович: «"Бомбу" пока не обнаружила, но чудодейственную таблетку для бизнеса продолжаю искать»

Фото из личного архива Надежды Адамович
Фото из личного архива Надежды Адамович

Надежда Адамович — известная в Беларуси бизнес-леди и топ-менеджер. Первые 10 лет своей карьеры она проработала в банковской сфере, затем занимала руководящие позиции в ритейле, а в итоге стала совладелицей сети гипермаркетов БИГЗЗ. Были и другие проекты — успешные и не очень. Однако полгода назад она вышла из участия во всех бизнесах, переехала в Америку, где продолжает развивать новые проекты и искать инструменты для повышения эффективности бизнеса. И вдохновение. Своей историей Надежда поделилась с «Про бизнес».

 Для начала коротко перечислю проекты, в которых я успела поработать за свою 25-летнюю карьеру:

  • Начальник отдела перспективных форм банковской деятельности в Белвнешэкономбанке (Банк БелВЭБ)

  • Создатель и первый директор филиала «Кредо» ЗАО «Абсолютбанк»

  • Первый коммерческий директор первого в Беларуси гипермаркета, совладелец и член наблюдательного совета этой же сети — сеть гипермаркетов БИГЗЗ

  • Соучредитель сети магазинов для женщин (о том, почему название озвучивать не хотелось бы — ниже)

  • Соучредитель компании по пошиву текстильных изделий «Живая еда»

  • Бизнес-консультант (международная консалтинговая компания CIVITTA, Банк Развития, немецкий завод SARIA, мясоперерабатывающая компания «Белатмит» и несколько небольших клиентов).

И это неполный список. А теперь обо всем подробнее.

О выборе пути

Я думаю, что мой путь в бизнес был предопределен еще в детстве. Хотя сценарий моей жизни мог быть другим. В 7−9 классах я мечтала поступать на химфак БГУ, занималась на двухгодичных подготовительных курсах в БГУ. В 11 классе мечта поменялась — я видела себя уже на юридическом факультете БГУ. Даже окончила подготовительные годичные курсы для абитуриентов. А потом у меня как-то случился разговор с мамой, главным бухгалтером крупного предприятия, после которого я решила поступать в Нархоз, Белорусский институт народного хозяйства (сейчас БГЭУ — Белорусский государственный экономический университет). При этом я не имела ни малейшего представления о том, чем, например, отличается работа экономиста от работы бухгалтера. Но в Нархоз поступила — на специальность «Банковская деятельность».

Я благодарна судьбе, что не пошла на юридический факультет. Теперь я точно понимаю, что не хотела бы работать ни следователем, ни юристом.

Уверена, что в 10−11 классах обязательно нужно уделять много внимания профориентации школьников: возить на предприятия и в частные компании, устраивать встречи с бухгалтерами, юристами, следователями, журналистами, маркетологами и т.д. Предлагать выпускникам проходить тесты, определяющие склонность к разным видам работы — рутинной, требующей внимания и усидчивости; склонность к переговорам, к исследовательской работе и т.д. Сколько же государство времени и денег могло бы сэкономить на втором высшем образовании, которое многие идут получать уже во взрослом возрасте, поняв, что первое было выбрано некорректно!

За 25 лет своей профессиональной деятельности, помимо первого высшего, я получила еще несколько серьезных образований: у меня есть профессиональный диплом по менеджменту Открытого университета Великобритании, MBA, два коучинговых образования. И все полученные знания, я уверена, действительно повышали мои управленческие компетенции, так как имели прикладную направленность. Например, дипломные проекты я защищала на конкретных кейсах компаний, которыми в тот момент руководила. И до сих пор, занимаясь бизнесом и работая с людьми, я применяю на практике эти знания.

Надежда Адамович. Фото из личного архива
Надежда Адамович. Фото из личного архива

О приходе в бизнес

После окончания Нархоза я 5 лет проработала на позиции начальника отдела перспективных форм банковской деятельности Белвнешэкономбанка. Уход оттуда назрел естественным образом. В обязанности отдела, которым я руководила, входила разработка новых банковских продуктов. Но банк в те годы стремительно рос, и процесс согласования внедрения этих продуктов все больше усложнялся. Банковское законодательство же, наоборот, стремительно ужесточалось, существенно ограничивая внедрение новых банковских продуктов. Так, например, после очередного изменения законодательства мне пришлось положить на полку и на 70% написанную кандидатскую диссертацию на тему «Ипотечное кредитование в РБ» и почти полностью подготовленный пакет документов для внедрения в банке услуги кредитования под залог недвижимости.

Я не искала работу — я очень любила и сам банк, и наш коллектив. Но в марте 1999 года мне поступило одновременно два предложения: занять позицию начальника отдела в Межторгбанке, который образовывал только ушедший тогда с должности Председателя правления Нацбанка Геннадий Алейников, и место главного экономиста-аналитика в создающейся с нуля частной компании, занимавшейся оптовой торговлей продуктами питания. Конечно, позиция начальника отдела в банке была для меня понятной, интересной, престижной. К тому же я понимала, что участие в команде запуска большого бизнеса — это прекрасная возможность для быстрого карьерного роста. А в том, что банк под руководством такого профессионала быстро вырастет, никто не сомневался.

О частном же бизнесе я не знала ничего, кроме очень красивой внешней картинки: немецкие йогурты в холодильнике у подруги, которая звала меня работать в эту компанию, ее дорогие немецкие платья (в стране в то время все еще чувствовался дефицит, сама я отшивала свой гардероб у частных швей) и еще интересные корпоративные мероприятия, на которые эта подруга приглашала.

Три недели, анализируя и сравнивая два варианта, я практически не спала.

Банк — привлекательно, понятно, предсказуемо, практически гарантированно. Частный бизнес — неизвестно, ново, красиво. Я решила рискнуть.

Пошла в частную компанию на меньшую должность, на меньшую зарплату. Думаю, что это было мое первое серьезное бизнес-решение, принятое в пользу совершенно нового, с высокой степенью неопределенности и рисков.

В частном бизнесе первое время приходилось работать с утра до ночи: все отстраивалось с нуля — клиентская база, рабочие процессы. Я едва замечала смену времен года. За два года я прошла все лестницы управленческой иерархии, а потом ушла запускать с нуля новый проект — филиал «Кредо» Абсолютбанка. Там моей команде удалось собрать звездных клиентов: среди них был и гипермаркет БИГЗЗ.

Как-то руководитель проекта запуска БИГЗЗ обратился ко мне с просьбой помочь найти человека на позицию коммерческого директора. На тот момент у нас была очень хорошая клиентская база, и я знала лично всех руководителей этих компаний.

Я согласилась помочь. Но когда увидела профиль должности, тут же позвонила руководителю проекта и пошутила, что идеальный кандидат на их позицию — это я.

Но они восприняли мою шутку всерьез — и на следующий день сделали мне предложение. Я согласилась. А через несколько лет совладельцы сети предложили мне войти в состав учредителей.

Через несколько лет, уходя из оперативного управления БИГЗЗ, я приняла решение о выходе и из состава собственников: я была не согласна с новой политикой ведения этого бизнеса. Но мои отношения с этой компанией всегда базировались на доверии, уважении, выгоде для всех сторон. Я с теплотой вспоминаю тот период моей жизни и очень благодарна собственникам и коллегам, с которыми вместе работала.

Фото из личного архива Надежды Адамович
Фото из личного архива Надежды Адамович

Об успехах и провалах

В моей жизни было много успешных проектов, но были и провалы.

Например, в Белвнешэкономбанке мне повезло разрабатывать и внедрять на практике такие банковские продукты, которые сегодня кажутся вполне естественными — не верится, что когда-то их не было: лизинг, факторинг, расчеты банковскими пластиковыми карточками и т.д.

А филиал «Кредо» Абсолютбанка со второго месяца под моим руководством вышел на операционный ноль и в первый год окупил все затраты на его создание.

Будучи коммерческим директором розничной сети БИГЗЗ, я обеспечивала очень высокие для отрасли на тот момент показатели эффективности, под моим руководством была разработана и запущена первая в республике программа лояльности в сфере продовольственного ритейла, мы придумали и внедрили на практике очень много новых для белорусской розницы процессов. При моей активной поддержке и непосредственном участии была создана Ассоциация розничных сетей Беларуси.

Кроме того, я реализовала несколько очень успешных консалтинговых проектов. Показателем их успешности для меня были многочисленные благодарности от клиентов.

Откровенно провальный проект был один — сеть магазинов товаров для женщин. Провальным он получился по нескольким причинам. Основная — поздний вход на рынок.

Идею создания этого бизнеса мы с партнерами вынашивали с 2009 года, а запустили проект только в конце 2014, когда в этой нише уже выросло несколько очень сильных конкурентов: «Мила», «Остров чистоты», «Оптима», региональные сети. Выбирая в областных и крупных региональных городах площадки для открытия магазинов, мы каждый раз сталкивались с тем, что рядом с привлекательными местами уже работали магазины одного или двух мощных конкурентов этого формата. К тому же параллельно со стартом в 2014, а затем и в 2015 случились две серьезные девальвации белорусского рубля, в результате цены на бóльшую часть товарной массы этого формата магазина выросли пропорционально росту курса доллара (70% матрицы сети составляли импортные товары). Зарплаты уменьшились, покупательская способность белорусского населения упала — в итоге этот бизнес мы свернули.

Был еще один небольшой проект, причем с неплохой доходностью — компания по пошиву текстильных изделий. Но его тоже пришлось закрыть: мы столкнулись с очень большими трудностями по оплатам произведенных и поставленных нами товаров. И времени и усилий на возврат денег уходило намного больше, чем на производство и продажу изделий. Поэтому мы с партнером решили закрыть эту компанию.

Фото из личного архива Надежды Адамович
Фото из личного архива Надежды Адамович

О женщинах в бизнесе

Только однажды, на заре моей карьеры, мне пришлось столкнуться с предрассудками по поводу женщин в бизнесе. Это было, когда нам, студенткам третьего курса, пришлось самим искать компании для прохождения летней практики. Я с подругами-одногруппницами пришла к помощнику Председателя правления АСБ Беларусбанка Тамары Винниковой — просить нас взять на летнюю практику в банк.

Он нам отказал со следующей формулировкой: «Девочки, вы слишком красивые, чтобы работать! Ваша роль — быть женами, матерями!»

Для меня бизнес — это смелость, трудолюбие, огромный интерес пробовать новое, отсутствие «запасного аэродрома», будоражащая кровь атмосфера. Меня это всегда притягивало. Горящие идеей партнеры — тоже очень важны для меня. Я поняла, что я — командный игрок. Много раз наблюдала это в собственных бизнес-проектах и в проектах друзей, коллег, клиентов — заряженная общей идеей сильная команда партнеров делает во много раз больше, чем даже очень сильная команда принятых в найм «звезд». Хотя есть и исключения из этого правила: мне, например, очень нравится бизнес-модель компании «Евроторг» (сеть «Евроопт»), реализованная наемным менеджментом.

Что мне помогает быть лидером? Думаю, личная харизма, пример поведения лидеров в семье (папа был главным инженером, мама — главным бухгалтером), большой управленческий опыт (я работаю на руководящих позициях с 21 года), профессиональное и дополнительное образование. И еще несколько важных составляющих: я очень открыта — подчиненные это очень ценят, я постоянно повышаю профессиональные знания и навыки и щедро делюсь этими знаниями с подчиненными, выращиваю сильных профессионалов (не боюсь конкуренции) и очень люблю людей.

Фото из личного архива Надежды Адамович
Фото из личного архива Надежды Адамович

О переезде в Америку

Полгода назад я уехала в США — за новыми возможностями и знаниями. С одной стороны, это было вызвано тем, что здесь, в Беларуси, бизнес стало вести сложнее. Последние 3 года я, завершив свое участие в бизнесе в качестве соучредителя, занималась управленческим консалтингом. А в периоды кризисов компании в первую очередь режут бюджеты на маркетинг и консалтинг. Поэтому количество платежеспособных клиентов в нашей стране заметно сократилось. Но с другой стороны, мой переезд был осознанным шагом. Большая часть управленческих инструментов, которыми я руководствуюсь в своей профессиональной деятельности, были придуманы именно в Америке. Поэтому у меня было естественное желание повысить свои управленческие компетенции, изучая новые программные продукты, используемые в менеджменте, новые инструменты повышения управленческой эффективности из первых рук — непосредственно от американцев.

При этом я не отказалась от работы с белорусскими компаниями. Скорее, мне захотелось выйти за границы Беларуси, начав работать с клиентами из других стран.

И сейчас, находясь в Америке, я ищу те интересные инструменты управления, которые помогли бы развивать частный бизнес в русскоговорящих странах, повышать его эффективность.

Не могу сказать, что за эти полгода я нашла «бомбу», которая поможет решить все проблемы белорусских бизнесменов. Но мне очень хочется найти такие чудодейственные таблетки для бизнеса. То, что я уже успела увидеть здесь, — это удивительное сочетание интересных приемов и методов, используемых в управлении, с одной стороны, и большое влияние человеческого фактора, бюрократии, размазывания ответственности, с другой стороны. Идеальной картинки не получилось.

Параллельно я продвигаю здесь, в Америке, привезенные мною из России инструменты корпоративного коучинга, новые для американского рынка: нейрографика и Пирамида Развития. А еще запускаю с партнерами из Минска онлайн-школу «Колесо баланса». Кстати, скоро по приглашению коллег я планирую приехать в Беларусь и провести первый интенсив по нейрографике. Пока для меня это больше возможность посетить любимый город и дорогих сердцу людей. Но посмотрим — может, из этого тоже вырастет интересная бизнес-тема.

Фото из личного архива Надежды Адамович
Фото из личного архива Надежды Адамович

Об источниках вдохновения

Меня вдохновляют мои нынешние партнеры по онлайн-школе. Нас физически разделяют тысячи километров, Атлантический океан, 8-часовая разница во времени. Но мы настолько чувствуем друг друга, что, разговаривая по телефону, проводя конференц-звонки, говорим одинаковыми предложениями, развиваем и дополняем идеи друг друга. Когда у них в Минске заканчивается работа, и они ложатся спать — я обрабатываю все, наработанное ими за день. Они встают — у них уже есть вся информация от меня. Наш творческий конвейер никогда не останавливается. Разницу во времени мы превратили в существенное преимущество. Получается удивительный синергетический эффект.

Мои партнеры — совсем молодые люди. Но наша разница в возрасте — это такой большой плюс для меня! Когда мой профессиональный опыт и знания проходят сквозь призму восприятия 30-летних, это получается так круто!

Сам переезд в Америку тоже очень меня вдохновляет. Есть такой анекдот: «Капитан огромного двухэтажного Боинга сообщает пассажирам: "На нашем борту для вашего комфортного путешествия имеются бассейн, тренажерный зал, кинотеатр, комфортные спальные места, бар-ресторан. И сейчас со всем этим мы попытаемся взлететь"».

Любой переезд — это разбор вещей и избавление от ненужного, ревизия процессов и отношений. Убрать все, что не имеет реальной ценности и/или не создает эту ценность! Закрыть бизнесы, не приносящие прибыль. Отдать вещи, которые не можешь надеть после набора веса. Перестать делать то, что давно потеряло свой смысл.

Мне пришлось перебрать содержимое двух больших домов и собственного офиса в Минске, решить судьбу каждой вещи. И знаете что… Вещей, которые мне по-настоящему дороги, оказалось совсем немного. Когда я достала из шкафов весь свой гардероб, я смеялась, что передо мной лежит освоенный бюджет небольшой африканской страны. Почти год прошел с этого момента, а мне до сих пор не хочется покупать ничего нового. А люди тратят жизнь, чтобы заработать деньги, за которые покупают вещи, которые им не нужны. Это очень ценное осознание, которое я получила в процессе подготовки к переезду.

Я прилетела в Америку с четырьмя чемоданами, любимыми картинами и двумя дворовыми котами. Больше ничего не утяжеляет. Я в любой момент могу взять чемодан и улететь в любую точку мира. Мне больше не нужно думать: как покосить траву, кто отремонтирует что-то в большом доме и т.д.

И, конечно, очень сильно заряжает удовольствие делать то, что ты любишь делать. Все проекты, которыми я занимаюсь сегодня, мне очень интересны. И все они взаимодополняют и продвигают друг друга.

О целях и мечтах

Какие цели я ставлю перед собой сегодня? Я — мастер ставить цели! У меня есть списки с целями — я нейрографирую их, визуализирую и дышу в них (есть такой метод сочетания визуализации целей и дыхательных практик). При этом у меня обязательно есть финансовые цели по развиваемым мною проектам. Я очень хочу войти в американское бизнес-сообщество как равноправный его член. Пока приходится сталкиваться со снобизмом: они не любят чужаков, предпочитая среднего американского управленца приехавшему иностранцу даже с блестящим европейским образованием и уникальным опытом работы.

И главная цель, вернее, даже мечта — найти панацею, способную ускорять любой бизнес. Один очень авторитетный для меня человек как-то сказал про меня: «Ты уникальный человек, который любую мечту превращает в цель и достигает ее!» Надеюсь, его слова сбудутся.

Несколько интересных фактов о Надежде Адамович

  • В возрасте 17 лет чуть не утонула в горном озере, с тех пор имеет стойкую прививку жизнелюбия. Жизнь очень стоит того, чтобы жить!

  • В возрасте 35 лет создала команду по спортивному пейнтболу, была активным игроком и капитаном команды. Через год после создания команда взяла призовые места на нескольких этапах Европейской серии Centurion и выиграла Кубок Столиц (Москва, Рига, Вильнюс, Минск, Киев) в дивизионе для новичков.

  • В возрасте 39 лет начала заниматься индийским классическим танцем Бхаратанатьям и через 2 года стала солисткой коллектива, в котором занималась. Многократно выступала на концертах городского масштаба.

  • В возрасте 40 лет начала кататься на сноуборде и развила уровень катания до выше среднего.

  • В 45 лет стала членом Творческого союза профессиональных художников России.

Платный контент

0067482