Войти
  • 2 USD 2,0035 -0,0042
  • 2,47 EUR 2,4702 -0,0147
  • 3,27 100 RUB 3,2694 -0,0214
Личный опыт
«Про бизнес» 29 марта 2018

В 90-х торговал джинсами, а сейчас собирается доставлять трактора дронами. Вот что сделал интернет с Михаилом Андреевым

Фото: Алексей Пискун, probusiness.io
Фото: Алексей Пискун, probusiness.io

Михаил Андреев начинал свой бизнес в 90-х — чем он только в те годы ни торговал. В 2009 занялся проблемными активами и реализацией залогового имущества. Первым в Беларуси запустил частную электронную торговую площадку для проведения электронных аукционов в исполнительном производстве. И продолжает искать новые возможности для развития этой сложной сферы. Как использовать инновации даже там, где, казалось бы, это сделать невозможно? Какую роль современные технологии играют в разных сегментах? Почему без развития любой бизнес обречен? Своим мнением на этот счет Михаил Андреев, учредитель и руководитель компании «Белреализация», поделился с «Про бизнес».

Эти темы будем обсуждать и на HI-TECH NATION — крупнейшем форуме, на котором выступят мировые звезды бизнеса, топы крупнейших глобальных корпораций, инвесторы из разных стран мира. Событие, которое соберет более 3000 участников из самых разных сфер: ИТ, промышленность, строительство, аграрный бизнес, банки и финансы, торговля, медицина и др.

Когда мы поняли, что мир больше не будет прежним

— После развала СССР, в1991 году, год на постсоветском пространстве, как известно, началась бурная предпринимательская деятельность (бизнесом это назвать было бы слишком громко). Говорят, что Интернет тогда был уже доступен в мире, но я об этом ничего не знал и поэтому необходимости в нем не испытывал. Более того, для меня было крайне неприятной новостью, когда в начале 2000-х в БГЭУ, который я заканчивал тогда заочно, объявили, что больше не будут принимать рукописные курсовые работы и рефераты. Это было ужасно: на бумаге я писал быстрее, чем набирал текст на компьютере.

Необходимость в Интернете почувствовал, к сожалению, позднее, чем следовало — наверное, только лет через 5−7. Это был 2006−2007 год. Скорости были тогда просто дико медленные, это и отталкивало. Правда, вести электронную переписку все же удавалось. В это же время в нашей стране стали появляться первые сайты.

Но вся торговля была сконцентрирована в розничных магазинах и прочих торговых точках. Первый мой сайт, название для которого придумал сам, был сайт магазина «Охота и Рыболовство». Тогда это был самый крупный магазин в Беларуси по охоте и рыболовству. Из проекта я позже вышел, но он жив до сих пор.

Фото с сайта ohotnik.by
Фото с сайта ohotnik.by

Кроме того, был опыт продаж джинсовой брендовой одежды производства США и много чего еще. Честно говоря, мне уже давно не важно, что продавать (в рамках законодательства) — важно быть лучшим в своей сфере, азарт и видение далеко вперед.

В то время покупателю было важно дать правильный выбор товара: по качеству, цене и уникальности. Продвижение ограничивалось печатными изданиями, акциями и мероприятиями в самом магазине. Еще важна была атмосфера и публика, интерьер, круг покупателей, общение друг с другом — это было что-то типа клуба по интересам. Я был уверен, что именно в таком заведении люди будут с удовольствием тратить деньги.

Все бы так и оставалось в торговле, но с появлением Интернета все изменилось — мы, предприниматели из 90-х, поняли, что мир никогда не будет прежним.

В 2009 появилось ЗАО «Белреализация» — компания, работающая с проблемными активами.

«Мы развеяли "таинственный туман"»

Переход из продаж в услуги был для меня случайным. Идея оказывать уникальные услуги банкам и лизинговым компаниям принадлежала моему давнему знакомому. А когда я слышу слово «уникальность», когда надо сделать самое лучшее на рынке — я думаю быстро и ныряю в дело с головой. Это интересно.

Тогда важность Интернета уже была понятна многим. Практически сразу у нас появился сайт, где размещалась общедоступная информация по заложенному имуществу, принадлежавшему нескольким банкам. С фотографиями, ценами, местонахождением и т.п. Мы развеяли «таинственный туман», который всегда сопровождал продажу данных активов банками и лизинговыми компаниями. Не все были готовы к этому и не всем это нравилось.

Но доступность информации, прозрачность и понятность этого процесса для потребителя и залогодержателя или собственника — это был единственный путь для цивилизованного развития и масштабирования этого бизнеса. Да, это необычный бизнес.

Это работа с НЕлицевой частью экономики, с активами, которые по вынужденным причинам временно находятся в тени.

В министерствах и ведомствах я пытался доказать эффективность такой работы и необходимость всем участникам рынка проблемных активов работать так же открыто и доступно для всех, но понимания не было. Проблема в том, что в открытой работе, без тумана таинственности — более низкая рентабельность работы.

Фото: Алексей Пискун, probusiness.io
Фото: Алексей Пискун, probusiness.io

Когда про предстоящий аукцион по продаже таких активов знает только редакция газеты, где выходит это объявление и те сто, человек которые прочитали эту газету (и которых аукцион не интересует в принципе), тогда лот может выкупить совсем недорого посредник. А потом продать его — получив неплохую прибыль. Но эта прибыль пойдет не кредиторам, а посреднику. Что в принципе законно, но не совсем справедливо. Именно поэтому появление нашей компании, нашего сайта — а с ним и доступной информации — многим не понравилось. Конкуренты были категорически против.

Прошло несколько лет, прежде чем нас стали ставить в пример и требовать от других размещать информацию на сайтах. В итоге мы добились своего. Польза для рынка была явная. Залоговое имущество стало продаваться дороже, чем раньше — и именно благодаря доступности и открытости информации. Кредиторы стали получать больше денег, рынок начал трансформироваться, становиться более цивилизованным. Но пока сайт оставался лишь информационной площадкой — аукционы по-прежнему проводились офлайн.

Переход к онлайн-аукционам

Необходим был следующий, совершенно логичный и последовательный, шаг — перевод продажи данных активов в онлайн-аукционы. Еще в 2011 году это выглядело фантастикой.

Я внимательно следил за процессами в этой сфере у наших соседей, в России и Украине. Они уже тогда опережали нас на несколько лет. Не менее, чем на пять. У них уже тогда были электронные аукционы: 35 электронных площадок, из которых только две государственные, масса прочей доступной информации. Этот путь был совершенно предсказуемым и для нас, более того, он был единственным для вывода из тени данных процессов.

Фото с сайта: vladtime.ru
Фото с сайта: vladtime.ru

Речь не только о заложенном имуществе, речь о всех стадиях жизни залогов. Сначала это залог банка, потом его арестовывает судебный исполнитель, потом им может распоряжаться ликвидатор, потом управляющий по банкротству. Есть активы, которые до превращения в деньги проходят все четыре жизненных цикла, другие один или два. Мы работаем с проблемными активами во всех стадиях — до окончательного возврата актива в экономическую, вторую или пятую жизнь. Польза двойная: с одной стороны, кредиторы получают возврат денег, с другой — актив снова приносит пользу для людей и государства. Не важно что это. Станок, машина, бульдозер, склад — все должно работать. Важна доступность и открытость информации. Это позволяет сократить сроки продажи и повысить стоимость данного актива, как минимум до рыночной.

Продажа залоговых активов с электронного аукциона казалась мне самой справедливой и открытой, проверенной с практической точки зрения в соседних государствах, исключающей пресловутый «человеческий фактор», удобный для большого числа участников из разных регионов.

Но у нас была недостаточной законодательная база. Самая сложная ситуация сложилась в реализации имущества в исполнительном производстве.

В 2012 году специалисты из Высшего Хозяйственного Суда Беларуси, оказались самыми современными и дальновидными из всех ведомств: вызвали меня и спросили, могу ли я сделать электронную площадку для продажи активов? И я не задумываясь ответил «Да!».

Правда, позднее был выбран другой путь. ВХС решил сделать сначала свою площадку, но с моим непосредственным участием. Их специалистами дорабатывалась правовая база, совместно выверялось положение об электронных торгах в исполнительном производстве, создавался ресурс, максимально открытый и доступный для непрофессиональных участников интернет-аукционов, но с достаточной долей ответственности с обеих сторон (организатора и участника аукциона).

Нужен был продукт для покупателей недорогих автомобилей и оборудования, для единичных сделок — то, что совсем не похоже на тендеры и государственные закупки или на Белорусскую универсальную товарную биржу.

Этот тот редчайший случай, когда государственный орган совместно с частным бизнесом занимался настоящим инновационным продуктом и продукт был сделан успешно.

Таким образом, в 2013 году существовало две аналогичные электронные площадки для проведения интернет-аукционов в исполнительном производстве: Высшего Хозяйственного суда и наша. А после судебной реформы осталась только одна — наша.

Фото с сайта life4health.ru
Фото с сайта life4health.ru

В 2013–2014 году мы значительно усовершенствовали ее: появилась возможность проведения аукционов не только в исполнительном производстве, но и в процедурах банкротства и ликвидации. И на протяжении нескольких лет мы были единственной уникальной электронной торговой площадкой, опередив в развитии все министерства и ведомства в этой сфере. Только в 2017 госорганы вынуждены были вернуться к этому вопросу.

Отмечу, что и госструктуры в последние годы начали понимать важность интернета. Многое делается для развития сайтов, онлайн-сервисов. Хотя это все равно не быстрый процесс и не везде он движется с одинаковой скоростью. Все еще можно, к сожалению, услышать «у нас нет е-мейла, сбросьте нам факс», а на вопрос «на каком сайте можно подробнее посмотреть вашу продукцию?» — «приезжайте к нам на производство».

О «трудностях перевода»

Примерно через год после запуска электронной торговой площадки стало понятно, что она может быть рентабельной.

Хотя, конечно, нужно понимать, аукцион — не самый удобный способ приобретения того, что вам необходимо сейчас и быстро. Но самый прозрачный. А продажа имущества в банкротстве именно с аукциона — это требования Закона о банкротстве. Учитывая сложность этой процедуры и количество недовольных сторон — требование справедливой и обоснованное.

Но необходимо понимать контингент участников данных аукционов. Биржевых брокеров и прочих продвинутых пользователей, имеющих опыт участия в онлайн-тендерах или европейских и американских онлайн-аукционах, — меньшинство. В основном это обычные покупатели.

Когда вы продаете разукомплектованный трактор МТЗ 1985 года за 800 рублей и позвонившему вам фермеру говорите, что для приобретения надо поучаствовать в аукционе, примерно половина кладет трубку. Вторая половина отсеивается на словах «это электронный онлайн-аукцион».

Мы боремся с этим, пытаемся повышать компьютерную грамотность своих клиентов, объясняем то, что иногда кажется очевидными для школьников, но понятно не всем взрослым. И при желании люди быстро учатся — и дальше без проблем принимают участие в наших аукционах.

Что касается наших результатов: с момента основания «Белреализации» компания выросла по оборотам в десятки раз.

Фото с сайта beltorgi.by
Фото с сайта beltorgi.by

Без технологий вариантов у вас нет

Я думаю, что у крупных торговых центров — недолгое будущее. В перспективе это склады крупных онлайн-магазинов или логистических центров экспресс-доставки «всего чего угодно».

Причин много, перечислять их нет смысла. Основная — человеческая лень! Она движет большинством разработок в мире. Она подчиняет себе передовые технологии. Огромное количество приложений направлены на возможность все делать в смартфоне, не вставая с дивана. Над полетами в космос и созданием роботов, электромобилей и дронов тоже работают — но эти настоящие герои в меньшинстве.

В работе нашей ЭТП еще много недостатков. Есть куда стремиться, над чем работать. Но у меня есть и мечта — не такая уж фантастическая.

В перспективе мне бы хотелось иметь дронов, управляемых участниками аукционов. Чтобы они могли облетать любой из продаваемых нами лотов, пролезать в любую щель машин, тракторов и оборудования, облетать продаваемую недвижимость — и передавать изображение клиенту.

И чтобы после аукциона такие же дроны, только гораздо больше, доставляли лоты победителю. Бесплатно и в любое удобное для клиента место.

Я не могу представить, каким бизнесам не нужны современные технологии. Если вы хотите развиваться и продавать свои услуги или результат своего труда по справедливой цене — у вас нет вариантов.

Альтернатива тоже возможна. Если, скажем, фермер выращивает красивые огурцы и помидоры, успешно продает их на районном рынке и ему этого достаточно — это тоже хорошо. Или предприниматель делает своими руками красивые стулья и столы и продает знакомым «по доступной цене» — пусть на здоровье продает.

Но! Таким людям нужно объяснить, что их столы и огурцы можно попробовать продать намного дороже. Более того, не надо никуда ходить — к вам приедут и заберут ваш товар! Пользуйтесь интернетом. Внедряйте технологии. Учитесь и пробуйте. Берите и делайте!

И я постоянно учусь, посещаю многочисленные деловые события. Чтобы зарядиться оптимизмом; понять, куда движется рынок (в том числе рынок онлайн-торговли); как работают крупные корпорации; как они видят будущее и как конкурируют в своей сфере; куда инвестируют крупные инвесторы и почему. Этого я жду и от крупнейшего форума HI-TECH NATION, который скоро состоится в Минске. Я не могу это пропустить.

Подпишитесь и читайте нас в Facebook!

Подписывайтесь на наш канал в Telegram!
telegram.me/probusiness_io

Комментарии

Войдите, чтобы оставить комментарий

Платный контент

20160801
Подпишитесь на рассылку «Про бизнес»